Каштуб Дешикачар


ЙОГА ЙОГИНА

Наследие Кришнамачарьи


Перевод Анны Глинко, корректура Юлии Остаповой.

Главный редактор – Михаил Константинов


Глава 4

Не существует единого подхода для всех

Занимаемся подходящей йогой

Каждый из нас уникален.



"Она не помогает", – констатировал мужчина с шейным корсетом.


Я был в торговом центре и удивился, что человек, которого я раньше никогда не встречал, так агрессивно обратился ко мне.


"Простите", – сказал я в ответ. – "Вы ко мне обращаетесь?"


Мужчина кивнул. "Йога не помогает. Взгляните", – он указал на свою шею. – "Посмотрите, это все из-за нее."


Мне потребовалось некоторое время, чтобы понять, почему этот человек заговорил именно со мной, – на моей футболке было написано самоуверенное утверждение: "Йога работает."


Мне стало интересно. Я попросил мужчину пояснить, что же побудило его прийти к такому категоричному выводу о йоге. Он предложил присесть, чтобы рассказать о себе


"Последние три года я страдаю от боли в шее. Чего я только не пробовал, чтобы стало легче, но она все равно не проходит. Одна из моих коллег посоветовала попробовать заняться йогой. Она рассказала, что еще несколько месяцев назад шея доставляла ей беспокойства, а посетив несколько уроков по йоге, боль прошла. Коллега уверила, что и я тоже избавлюсь от боли в шее, если займусь йогой. В моем фитнес-центре были какие-то тренировки по йоге, поэтому я записался на них. Полтора часа мы делали разные позы, а на следующий день моя шея была в таком ужасном состоянии, что пришлось надеть этот ошейник. Вот поэтому я утверждаю, что "йога не работает". Ах, да, меня зовут Питер."


Я сказал, что преподаю йогу, и спросил Питера: "Вы рассказали учителю о боли в шее?"


"Нет", – ответил он.


"Вы убедились в том, что выбрали подходящее занятие?"


Питер посмотрел на меня как на сумасшедшего и сказал: "Разве все они не одинаковые?"


Я покачал головой. – "Питер, нам надо пообщаться".


Таких людей, как Питер, много. Они считают, что им подойдёт любое занятие по йоге, но это не всегда так. Допустим, врач выписывает вам то же лекарство, что и другим пациентам. Согласитесь ли вы его принимать? И если даже согласитесь, подойдет ли оно вам?


Конечно же, нет.


Практика не может быть одинаковой для всех. Я уже писал в предыдущей главе, что в йоге человек рассматривается не только как физическое тело, а как многоуровневая система. Есть не только физическое, но и праническое тело, личность, интеллектуальный и эмоциональный уровни, и все эти оболочки взаимосвязаны. Вот почему, если боль проявляется на одном уровне, не всегда её причину следует искать на нем же. 


Например, в случае Питера я выяснил, что причина его проблемы – не шея, а очень нервная работа и образ жизни. Боль в шее – только внешнее проявление стресса, который он испытывает в повседневной жизни. 


Однако у его коллеги, как оказалось, был спазм в шее из-за того, что она долго находилась на сквозняке. И хотя в обоих случаях боль была одинаковой, понятно, что причина её проблемы не такая, как у Питера. Вот почему практика йоги, которая подошла ей, оказалось бесполезной для Питера. Для его коллеги достаточно было улучшить кровообращение в шее – возможно, позы, которые она выполняла на занятии йогой, справились с этой задачей. Вот почему она бы согласилась с надписью на моей футболке: "Йога работает".


Также надо понимать, что знакомая Питера – гибкая женщина, без лишнего веса, которой чуть больше тридцати лет. Питер же, наоборот, высокий, тугоподвижный и уж точно не так мало весит. Поэтому на занятии по йоге некоторые неподходящие для него позы усугубили имеющиеся проблемы с шеей. 


Вот почему йоге принято обучать индивидуально. Раньше мастера сосредотачивались на том, как использовать практику, ведь подход к каждому ученику не может быть одинаковым, он зависит от целей. Даже при работе с группой, в которой у всех одинаковые намерения, способности и потребности каждого отдельного занимающегося не оставались без внимания. Если бы мастера не следовали преданно такому методу обучения, а в древних текстах не придавали бы значения тому, как следует использовать йогу, с Питером все было бы хорошо, и от йоги была бы только польза.


Йога – мощный инструмент. А чем мощнее инструмент, тем больше он несет как возможностей, так и опасностей. Все зависит от того, как с ним обращаться. Здесь уместно сравнение, например, с острым ножом. Чем лучше он наточен, тем аккуратнее будет резать, если его использовать соответствующим образом. Но если обращаться с ножом неаккуратно, можно порезаться. Нож не обвинишь в том, что он слишком острый. Надо только убедиться, что его правильно используют. 


