Каштуб Дешикачар


ЙОГА ЙОГИНА

Наследие Кришнамачарьи


Перевод Юлии Денисовой, редакция Анны Глинко.

Главный редактор – Михаил Константинов



Посвящается

 

namagiriamma


бабушке

menaka desikachar


матери

mekhala desikachar


сестре

lakshmi kausthub


жене

sraddha kausthub


дочери

piluca enriquez


лучшему другу



Выражение признательности


Эта книга своим появлением обязана многим обстоятельствам. Составлять биографию Йогачарьи Т. Кришнамачарьи – задача не из простых: очень многого мы об этом человеке не знаем, при том, что можно столько о нём рассказать! В такой работе нужно, чтобы крупно повезло, или чтобы вам очень помогали – у меня же было и то, и другое. Жизнь постоянно сводила меня именно с теми людьми, которым я собирался задать вопросы для этой книги, и подбрасывала подходящие фотографии, вдохнувшие жизнь в её страницы. Благодаря друзьям у меня появились редкие видеозаписи, и они оказались невероятно полезными для моих исследований. Получилось, что мы эту книгу создали вместе, и я очень благодарен всем и каждому за участие в этой захватывающей работе.


Некоторых людей мне бы хотелось поблагодарить отдельно. Начну с моего отца и учителя, Т.К.В. Дешикачара, который не только заронил в моей душе искру йоги, но и сподвиг меня на этот труд. Благодаря его учению я открыл для себя величие и глубину йоги, а также увидел, насколько революционны достижения Кришнамачарьи. Его неизменная поддержка (и бесчисленные чашки сваренного им кофе) помогли мне не сдаться.


Отдельное спасибо Мале Шриватсан, в 1997 г. написавшей первую биографию Кришнамачарьи, «Шри Т. Кришнамачарья – пурначарья». Это одна из нескольких книг, в которых я черпал вдохновение.


Многие мне помогли очерками, рассказами, фотографиями, печеньями и тёплыми словами поддержки: Паттабхи Джойс, Б.К.С. Айенгар, Ивон Мильран, М.В. Муругаппан, М.М. Муругаппан, Т.В. Анантханараянан, А.В. Баласубраманиам, Мала Шриватсан, У. Суреш Рао, д-р Б. Рамамуртхи, Прасантх Айенгар, С. Шридхаран, Лин Кэрол Милич, Стив Аннандэйл, Карина Фриедж, Барбара Брайан, Шарат Рангасвами, Эдди Стерн, Ларри Пэйн, профессор Уильям Скелтон, Франс Мурз, профессор Варадачари, профессор Кришнамурти Шастригал, Маниам Селвам, Бекки Джелатт, Эми Уилер, Джордж Мантоан и другие. Кроме того, хотелось бы поблагодарить всех, кто работает и преподаёт в Krishnamacharya Yoga Mandiram, особенно Джайантхи Судхакар, моего секретаря, и людей, отвечающих за публикацию: Ашу Тилак, Рамана Пиллаи, Нртхью Джаганнатхан, Лару Абхишеикх и Рамакришнана.


Многие, делясь со мной рассказами и впечатлениями от общения с Кришнамачарьей, по личным причинам пожелали остаться неизвестными. Поэтому ряд имён я в этой биографии изменил, а имена некоторых других людей, от которых получил информацию, просто не называю. Всем им спасибо за вклад в мою работу.


Отдельное спасибо моим друзьям Тодду Стеллфоксу, Чейзу Боссарту, Масакацу Киношите, Ханне Перссон и Хуану Пабло Мартину. Приезжая в Ченнаи, все они с пониманием относились к тому, что я поглощён этой работой, и поэтому не могу им уделить столько внимания, сколько хотелось бы. Никакими словами не выразить, как я благодарен Лиз и Скотту за неоценимую помощь в редактировании. Снова и снова они перечитывали книгу, облагораживали стиль, передвигали абзацы и в трудные минуты наполняли меня свежими силами.


Ещё не могу не поблагодарить создателя «Эпл Макинтош» Стива Джобса, основателей Гугла – самой невероятной поисковой системы – и корпорацию «Adobe», которая выпустила Photoshop, InDesign и Acrobat. Все эти средства невероятно помогли в работе над этой книгой.


Этот список был бы неполным без моей семьи. Спасибо моим родителям Т.К.В. Дешикачару и Менаке Дешикачар, брату Бхушану, сестре Мекхале, жене Лакшми, дочери Шраддхе и собаке Тулси.


Д-р Каштуб Дешикачар



Вступление


Несколько месяцев назад я приехал в Таксон (США, штат Аризона) проводить семинар по йогатерапии. Был первый день занятий, и приятное, светлое помещение наполнял аромат благовоний. Здесь собрались очень разные люди со всей страны: молодые и пожилые, здоровые и чем-то страдающие. Каждого из них я, по своему обыкновению, просил представиться и рассказать всем остальным немного о себе и о том, что привело их на семинар.


И вот заговорила немолодая женщина, на вид лет восьмидесяти, в первом ряду. Она сидела очень прямо и мягко улыбалась; её ясные глаза лучились спокойствием. Я уже был впечатлён её внешностью, а её слова и вовсе растопили моё сердце.


