::   На главную   ::   Издательство   ::   Новинки   ::   Журнал   ::   Библиографии   ::   Рецензии   ::   Анонсы   ::   Е-книги   ::   Блог   ::   Ссылки   ::   
Тат твам аси Ritambhara

Библиотека / Журнал "ЙОГА"


Интервью с Гуруджи

Рубрика журнала:

Ниже мы предлагаем вам текст интервью, взятого несколько лет назад Габриеллой Джубиляро у Б.К.С. Айенгара и случайно найденное в закоулках интернета


ГД: Люди не могут смотреть на вас без восхищения, в свои восемьдесят лет вы по-прежнему полны здоровья, энергии, жизненной силы и духа. Это лучшее свидетельство того, как йога повлияла на вашу жизнь. Не могли бы вы рассказать о том, как с годами менялась ваша практика, в тридцать, сорок, пятьдесят, шестьдесят и семьдесят лет?

Гуруджи: Развитие практики происходит по мере того, как тело и ум становятся более утонченными. Утонченный ум обладает огромным интуитивным пониманием, которое дает возможность совершенно иначе видеть и практиковать йогу. Начиная с этой стадии, внутреннее тело и ум стали более внимательными, отлаженными и тонко организованными, чем раньше. В возрасте тридцати, сорока и пятидесяти лет я был в поиске, изучении своей практики, я привносил недостающие пункты и связи, способствующие развитию познавательных способностей ума в асане, а также в движениях тела, и дыхания. Я изучал недостающие захваты, изменял их вариации, при этом каждый раз измеряя соотношение правильного и неправильного напряжения в теле. Это можно описать, как блуждания тела в блуждающем сознании. Этот процесс длился годами. Иногда мне удавалось свести напряжение к нулю. Я развил это состояние, и оно стало неотъемлемой частью моего сознания.

Никто не объяснял мне, как следует изучать асаны и пранаяму, чтобы стать совершенным садхакой. Мне пришлось изучать понятие асаны, пользуясь доступными мне объяснениями, движением вдоха и выдоха, вибрациями и колебаниями.

У тела свои механизмы, а ума — свои. У тела есть свое собственное сознание. Я должен был вывести на поверхность это скрытое сознание, чтобы ум смог на нем сосредоточиться. Это называется языком тела и ума, но я не думаю, что будет правильным использовать подобную терминологию по отношению к сознанию тела. Язык тела — это внешняя экспрессия, язык ума — это внутренняя экспрессия. Сознание тела и сознание ума, интеллект притираются друг к другу. Это неизученный феномен, только практикующие йогу могут понять его. Поэтому есть большая разница между языком тела и сознанием тела. Язык тела — выражение поражения или успеха, в самом начале именно он присутствовал в моих выступлениях. Язык тела — это разновидность работы на публику или шоу. Во время публичных выступлений я использовал его, чтобы каждая часть тела могла выразить себя самостоятельно. Именно это называют языком тела. Вы можете называть это эгоизмом тела. Выражая телесное эго, я чувствовал, что есть еще что-то большее, чем культ или язык тела, и это ментальное качество тела. Я называю это физиологической экспрессией. Я не знаю, есть ли для этого специальный термин, мне сложно объяснить этот момент. Содержимое — ум, эго, сознание и самость, как и содержащий их сосуд — тело, должны работать в унисон, чтобы выражать себя вместе как единое целое.

Каждый знает, что тело — это материя. Наша древняя наука утверждает, что ум — это тоже материя. Если тело — это грубая материя, то ум — это тонкая материя. Прошло много времени прежде, чем я на практике осознал это различие материи. Очень просто говорить о подобных вещах, но испытывать их в каждом моменте садханы очень сложно. Эти различия выходят на поверхность, когда напряжение в асанах сводится к нулю. Сейчас я говорю, что моя физическая, ментальная и сознательная зрелость находятся на одном уровне, когда я делаю одновременно асану, пранаяму и дхьяну.

