::   На главную   ::   Издательство   ::   Новинки   ::   Журнал   ::   Библиографии   ::   Рецензии   ::   Анонсы   ::   Е-книги   ::   Блог   ::   Ссылки   ::   
Тат твам аси Ritambhara

Библиотека / Журнал "ЙОГА"


Интервью с Анжелой Фармер и Виктором ван Кутеном

Рубрика журнала: Слово Мастера

Как-то, находясь в гостях у подруги, известного преподавателя йоги, я в очередной раз просматривала ее коллекцию видеокассет по йоге. Практиковала я на тот момент года полтора, и это означает, что вопросы мои только росли и росли. Среди множества видео Андрея Сидерского и пары кассет по Аштанга Виньяса йоге меня заинтриговала кассета с названием "Раскрытие женственности" Анжелы Фармер. Мне сказали, что у нее учился Сидерский и здесь все плавно и мягко. Но суть кассеты оказалась совсем не в плавности и мягкости. Для меня это видео стало поворотным моментом. Будто каждой фразой Анжела отвечала на все те вопросы и сомнения, которым я не позволяла говорить за себя. "Я хочу увидеть ее. Мне просто необходимо попасть к этому учителю", - подумала я. Тогда это казалось лишь несбыточной мечтой… но все мечты должны когда-то осуществляться. Так черед этой настал в этом году. Анжела и Виктор пригласили меня принять участие в их ежегодном семинаре на острове Лесбос в Греции, куда я и отправилась в мае… Рассказать о путешествии в двух словах невозможно, а о семинаре и тем более. Одно могу сказать наверняка: я всегда буду им благодарна, какой бы стиль йоги я в дальнейшем ни практиковала. За что? Полагаю, последующее интервью даст ответ на этот вопрос...
Вопрос: Когда и почему вы начали практиковать хатха йогу?
Виктор: Впервые я стал заниматься йогой, когда мне было 12 лет. Я нашел небольшую книгу по спортивной йоге (Есудияна) на ковре у папы, вышел с ней в сад (был август, и на улице стояла жаркая погода) и попробовал выполнить позы. Позже я отложил книгу в сторону и больше не возвращался к йоге, пока мне не исполнилось 26 лет. Тогда я был профессиональным художником… пытался быть, я зарабатывал этим на жизнь и проводил все время за рисованием. В результате мое тело стало очень слабым. У меня начала болеть поясница, скорее, я чувствовал в ней жуткую усталость. И я вспомнил о той маленькой книжке. Мне захотелось снова заниматься йогой. Я обратился к женщине, которая только что вернулась из Индии и рассказывала о пользе йоги. Я начал заниматься с ней.
Это было в Голландии?
Виктор: Да, это было в Голландии, где я родился и вырос. Затем она уехала, оставила меня своей ученице. Когда она вернулась из Индии во второй раз, она поехала в Лондон, а затем спросила меня, почему бы мне не поехать в Лондон на занятия Айенгара. Так я стал учеником Айенгара, а позднее продолжил как учитель сам. Чего я, вообще-то, никогда не хотел, так как мечтал стать профессиональным художником. Но жизнь сделала меня учителем.
А вы, Анжела?
Анжела: Я помню, что когда-то давно, еще в детстве, я была уверена, что в мире существуют некие упражнения, которые задействуют каждую часть моего тела. Я не знаю, почему я так думала, но это походило на ясное видение, что где-то такое существует, и я очень хотела это найти. Тогда я этого, конечно же, не находила. И лежа вечером в постели, я пыталась двигать каждым пальцем руки и каждым пальцем ноги, каждой частичкой своего тела. Много лет спустя я стала преподавателем физической культуры. Когда мне было около тридцати… Я читала о йоге до этого и меня она очень завораживала. Но и помнила о том, что учитель появляется, когда готов ученик. Так что я думала, что просто подожду и посмотрю, что будет происходить. Когда же мне было около тридцати, я нашла учителя. В то время их было не так много, как теперь - всюду, на каждой улице. Дело было в Лондоне. Многие тогда думали, что йога - это нечто необычное: левитация или сидение на гвоздях. Однажды друг сказал, что он нашел учителя. Меня это очень заинтересовало, так что я сразу направилась посмотреть, что представляли из себя занятия. И это выглядело очень знакомо, я чувствовала это глубоко внутри. Я присоединилась к группе. Ту женщину звали Дайана Клиптон. Она была очень милой женщиной, прекрасным преподавателем и училась у Айенгара. Он приезжал в Лондон раз в год. Его приглашал в Лондон знаменитый скрипач, которому он помог решить серьезные проблемы с телом. Позже он помог Айенгару приехать в Лондон, организовав для этого небольшую группу студентов. С нее и начала Дайана Клиптон. Я прозанималась с ней несколько месяцев. В общем, я полагала, что это должно быть проще: мое тело ощущало практику как тяжелое занятие. Но я не теряла вдохновения, потому что практика все же находила резонанс где-то глубоко во мне. Однажды Дайана предложила нам (тем пяти ученикам, которых она называла старшими, остальные же были ее малышами) посетить занятие Айенгара, который должен был в очередной раз приехать в Лондон. Так я встретила Айенгара и начала заниматься под его руководством.