«Меня зовут Вирджиния Хилл», – произнесла она. «Я много лет занималась у Индры Дэви и пришла познакомиться с вами, внуком учителя моего учителя».


Я был смущён: меня поразило до глубины души, что эта дама в таком почтенном возрасте приехала на семинар, чтобы встретиться с внуком учителя её учителя. Сейчас редко встретишь такое почтение к учителю и его учению. Потом в разговоре с Вирджинией выяснилось, что, главным образом, она приехала ко мне потому, что Матаджи Индра Дэви с большим уважением отзывалась о Кришнамачарье, у которого сама училась.


Слыша такие речи, я был вне себя и от радости, и от ужаса. Было чему обрадоваться: я родился в поистине выдающейся семье и изучал йогу; и главное, я был счастлив, что познакомился с этой женщиной, которая занималась у одного из самых преданных учеников моего деда. При этом меня обуял страх, потому что в тот я миг осознал, что несу огромную ответственность не только как преподаватель йоги, но и как представитель двух великих учителей: моего деда Тирумалая Кришнамачарьи и отца Т.К.В. Дешикачара. Размышляя об этом, я вспомнил, с каким почтением Вирджиния отнеслась ко мне, как уважительно она высказывалась о линии преемственности, и почувствовал себя спокойнее и увереннее.


В юности йога меня не интересовала. Наверное, это было своего рода бунтом переходного возраста: мне хотелось делать что-то другое, чем бы никто в нашей семье не занимался. Но семья на меня продолжала влиять – незаметно, но сильно. Меня никогда не заставляли работать с остальными, но я знал, что двери в мир йоги для меня всегда открыты. В конце концов я решил всмотреться в то, что мне предлагали дома, и вскоре уже всерьёз занимался йогой.


Мне повезло, что йоге меня всегда обучал отец. Какое это чудо – жить в одном доме с выдающимся учителем, который всегда рядом! Мне никогда не приходилось ни преодолевать тысячи километров, ни трудиться в поте лица, зарабатывая деньги на поездку за границу, чтобы там заниматься. К счастью, всё, что было нужно, хранилось в стенах родного дома.


Поэтому я решил, что моя дхарма (мой долг) – путешествовать по дальним странам и делиться тем, что мне передал учитель. Я объездил почти весь мир, встретил множество вдохновляющих людей, которые, как и я, любят йогу и видят, насколько бесценно её учение. Глядя на них, я каждый день стараюсь развиваться в йоге и в преподавании.


Путешествуя по миру, я обнаружил, как много в наше время путаницы и разногласий в йогической среде.


«Вы сегодня столько говорили о Патанджали. А что это за поза, как её делать?»


Это было на семинаре в Новой Зеландии, на третий день из пяти. Этот вопрос задала женщина, которая уже десять лет учила людей йоге, при этом не зная, кто такой Патанджали. Поскольку она не понимала, о чём я, то решила, что, вероятно, речь идёт о какой-то асане. Меня это поразило: я-то думал, что имя Патанджали – одного из величайших йогов всех времён, написавшего классический текст «Йога сутры», – знакомо всем, кто занимается йогой или преподаёт её.


Во время другой поездки я как-то обедал в ресторане в Нью-Йорке с друзьями – все они занимались йогой и вели занятия. У них были разные учителя, и поэтому стили сильно отличались друг от друга. Кто-то из моих друзей заказал курицу, и двое других набросились на него.


«Как это?», – вопрошали они. – «Мы инструкторы по йоге, нам положено быть вегетарианцами!»


Я попросил их подробнее рассказать о теории, по которой преподаватель йоги должен быть вегетарианцем, и они с жаром стали объяснять, что этого требует ахимса (ненасилие). Когда они слегка успокоились, я спросил: «Если вы и правда вегетарианцы, потому что соблюдаете ахимсу, зачем вы ведёте себя так агрессивно по отношению к этому человеку? Разве это не противоречит ахимсе?» И продолжил: «Предположим, что йогой заниматься можно только вегетарианцам. Что же тогда делать людям в местах, где вегетарианская еда бывает не круглый год, – например, на севере России, Канады, Швеции, и так далее? Тем, кто там живёт, вообще нельзя заниматься йогой?» И тогда они задумались.


Недавно я летел из Калифорнии в Лондон, а рядом со мной сидела разговорчивая пожилая женщина. Вскоре я уже всё знал о её жизни и о том, почему она летит в Лондон. В какой-то момент – видимо, осознав, что рассказала о себе очень много, а обо мне ей ничего не известно, – она перевела стрелки: «А вы кем работаете? Расскажите о себе».


Услышав, что я преподаю йогу, она вставила: «Значит, вы ездили в Калифорнию изучать йогу? Говорят, это Мекка йоги». Я с улыбкой возразил, что многие, конечно, занимаются йогой в Калифорнии, но я там не учился, а преподавал.