Иногда человек обладает интеллектуальной зрелостью, но тело не отвечает, не посылает сигналов о правильности или неправильности действия в каждой конкретной точке. Когда сигналы начинают исходить от сознания тела и сознания ума одновременно, я могу сказать, что к этому человеку пришла (или установилась в нем) гармония действия и восприятия. Если давление руками, которое рассматривается, как чисто физическое действие, неравномерно, внутренний баланс ума также нарушается. Я не мог выразить эти ощущения взаимосвязи между неравномерным давлением в теле и в уме в ранние годы своей практики.

Две автоаварии, в которые я попал в 1979 году, во многом ограничили мои движения. Если бы этого не случилось, я, возможно, проник бы в свое внутреннее тело гораздо глубже, с легкостью и комфортом. Для меня внутреннее тело — это то, где заканчивается физико-физиологическое тело и начинается ментальное. Это мое внутреннее тело и внутренний ум. Я могу легко чувствовать органическое тело, но за пределами органического тела, внутри тела находится пустое пространство, и требуется огромная дисциплина, огромное внимание и наблюдательность, чтобы проникнуть в это пустотное пространство. Наблюдая, нужно снова и снова внимательно обдумывать каждую поправку, чтобы она не внесла дисбаланс в другие части, которые уже находятся в восприимчивом состоянии «нулевого» действия.

Возможно, я бы совершил невероятный скачок вперед, если бы не эти несчастные случаи. Иногда судьба играет с нами и пытается помешать практике и достижению намеченных целей, заставить нас отказаться от дальнейших усилий. Судьба почти принудила меня бросить практику, так как движения причиняли невыносимую боль. Благодаря своей огромной силе воли я не сдался. После аварий мне пришлось начать все с самого начала и упорно продолжать заниматься йогой. Я сменил инструментарий и заменил шины. Мое внутренне тело все еще болело, но воля была моим зажиганием, и я работал над тем, чтобы победить слабость в поврежденных частях тела. Даже в возрасте восьмидесяти одного года, я могу уверенно сказать, что я добиваюсь наилучших из возможных результатов. Только что вы сказали, что я в очень хорошей форме. Раньше хорошее состояние поддерживалось за счет физического плана, который я использовал с невероятной интенсивностью.

Сегодня мое хорошее самочувствие обусловлено не физическим, а ментальным и интеллектуальным планом. Вполне естественно, первым разрушается тело, разрушается материя, и грубое тело разрушается прежде, чем тонкое тело. Когда грубое тело продолжает разлагаться, ум сдается. Чтобы сохранить тонкий настрой ума, мне необходимо настраивать и поддерживать грубое физическое тело, обращаясь для этого к каждому волокну моего тела, дабы выразить динамическую вибрацию, присущую каждой его клетке. В данном случае источник хорошего самочувствия находится в самой силе жизни.

Обаяние — это чисто внешнее выражение тела. Моя практика йоги привнесла обаяние в мое внутреннее тело, в мои клетки, ткани, сухожилия, мышцы и органы. Это обаяние означает лишь наличие утонченной практики и опыта. Душа становится утонченной благодаря интенсивной работе с внутренним телом и умом. Я продолжаю поддерживать внутреннее обаяние, не допуская ухудшения, которое приходит с возрастом. Благодаря внутренней практике естественные процессы разложения замедляются и останавливаются. Теперь моя практика йоги направлена на то, чтобы трансформировать обаяние в великолепие.

Я не уделял внимания внешней красоте, когда болел, и из-за плохого состояния здоровья выглядел ужасно. Я уделял больше внимания внутренней жизни и внутреннему ощущению жизни, которое для меня и означает внутреннюю красоту. Сегодня, в возрасте восьмидесяти одного года, я говорю, что не думаю о своих годах, когда практикую. Сама мысль о возрасте может стать врагом вашей практики. Люди напоминают мне о возрасте, но когда я практикую, я оказываюсь за пределами моего тела и его возраста.