И вы прозанимались с ним достаточно долгое время?
Анжела: В то время это происходило следующим образом: он приезжал в Лондон и проводил где-то 6-7 занятий. Его занятия были очень динамичны... Я когда-то занималась современными танцами и другими видами физической активности. Но я всегда пыталась найти то, что стояло за движением. И практика йоги казалась мне более глубокой, чем танец. Именно поэтому я начала ей заниматься. Мне показалось, что Айенгар обладает тем видением, которого я прежде не встречала. Это очень меня заинтриговало. Проведя несколько занятий, он уезжал и оставлял нас на самих себя на остаток года. Таким образом мы учились на протяжении нескольких лет. В результате мы много практиковали сами. Сейчас люди могут пойти на занятия, хоть два раза в день, если захотят. Но я думаю, что это сыграло важную роль, ибо научило нас быть самостоятельными и бороться со своими собственными проблемами. Я была уверена, что если прозанимаюсь с ним год, то смогу больше проникнуть во внутрь. На тот момент для меня две вещи играли главную роль в жизни, когда одна из них рухнула, осталась только йога. Я поняла, что терять мне нечего и отправилась в Индию. На тот момент я прозанималась с Айенгаром в Лондоне около 4 лет. Я провела у него 3 месяца, а после путешествовала по Индии в течение 4 месяцев.
И это изменило что-то.. в вашей практике?
Анжела: Когда я попала в Индию, произошло несколько событий. Во-первых, человек за которого, как я полагала, я выхожу замуж, нашел кого-то другого. Во-вторых, учитель, на которого я так много проецировала и надеялась, оказался обычным человеческим существом. Я потеряла всякую надежду в жизни. В любом случае, я продолжила заниматься у Айенгара. Я пробыла у него около 3 месяцев. Мы занимались в крошечной комнатке, так как тогда у него еще не было института, а был лишь маленький дом. Редко случалось, что у него на занятиях было больше 5 человек. В один день он бил меня, физически или психологически, и я ощущала себя опустошенной, никчемной, а на следующий день он возвышал меня, так что я начинала верить, что могу летать. Такое своеобразное преподавание с помощью кнута и пряника. Это было большим вызовом. Я любила вызовы, и мне нравилась Индия. Затем я просто путешествовала по Индии. Я ничего не искала, но именно тогда я получила много от других йогов, которые встретились мне. Очень глубокие опыты, которые я не забуду никогда.
Виктор: Я был таким глупцом, что в Индии ездил только в Пуну. Возможно, еще Бомбей… по дороге в Пуну. Я очень хотел глубоко понять Айенгара и его преподавание йоги; что-то внутри подсказывало, что я должен принять его как своего учителя, чтобы узнать не то, чему он мог меня научить, а то, чему он меня научить не мог. Для этого нужно было полностью погрузиться в его учение и стать его близким учеником. Я до сих пор познаю все то, чему научить невозможно… открываю это ежедневно… Я думаю, дело было в авторитарности и слепом следовании за ним, которого он требовал… Я полагаю, что необходимо доверять своему внутреннему гуру, о котором говорит Кришнамурти, именно он тогда очень вдохновлял Аейнгара. Но потом Аейнгар стал сам занимать позицию гуру, требовал полного подчинения от своих учеников, не оставляя места для самоисследования и познания. Вначале он очень вдохновлял нас, и меня и Анжелу, он оказывал очень мощное воздействие на мое сознание, и это было поистине ценно. Для меня очень дорого чувство вдохновения, но не подавления… Он вдохновлял меня больше концентрироваться на ощущениях и искать, исследовать, но только не в классе, где он настаивал на слепом подчинении. Все же я оставался в классе, зная что потом у меня будет время для собственных ощущений.
Каким же образом вы стали развивать свой собственный стиль?
Анжела: Он действительно очень, очень вдохновлял нас, как сказал Виктор. К сожалению, в своем преподавании он использовал страх. Он считал это необходимым, говорил, что без использования страха невозможно научить чему-то. Я же ощущала, что чувство страха сжимает меня изнутри. Я чувствовала, что из-за страха я не могу полностью отдаться этому процессу, что мое обучение было бы более плодотворным, если бы не было страха, если бы меня перестали бить, кричать на меня и постоянно говорить, что я все делаю неправильно. Но мы все старались. Я поняла, что для этого метода есть свои причины. Многие из нас испытывали страх, унижение, побои еще в детстве. И эти травмы, боль остаются где-то глубоко внутри. Получая травму, испытывая унижение, боль, мы зажимаемся внутри, зажимается тело, словно мы его теряем, определенные участки как бы теряют свою чувствительность. Подсознательно мы начинаем искать еще больше боли и унижения, так как это единственный способ хоть что-то чувствовать, потому что нам этого очень не хватает. Но вернуться к ощущениям нам необходимо, вернуться назад, проходя своего рода терапию, связанную