Она изумлённо спросила: «Вы хотите сказать, что обычный человек вроде вас может заниматься йогой?» Тут уже я удивился и попросил объяснить, что она имеет в виду. Оказалось, что в её глазах йога всегда была занятием только для молодых, гибких и красивых. «Поэтому», – добавила она, – «я никогда и не пробовала заниматься. Я же н молодая, н гибкая – не могу представить себе, как делаю эти странные позы».


Всё оставшееся время я рассказывал о йоге, описывая, насколько она доступна всем, вне зависимости от возраста, гибкости и красоты. Но одновременно я думал, что эта женщина не так уж неправа: чаще всего в журналах, книгах и видеозаписях о йоге мы видим, как сказочно красивые люди с безупречными, невероятно гибкими телами стоят в изящных позах на фоне живописных пейзажей. Несомненно, такое сочетание – сексуальность и идеальная физическая форма, а на заднем плане мирная картина или завораживающая природа – привлекательно сразу на нескольких уровнях, но оно создаёт у людей неверное представление о йоге.


Ирония в том, что великие йогины древности, в своём большинстве, вовсе не считались особенно красивыми, по крайней мере внешне. К примеру, известно, что Веда Вьяса, знаменитый йогин и святой, вообще был крайне безобразен. Такие люди жили просто, обычно где-нибудь в горах, и не сильно заботились о том, как выглядели. Вместо этого они занимались более тонкими вещами, такими как воздействие на человеческое поведение – например, на своё восприятие мира и отношение к нему. Они не пытались продавать или покупать, а просто занимались йогой, учили ей других, и жили согласно её принципам. Для этого достаточно малого.


Ещё как-то в Бразилии меня пригласили на футбольный матч, и я с радостью согласился, так как люблю спорт. Я предвкушал игру двух местных команд, но тут мы остановились не у стадиона, а около парка, и скоро я уже оказался зрителем на матче между приверженцами йоги Айенгара и аштанга-виньяса йоги.


В спорте эмоциональное соперничество – нередкое явление, но такого я ещё никогда не видел. Игроки обеих команд вели себя яростно и агрессивно: постоянно звучали ругательства, а к концу матча в ход чуть не пошли кулаки.


Позже, при встрече с каждым из капитанов, я спрашивал, откуда взялось столько агрессии. Ответы были одинаковыми: вторая команда представляла «стан врага».


Я очень удивился и стал выяснять, знают ли они, что Айенгар и Паттабхи Джойс (основатели, соответственно, йоги Айенгара и аштанга-виньяса йоги) учились у одного и того же человека? «Невозможно», – ответил мне один из капитанов. – «У них настолько разный подход». А другой произнёс: «То, что мы делаем, так непохоже на то, чем занимаются в другом лагере».


Эти рассказы относятся к разным поездкам и разбросаны по разным уголкам мира, но из всех эпизодов я сделал один вывод: современному поколению учеников и инструкторов нужно многое разъяснить. Некоторые люди всерьёз занимаются йогой и при этом не знают о Патанджали и «Йога сутрах». Такие имена, как Б.К.С. Айенгар, Индра Деви, Паттабхи Джойс и Т.К.В. Дешикачар, известны большинству учеников, но многие и не подозревают, что все эти выдающиеся йоги учились у знаменитого Тирумалая Кришнамачарьи.


Я понял, что стоит рассказать широкому кругу читателей о жизни Кришнамачарьи – это поможет ответить на ряд вопросов и помочь пролить свет на часть недоразумений, с которыми я сталкиваюсь в работе и путешествиях. Не обещаю, конечно, что здесь найдутся все ответы на любые вопросы, но я постарался затронуть темы, которые мне кажутся ключевыми.


Кроме того, я не стал писать биографию в хронологическом порядке. Мне было важнее показать жизнь Кришнамачарьи в свете его учения, и поэтому я опустил некоторые события. Тем не менее, мне кажется, что я включил всё, что нужно для понятного образа Кришнамачарьи, как пратинидхи (несущего учение, словно факел). Надеюсь, что прочитав эту книгу, кто-то заинтересуется и будет готов ближе познакомиться с учением йоги и трудами одного из её величайших учителей – Тирумалая Кришнамачарьи.


Как автору мне бы хотелось, чтобы поступки, достижения и жизнь Кришнамачарьи в целом говорили сами за себя. А как человек, который с увлечением занимается йогой и преподаёт её, я считаю, что представление о Кришнамачарье и его учении нужно каждому, кто серьёзно относится к йоге.


Может быть, лучше всех это выразил Фернандо Пейджес Руиз в статье «Наследие Кришнамачарьи» (Yoga Journal, май-июнь 2001 г.):


«Не исключено, что вы никогда не слышали о Тирумалае Кришнамачарье. А он, тем временем, повлиял на вашу йогу или даже придумал её. Чем бы вы ни занимались: динамическими последовательностями Паттабхи Джойса, утончённой отстройкой Б.К.С. Айенгара, классическими асанами Индры Деви или индивидуально подобранными виньясами Дешикачара, – всё это происходит от одного и того же брамина ростом в пять футов и два дюймаi, родившегося более ста лет назад в небольшой южноиндийской деревне».


Приятного путешествия!




i Около 157 см. (примечание пер.)