Как только начинаешь думать о старости, ум находит предлог для бездействия, и тело становится слабым. Когда тело начинает отказывать, я подталкиваю его к работе тем, что омолаживаю и восстанавливаю те части тела, которые менее чувствительны. Как только мой ум говорит, что мне восемьдесят один, он, естественно, сразу норовит сдаться. Тогда я больше не могу заниматься йогой. Поэтому я работаю, ищу места закрепощений, и каждый день стараюсь ослабить эти закрепощения и двигаться вперед, не думая о своем возрасте во время практики. Я храню в сердце желание работать и поддерживать чувствительность своего тела и остроту ума. Если во время практики я чувствую, как сокращается кожа моего тела, то я чувствую, как сокращается и мой ум. Если какая-то часть моего тела мало чувствительна, то я знаю, что мой ум в этой области также мало чувствителен. Вот такие процессы начинаются в этом возрасте, но лишь немногие обращают на них внимание. Я благодарен Богу за то, что он дал мне замечательный дар восприимчивости ума и тела1. Я усердно работаю над тем, чтобы сохранить это качество и сейчас, потому что природе свойственно с возрастом сжиматься. Но я не позволяю ей сжиматься, чтобы мой ум не стал маленьким или ограниченным. Если ум сокращается, сокращается и храбрость, и начинается процесс старения.

1 Геронтологи могут сказать, что не нужно думать о том, что ты стар. Пожилым людям так же советуют занимать свой ум какими-нибудь необременительными действиями. В возрасте восьмидесяти одного года заставить тело сгибаться в таких сложных асанах, как Ширшасана, Капотасана и Вршчикасана, и дольше фиксировать асану, невероятно сложно, и является настоящим вызовом. Для этого необходимы огромная гибкость, стабильность, собранность и чувство равновесия. Гуруджи говоит о смелости ума, но для других пожилых людей сложно поддерживать и смелость на телесном уровне.

Я не называю это борьбой, потому что люблю заниматься йогой. Я отмечаю двойственность, которая возникает в этом возрасте. Там, где тело говорит, что это его предел, практика йоги помогает мне преодолеть его. Видя стареющих людей, ум постоянно думает: «Зачем так напрягаться? Ты так долго был дисциплинированным. Теперь забудь все. Наслаждайся жизнью». Я отвечаю: «Нет». Чтобы быть честным перед своей совестью, я продолжаю практиковать. Даже сегодня моя цель — найти границы эфирного тела, за пределами органического. Сейчас я не борюсь, но учу свой направленный и структурированный подобно электрическому току ум сознательно двигаться по всей его территории, то есть телу. Я учусь, когда растягиваю физическое тело. Я создаю внутреннее вытяжение, которое внешние наблюдатели не могут видеть. Я направляю мое Я, саму Душу и внутреннюю сущность, близко к ее оболочке — коже. Таким образом, я поддерживаю контакт со своим внутренним телом, чтобы оно не ощущало возраст и находилось в единстве с Душой.

Хотя старение и смерть неизбежны для тела, практика йоги позволяет мне не думать о старости и смерти. Практика устанавливает связь между слабеющим телом и Вечной Душой. Вечность Души перестает быть просто идеологией, когда ты испытываешь это на практике.

Этот союз совсем не прост. Многие люди с трудом его понимают. Знайте, сегодня я не растягиваю свое тело, как я это делал в свои тридцать или пятьдесят. Сейчас я растягиваю сознание моего тела, чтобы оно стало шире и чтобы оно растягивало мое тело. Сегодня я заставляю свое сознание отслеживать тело всюду. Поэтому я говорю, что в начале я был искателем. Теперь, уже не являясь им, я растягиваю свое сознание и заставляю тело тянуться самостоятельно. Если я тяну тело, я могу чувствовать признаки усталости, так как тело чувствует напряжение, ум утомляется. Теперь я работаю с сознанием, чтобы поддерживать ум в теле. Прежде моими главными инструментами в продвижении по пути йоги были тело и ум. Теперь они для меня второстепенны, мое Высшее Я руководит сознанием. Высшее Я расширяется в моем теле и наполняет его, а мягкость моего внутреннего тела расширяет мое твердое тело. В прежние времена я использовал свое твердое тело, чтобы сделать внутреннее тело мягким. Сегодня все совсем не так, я заставляю именно мягкое тело войти в контакт с твердым телом. Это очень тонкая и возвышенная практика, которую не практикующие, возможно, не смогут понять.