со страхом и унижением, когда мы по крайней мере можем увидеть этот страх и вернуть ощущения. У меня ушло много времени на то, чтобы понять это. Я очень ценю все те изменения, которые произошли со мной благодаря прежней практике: мое тело стало сильнее, я стала чувствовать себя увереннее, но я отгораживалась от других людей и от ситуаций, которые возникали вокруг. Приезжая назад домой из Пуны, лишь по прошествии недель ко мне возвращалась возможность чувствовать запахи, слышать звуки, видеть разноцветные цвета. Тот фактор страха так сильно сковывал меня, что я теряла свою чувствительность. Я поняла, что внутри я совсем не менялась, если такое происходило и уходило все глубже и глубже. Я обращала внимание на людей, которые практиковали подобным образом дольше, чем я, возможно, с ними все было в порядке, но меня они не вдохновляли. В простых жизненных ситуациях, как, например, на овощном рынке, особенно в Индии, смотря на женщин, я находила нечто большее. Я не знала, что именно я ищу, но в них было столько спокойствия, они излучали чувство внутреннего комфорта. Я знала, что существует другой способ практиковать йогу, не такой тяжелый, но я полагала, что это только из-за того, что я просто лентяйка. Так что я работала усерднее и усерднее, в Индии и по возвращению из Индии, я все продолжала работать усерднее, занятие за занятием и дома, в конце концов я поняла, что для меня это не работает. Я ценю Айенгара за все то, что он мне дал, но особенно за то, что я знала, что должна найти другой способ открыть ту часть самой себя, которая находится очень-очень глубоко внутри.
Виктор: Я родился в протестанско-католическо-еврейской семье. Мой дед был русским евреем, моя мать исповедовала реформистский протестантизм, а отец был католиком, поэтому я был достаточно свободен в этой области, мог сам делать выбор. Я полагаю, меня все время мучил некий религиозный голод, вопрос, кто сотворил этот восхитительный мир и зачем. Именно этот великий голод привел меня к медитации еще в раннем возрасте, чтобы проникнуть на уровень тех ощущений, которые я не мог воспринять глазами. Меня очень заинтересовала медитация, и в то же время я начал практиковать йогу Айенгара. Еще было искусство, то есть все три метода познания мира. Многое изменилось, когда Айенгар, пытаясь раскрыть верхний отдел спины, сломал мне позвоночник, что привело к параличу тремя днями позже. Я не мог ничего делать, и мне необходимо было принять абсолютную пассивность, лежать на спине и чувствовать. Из этого опыта родилось новое отношение к трем гунам, которые я теперь воспринимал как равные по своим качествам. Обычно тамас воспринимается как отрицательная сила, как лень и негативное влияние. Но, будучи парализованным и находясь полностью в руках тамаса, я узнал много больше, чем из практики йоги активного действия. После этого я больше не мог следовать учению Айенгара. Я был счастлив присоединиться к Анжеле, к ее более женственному подходу. Она в то время считалась последователем Айенгара, но уже тогда делала что-то отличное от йоги Айенгара. Я был рад забыть обо всех выравниваниях и познавать свои ощущения.
То есть понимание того, как тело действует, как оно связанно с сознанием, к вам пришло после долгих лет практики?
Виктор: Нет. Этот процесс продолжается и сейчас. Тогда поворотный момент заключался в том, что "слушать" стало более важным, чем "делать". Айенгар же всегда был великим "деятелем", он очень активен, но не умеет слушать. Многие, кто практикуют с Айенгаром, не понимают истоков практики. Когда же меня парализовало, я лежал на спине и слушал, тогда я начал понимать, откуда черпается практика и самого Айенгара в том числе, только мне потребовалось больше времени. Естественно, это изменило мое преподавание, так как я не мог учить того, чем не являюсь сам, то есть его развитому стилю. Тогда же я осознал, что мы никогда не должны создавать своего стиля, как-то называть движения. Иначе теряется сама суть любой религии - проникновение вглубь нашей сущности.
Анжела, а вы когда-нибудь пытались следовать какому-то религиозному учению, как индуизм, буддизм?
Анжела: Я выросла в христианской семье, моя мать была очень религиозна, мы регулярно ходили в церковь. В возрасте 7-11 лет у меня стали появляться вопросы. У меня было сильное религиозное чувство; когда бы я ни пришла в церковь, я ощущала его и желание раскрыться этому чувству дальше. Но все те формальности церкви, слова, которые там произносились, они будто прибивали меня к земле, я чувствовала себя растерянной, меня наполняла злость. Однажды я села на лошадь и направилась прочь от всего, ближе к природе, чтобы просить о помощи. Внутри меня что-то говорило, что существует нечто, называемое Богом, ничего больше я не знала. Меня всегда очень притягивала религия. Есть люди, которые следуют определенной религии, и я думаю, что это замечательно: выбрать путь и иметь абсолютно