ГД: Однажды я слышала, как вы сказали, что теперь понимаете, что происходит с телом, когда оно стареет. Не могли бы вы объяснить, что происходит?

Гуруджи: Это также ново. Если посмотреть на тело молодого человека и старика, то видно, что в стареющем теле верхние ребра сильно сжаты. Почему? Только когда мы полны жизни, верхняя часть грудной клетки шире, чем средняя или нижняя. Посмотрите на скелет. Вы увидите, что сжатие находится в верхней части. Этот факт привел меня к мысли о том, что энергия жизни сжимается от самого верха, постепенно двигаясь от внешнего тела к внутреннему и от внутреннего к самому глубокому, которое не поддается пониманию обычного ума. Когда сжатие продолжается, естественно, жизненная сила не поступает в эту область, и, таким образом, жизненная энергия блокируется. Когда начинает сжиматься жизненная энергия, объем верхних ребер становится все меньше и меньше. Для энергии просто нет места, нет пространства, которое она могла бы занять. Они высыхают, и энергия больше не поступает туда. Жизненная линия становится короткой и испаряется в последний момент. Поэтому я практикую, чтобы жизненная энергия не исчезла из тела. Я узнал об этом совсем недавно. Вы видели, что я сегодня выполнял много прогибов назад. Когда вы делаете прогибы назад, то жалуетесь на боль в спине. Вы будете удивлены, когда узнаете, что в этом возрасте прогибы назад причиняют боль в области грудины, вызывая там ощущение сухости. Я не испытываю боль там, где вы, я чувствую боль в грудине. Именно таким образом я узнал, как наступает старость. Грудная клетка становится сухой, и ее энергия уменьшается. Даже человек с медицинским образованием скажет вам, что грудная клетка состоит в основном из костей и движения в ней очень незначительны. Поэтому, когда я объясняю дыхательные техники, я подчеркиваю, что одна треть грудной клетки состоит из костей. В вашем возрасте вы не чувствуете сухость в области грудины. Почему же я после стольких лет практики йоги чувствую эту сухость и сжатие? Именно так я узнал, что постоянная тенденция к сжатию свидетельствует о старении организма.

Известно, что иногда сильные атлеты умирают раньше, чем обычные люди. Они перерабатывают и высыхают. Они не знают, как восстанавливаться и не знают, как привнести влагу в сухие места. Даже сегодня, когда вы видите мои прогибы назад, я выполняю их больше за счет шейного отдела позвоночника, чем поясничного или грудного, потому что сухость только здесь. Когда я выполняю прогибы назад, я чувствую себя полностью высохшим, и вот здесь я потираю руки. Вот чему учит меня мой возраст — жизненная энергия уменьшается, и я должен быть осторожен. Не позволять этой части становится еще более сухой, увлажнять ее, то есть дать ей новую энергию и не позволять этой области сжиматься дальше. Вот чему я учусь даже в этом возрасте. Я просил своих учеников с медицинским образованием, перечислить определяющие признаки старения, помимо сжатия мышц. Ни один не смог этого сделать. Они говорили о сокращении мышц, закрепощенности суставов и жесткости. Ни один врач не упомянул о сухости в грудной клетке. Как я говорил раньше, если сознание не обладает достаточной утонченностью, оно не может достичь твердой области (в данном случае имеется в виду костная структура грудной клетки — М.К.). Благодаря шестидесяти годам практики мое тело развило свою собственную чувствительность, свое собственное сознание. Сейчас, в этом возрасте, оно говорит мне, что даже самая твердая часть, жизненная сила в грудной клетке, уменьшается и высыхает. Оно предупреждает, чтобы я был осторожен. Поэтому я должен быть внимательнее, чтобы поддерживать влажность своей грудной клетки. Кто поймет это? Скажите мне. Я заставляю мое Я расширяться к грудной клетке, чтобы остановить сжатие. Знайте, это происходит только в прогибах назад и ни в каких других асанах. Для меня это остается загадкой, тайной. В старости, хотя жизнь и продолжается, она становится все короче и короче. Область грудины сжимается, и престарелые люди должны посмотреть в лицо этому факту и работать над тем, чтобы не дать страху поселиться внутри. Страх непременно появится, именно поэтому старые люди любят делать то, что вы видели2. Посмотрите на любого, и вы все поймете.

2 Гуруджи потирает рукой грудную клетку.

Если люди смотрят на меня как на гимнаста — это их проблема. Неправильным будет сказать и то, что я могу выполнять асаны, потому что начал заниматься ими в раннем возрасте. На этом этапе, в этом возрасте требуется новое понимание, большая глубина, и еще большая смелость. Люди должны видеть честность, целостность и полную отдачу практике. Они должны видеть мою любовь к этому предмету и то, как я живу в этом предмете.


ГД: Как-то я слышала, как вы говорили, что раньше практиковали для преподавания, а теперь практикуете для себя.

Гуруджи: Если я преподаю, я должен быть во многом экстравертом. Если я интроверт, я не могу учить. Поэтому время моей практики во многом отдается исследованию мастерства преподавания. Как вы знаете из истории моей молодости, искусство йоги тогда не было популярно и мне приходилось практиковать больше, чтобы представить это искусство на публике. Необходимо уважать публику, и только тогда показывать людям то, чего они не знают. Естественно, мне необходимо было быть экстравертом. Я появлялся на публике и преподавал. А чтобы стать экстравертом, необходимо развить обаяние внутреннего тела. Мои выступления нравились людям, потому что я выступал не только физически, но подключался к выступлению ментально и эмоционально. Каждое волокно, сухожилие, каждая клетка выражали асану. Многие из вас не могут выполнять асаны подобным образом. Я набрасывал портрет каждой асаны и делал ее более выразительной. Таким образом, я использовал мое внимание, чтобы придать этой сухости привлекательность и вкус. Публичные выступления привлекли многих из практикующих сегодня, за что я им очень благодарен. То, что я имею за семьдесят лет усилий, ничего не значит, но то, что йога дала массам, действительно ценно, и это я называю огромным успехом в моей жизни. Я не давал йогу, она была дана через меня. Теперь вы видите, как далеко она распространилась! Например, в 1989 году я был приглашен Министерством Здравоохранения в Россию, представить неизвестный тогда предмет. Сейчас в России двадцать один центр. Теперь вы видите, как далеко распространилась йога. Мне кажется, что моя практика открыла глаза массам. Я уверен, что даже если я не получил от этого пользу, Бог милостив к моим ученикам, которые получили и получают от этого пользу. Мне пришлось сражаться в практике йоги от А до Я, но моим ученикам сражаться от А до Я уже не нужно. Все мои ученики должны помнить об этом. Эффект и польза йоги придет, даже если преподается самый малый процент моего стиля практики.

Сегодня я преподаю меньше, так как я хочу дать дорогу моим ученикам. Я не хочу, чтобы йога, которую я практиковал и практикую, умерла после меня. Именно это происходит со множеством великих людей, которые не позволяют способным ученикам расти в их тени. Если я ствол, то ученики — ветви. За ними необходимо ухаживать, следить за их свежестью и красотой. Поэтому я даю шансы молодым людям по всему миру прогрессировать в йоге.

На этом этапе я закрываю окна знания для органов восприятия, которые были направлены вовне в течение всех этих лет во имя искусства преподавания, теперь я смотрю через эти окна внутрь себя, чтобы придать, тому, что внутри, еще большее обаяние. Я использую слово обаяние, потому что западному миру очень нравится это слово. Поэтому я хочу показать, что обаяние должно светиться изнутри так, чтобы другие могли видеть и чувствовать, что человек находится полностью и внутри и снаружи. Этому нас учит йога. Не забывая об этом, я делаю все больше и больше, чтобы выяснить, возможна ли еще большая утонченность, ведущая к наивысшей чувствительности.