ясное представление о нем. Но мне всегда было необходимо прислушиваться к своему внутреннему голосу, это не было в прямом смысле слова голосом, скорее, какой-то зов, я ощущала, как вся природа открывается мне, и все, что я читала, становилось правдой, не важно, к какой религии относились эти слова. Не важно было, следовала ли я определенно форме или нет, это даже могло ограничить опыт. Я танцевала с суфиями, и мне очень это нравилось. Я делала это на протяжении 7 лет и ощущала танец как молитву, молитву, в которую было вовлечено все мое тело. Я очень хотела, чтобы практика йоги ощущалась подобным образом. Но она была настолько формализована, нам всегда говорили, что делать (как в церкви), и в душе не было чувства свободы.
Но вы встречались с Далай Ламой, ездили в Тибет?
Анжела: Да, когда я искала своего рода новый подход к йоге. Но Далай Лама был тогда в ритрите, я говорила с его "секретарем", с одним Ламой. Он хорошо понимал мое положение. Я сказала, что хочу учиться настоящей пранаяме, и он посоветовал мне одного учителя. Когда мы впервые встретились с ним, он попросил показать, что я практиковала. Я старалась быть на высоте, показывая пранаяму, которую мы делали с Айенгаром. За восклицаниями "ой-ой" последовал ответ, что все неправильно. И мы начали с самого начала. Я ощущала некое смятение, все, что я видела, - это бесконечные коридоры, библиотеки и классы. Место занятий было потрясающим: горы, заснеженные горы с правой стороны, тибетские храмы… сквозь это окружение послышался голос: "Сиди спокойно, твой учитель внутри тебя". Я услышала его. Конечно же, я всегда знала это на интеллектуальном уровне, но теперь я действительно почувствовала это. У меня появилась уверенность, что пора остановить свой поиск. После этого все, что мне было необходимо, приходило ко мне, чтобы я могла сделать новый шаг, все происходило само собой.
Я также обратила больше внимания на женскую часть, о которой раньше даже не задумывалась. В нашей религии Бог был мужчиной, все знания исходили от мужчин, все великие учителя были мужчинами, а женщина всегда была ниже. Так что сначала нужно было стать мужчиной, чтобы дойти до всего этого. Я представляла, что стать йогином можно, только будучи мужчиной, сидя в пещере высоко в горах. Я поехала на побережье, чтобы просто отдохнуть. Там был замечательный храм, украшенный женскими статуями. Он очень вдохновил меня, образы этих женщин выглядели такими красивыми! Хотя у них были круглые формы и смотрелись они очень чувственно, в них было что-то духовное, что передавали даже вырезки из камня, которые переливались в лучах солнца. Это очень изменило меня, дало возможность увидеть другое направление и все же продолжать делать то, что я делала прежде. Другое событие, которое изменило мое отношение к практике, - это автокатастрофа, после которой мне пришлось лежать на спине в течение нескольких дней. До этого я воспринимала пранаяму, как набор формальных дыхательных техник. У нас были кассеты Айенгара, мы собирались в 6 часов утра для практики. Мы дышали, меняя ноздри, стараясь удлинить задержки… практика была достаточно интенсивной. Но когда я лежала на спине, я ощутила, что мое дыхание удлиняется и углубляется. Чувство было настолько необычным, что я взяла часы и заметила, что проходили одна, две минуты, а я делала только вдох. И это не требовало никаких усилий, как прежде. Это полностью изменило мое понимание дыхания и пранаямы. Я стала более заинтересована в том, откуда пришли эти техники, почему люди развили именно такие упражнения. Для этого нужно погрузиться глубже, слушать, и тогда альтернативное дыхание можно выполнять без помощи рук, но пользуясь более глубоким осознанием работы каналов тела, позволяя им очиститься. Наблюдать, как другие дыхательные упражнения рождаются из расслабления, например бхастрика. Когда что-то отпускает вас, тело начинает трястись, это хороший знак, значит, мы освобождаемся от чего-то. То же самое и с асанами. Можно просто их выполнять. А можно открыться энергетическим каналам в теле и наблюдать, как энергия течет, как тело реагирует на ее течение, тогда движение рождается из состояния глубокой медитации, и все части тела начинают двигаться в направлении движения энергии, возможно, принимая формы, похожие на асаны. Но если мы делаем асану, думая прежде всего о совершенстве формы, мы зажимаем свое внутреннее пространство, энергию, которая рождает движение.
Виктор, тебя повсюду окружает Ганеша... Он на майках, сумке, в зале, в книгах. Как тебе удалось так с ним сблизиться?
Виктор: Не знаю, Ганеша по той или иной причине очень мне понравился. Я даже не могу сказать точно почему.
Анжела: Ты просто его воплощение (смеется).