Я не хочу умирать, как не практикующий йогин, подобно многим йогинам. Возможно, они не смогли посмотреть в лицо трудностям, возникающим в практике изза возраста, и им не хватило смелости, чтобы принять правду. Они говорили, что достигли определенного духовного уровня, чтобы скрыть свои слабости. Они говорили так, чтобы спасти свою честь. Я хочу быть правдивым по отношению к моей садхане и моей совести, поэтому я продолжаю мою садхану.

Я не освободившаяся душа, но я испытал, что такое свобода. Я испытал это качественно иное, ни с чем не сравнимое ощущение. Я не думаю об освобождении, когда практикую. Мой ум продолжает пытаться узнать, что еще может быть открыто благодаря практике йоги. Мой ум все еще открыт. Так как он открыт, теперь я вижу асаны как созерцатель. Я больше не ищу. Как созерцатель я являюсь созерцанием, а созерцание является созерцателем. Кто знает, даст ли Бог мне следующую жизнь? Если люди подобные вам будут практиковать йогу, возможно, вы будете искать хорошего практика? Возможно, вы снова найдете меня для практики йоги! Поэтому я продолжаю практиковать ради того знания, которое еще не озарило меня, но может озарить в следующей жизни. Поэтому я не прекращаю свою практику. Пусть свет, который, возможно, не светит сейчас, появится в последний момент. Озарение может придти позже. То самое озарение. Вы можете сказать, что это эгоистично, но я не считаю это проявлением эгоизма. Наоборот, я говорю, что если я достигну озарения, в своей следующей жизни, я могу начать с того, на чем я остановился прямо сейчас. Если же есть перерыв, то я не могу сказать, что я остановился на этом месте. Если будет пробел в десять лет, то я не смогу начать в следующей жизни с этого момента, так как мое сознание будет отвлечено многими другими вещами. Но если я практикую, мое сознание останется в той же точке — йоге. Мое сознание ближе к йоге даже в моей следующей жизни, но если будет пробел в десять, пятнадцать или более лет, то мое сознание не будет в контакте с йогой. Я могу сказать, что я практиковал шестьдесят пять лет, как же я могу забыть?

Почему говорят, что у каждого должно быть хобби? Для меня йога — это хобби, йога — это моя профессия. Хобби подразумевает свободу от работы, занятость другими делами, чтобы избежать монотонности. Я просто превратил свою профессиональную йогу в хобби, чтобы узнать, насколько больше она может радовать мое сердце. Для меня йога не является монотонной практикой. Я нахожу в йоге все и поэтому продолжаю свою практику с любовью.


по материалам интернета
Перевод НАТАЛЬИ ШУВАЛОВОЙ

под ред. Марии Копецкой-Линчевской




вернуться к содержанию номеров журнала "ЙОГА"



Коврики для йоги (sticky yoga mat)
Йога-мат Йога-мат "SUKHASANA" OPTIMUM

Цена: 30 EURO

Книги о йоге
Йога - Сукшма ВьяямаЙога - Сукшма Вьяяма

Цена: 4.5 EURO

Книги о йоге
"Свами Вивекананда. Вибрации высокой частоты."

Цена: 3.5 EURO

Плакаты и календари
Календарь на 2008Календарь на 2008

Цена: 17 EURO

Книги о йоге
"Свет жизни: йога"

Цена: 8 EURO

Книги о йоге
«Аштанга-йога. Полное пошаговое руководство»«Аштанга-йога. Полное пошаговое руководство»

Цена: 13.5 EURO

Книги о йоге
"Гхеранда Самхита"

Цена: 3.75 EURO

DVD
Доктор Мунусами Мадаван Доктор Мунусами Мадаван "Семинар по Пранаяме"

Цена: 30 EURO

Йогические журналы
"ЙОГА" #4 - 2007

Цена: 4 EURO


   ::   На главную   ::   Все для йоги   ::   Фотогаллерея   ::   Библиотека   ::   Мероприятия   ::   Ссылки   ::   Форум   ::   Контакты   ::

All rights reserved. © 2000-2018 МЦСИТ "Ритамбхара".
Contact us: mnk108108@gmail.com

Рейтинг@Mail.ruRambler's Top100