Виктор: У меня тоже достаточно объемное тело, мой нос правда не такой длинный, как у него… Возможно, есть еще что-то на более глубоком уровне… Так как он - это тот преобразователь, который превосходит и открывает путь религиозным искателям к Богам, к высшим существам, к высшим проекциям нас самих. Он всегда рядом. Он особенно близок к своей матери, то есть он защитник женского аспекта. А для меня это особенно важно, так как именно женский принцип творит жизнь. Если, будучи человеком, ты действительно хочешь искать, тебе необходимо успокоиться (come down) и погрузиться внутрь себя, сблизиться со своей женской стороной. Я думаю, именно по этой причине я учу вместе с женщиной, разумеется, не с какой-то там женщиной… Но нам приходиться обсуждать что-то как учителям, это учит нас слушать, а затем говорить, слушать, а затем говорить… Конечно же, когда мы говорим, мы также слушаем самих себя, хотя кто-то слушает, а кто-то нет (смеются). В итоге это учит нас одновременно отдавать и получать. Что мне особенно нравится в Ганеше - то, что у него молодое тело, но взрослое сознание. Он мудрый слушатель, который видел мир, но он обладает силой молодого сильного мальчишки. Его отец отрубает ему голову (повезло пацану) и дает ему голову старого слона. В этом содержится очень сильная символика: возможно, мир животных может дать больше ответов, чем мир людей… В йоге это отражается во всех позах, которые так похожи на позы животных. Так как сознание тела для йога более важно, чем просто интеллектуальные умозаключения упертого сознания.
Многие полагают, что ваш стиль, который говорит о женском аспекте, о женской стороне, подходит для женщин, но не для мужчин. Что вы думаете по этому поводу?
Виктор: Изначально практика йоги в Индии была предназначена для развития женской стороны в мужчине. Но на Западе йогу практикуют в основном женщины. Может быть, потому что все больше и больше женщин становится мужеподобными, активными, равными мужчинам, так что и им теперь необходимо искать свою женскую сторону. Мы можем проникнуть на более глубокие уровни творения только через женскую сторону, но не через мужскую.
Анжела: Женская сторона - это раскрытие себя самого, своей истинной сущности, а не просто возложить на себя нечто сверху и пытаться соответствовать этому.
И это касается как женщин, так и мужчин?
Анжела: Точно.
Андрей Сидерский очень популярен в России, и он всегда упоминает вас как его основных учителей. Какие у вас остались воспоминания о нем?
Анжела: Мы очень тепло к нему относимся. Он приезжал в Грецию два раза. Он очень щедрый, добродушный и талантливый человек. Виктор относился к нему как к брату. Не знаю, что он получил от наших занятий, наверное, это личное дело каждого. Но мы уважаем его.
Какие книги по Хатха йоге вы находите наиболее важными?
Анжела: Наиболее важная книга - это книга самопознания, внутреннего исследования. Иногда ты читаешь книгу и находишь какую-то невероятную фразу, но в конце концов ты все равно прислушиваешься к своему внутреннему голосу, к тому, что происходит внутри, только тогда открывается настоящая правда (истина).
Виктор, а вы как считаете?
Виктор: Когда-то - это была книга про Дональда Дака, а теперь, как сказала Анжела, внутренняя книга, открывающая твое собственное сознание и все те споры, которые имеют место внутри. Все остальные книги просто для развлечения. Некоторые могут подарить огромное вдохновения, какую-то идею...
Анжела: Я полагаю, что каждая книга, особенно духовная литература, обладает потенциалом, который может помочь нам вернуться к себе самим. Они всегда метафоричны, иногда достаточно одного предложения, слова. Если же читать слишком много, то можно попасть в сети интеллекта, и будет казаться, что мы все знаем, хотя в действительности, на практике, это знание не стало нашим внутренним знанием, потому что оно не проявляется в наших действиях. И это создает некое смятение. Нас всегда окружают книги, и я полагаю, что нас притягивает книга, или нам дают именно ту книгу, которая нам нужна в данный момент. Если у вас есть такие старые книги, как Библия, Бхагават Гита или суфийские стихи, например, когда вы чувствуете себя растерянными, вам не хватает вдохновения, откройте одну из них, и, наверняка, первая же строчка даст вам ответ, вернет к вашей внутренней сущности, а именно там нам нужно находится.
Виктор: Я когда-то изучал "И-Цзин". Учение Дао было всегда очень мне близко. Что касается остальных... Библия казалась очень удручающей; интересной, но вгоняла в тоску.
Сейчас я сам пишу книги, хотя в них больше рисунков, так как я ощущаю, что только текст не может выразить все. Мне нравится зарисовывать, рисовать красками. Больше всего мне нравится бывать с людьми и читать людей.
Сегодня, когда йога приобретает все большую популярность, везде появляются тренинги для учителей, которых также становится все больше и больше, как вы полагаете, какие качества наиболее важны для преподавателя йоги?
Анжела: Я думаю, сегодня каждый нуждается в любви и сострадании. Говоря же о физическом аспекте, больше всего нам необходимо понимание расслабления.
Лесбос, май 2004





вернуться к содержанию номеров журнала "ЙОГА"



Коврики для йоги (sticky yoga mat)
Йога-мат Йога-мат "SUKHASANA" OPTIMUM

Цена: 30 EURO

Книги о йоге
Йога - Сукшма ВьяямаЙога - Сукшма Вьяяма

Цена: 4.5 EURO

Книги о йоге
"Свами Вивекананда. Вибрации высокой частоты."

Цена: 3.5 EURO

Плакаты и календари
Календарь на 2008Календарь на 2008

Цена: 17 EURO

Книги о йоге
"Свет жизни: йога"

Цена: 8 EURO

Книги о йоге
«Аштанга-йога. Полное пошаговое руководство»«Аштанга-йога. Полное пошаговое руководство»

Цена: 13.5 EURO

Книги о йоге
"Гхеранда Самхита"

Цена: 3.75 EURO

DVD
Доктор Мунусами Мадаван Доктор Мунусами Мадаван "Семинар по Пранаяме"

Цена: 30 EURO

Йогические журналы
"ЙОГА" #4 - 2007

Цена: 4 EURO


   ::   На главную   ::   Все для йоги   ::   Фотогаллерея   ::   Библиотека   ::   Мероприятия   ::   Ссылки   ::   Форум   ::   Контакты   ::

All rights reserved. © 2000-2018 МЦСИТ "Ритамбхара".
Contact us: mnk108108@gmail.com

Рейтинг@Mail.ruRambler's Top100