По такому же принципу действует йога. Это мощный и полезный инструмент. Обращайтесь с ним правильно – и он будет творить чудеса. Но если его использовать неосторожно и неправильно, то это доставит неприятности.


Далее перечислены шесть категорий, на которые древние мастера разделяли йогу. Они основаны на главном аспекте практики. Это базовая классификация, в ней не обсуждаются инструменты, которые можно использовать в рамках каждой категории, так как варианты их совместного применения безграничны. Сочетания этих инструментов основываются на потребностях и способностях определённого ученика, поэтому отличаются в каждом конкретном случае.


Шришти крама


При шришти краме внимание направлено на развитие: физическое, умственное, психологическое, эмоциональное. Чаще её используют при работе с детьми с целью нарастить силу и увеличить гибкость, сделать ум более восприимчивым и внимательным, укрепить и понемногу начать учиться контролировать дыхание. Чтобы человек занимался согласно шришти краме, он должен быть очень молодым и здоровым.


Сиксана крама


В этом случае цель – добиться совершенства, будь это позы, пранаяма, бандхи и т.д. Занимающемуся следует применять инструменты йоги, не допуская ошибок. Преподаватели часто используют сиксана краму, обучая молодых и здоровых взрослых людей. Одна из причин, почему такая практика подходит людям в молодом возрасте, – с её помощью они учатся заниматься йогой, правильно применяя её средства. Затем их обучают, как модифицировать их. Особенно пригодится такая практика преподавателям. 


Ракшана крама


Ракшана – сохранение или поддержание. Внимание при этом направлено на сохранение и восстановление здоровья, а также избавление от стресса. Такая практика идеально подходит большинству взрослых людей, имеющих семью, работающих и ведущих активную социальную деятельность. Основная задача на данном жизненном этапе – поддержание здоровья, чтобы справляться со всеми обязанностями.


Адхьятмика крама


В этом случае мы занимаемся йогой, чтобы отыскать и взрастить духовную составляющую личности. В жизни большинства людей настаёт момент, когда появляется интерес к духовным вопросам. Мы начинаем искать какие-то более глубокие аспекты в жизни, желая сделать их неотъемлемой частью себя. Именно на данном этапе человек наиболее восприимчив к адхьятмика краме, основная задача которой – помочь продвижению на духовном пути. 


Чикитса крама


Чикитса означает "терапия", её основная задача – использование йоги в процессе лечения. Принципы чикитса крамы следует применять при проблемах со здоровьем на физическом, ментальном, эмоциональном и физиологическом уровнях, т.е. когда есть дискомфорт или болезнь, от которых надо избавиться. Внимание в этом случае направлено на восстановление здоровья. История Стива – классический пример правильно и успешного применения чикитса крамы.


Шакти крама


Только немногие мастера, причём очень высокого уровня, практиковали этот вид йоги. Единственный из них, с кем я был знаком, – Кришнамачарья. При шакти краме йогой занимаются для того, чтобы развить и улучшить определённые "шакти" или "сиддхи" (особые способности). Когда мой отец Десикачар попросил своего отца Кришнамачарью обучить его некоторым сиддхам типа остановки сердцебиения, дедушка ответил: "Сегодня обществу от этого не будет никакой пользы. Я научу тебя только тому, что может пригодиться". И хотя Кришнамачарья не стал преподавать моему отцу шакти краму, он не раз демонстрировал, что она действительно существует.


Если рассматривать всю жизнь человека с учётом шести разновидностей практики йоги, то станет понятно, что шришти крама наиболее приемлема в очень юном возрасте. Подросткам и молодым людям основное внимание надо уделять сиксана краме. Ракшана крама будет соответствовать взрослой жизни, но со временем адхьятмика крама станет основной практикой. В любом возрасте, если понадобится терапевтическая помощь, можно обратиться к чикитса краме.


Эти категории, конечно, содержат только общие указания. Ведь всегда есть исключения. Человек может заинтересоваться адхьятмика крамой даже в очень молодом возрасте или заниматься с учётом шришти и сиксана крамы будучи взрослым.


Также обязательно возникнут ситуации, когда крамы будут использоваться совместно, ведь их нельзя чётко разграничить. Например, если я работаю, чтобы содержать семью, то у меня нет выбора, продолжать выполнять свои обязанности или нет. Если я заболею, буду быстро уставать на работе, то воспользуюсь инструментами ракшана крамы для ежедневного восстановления, но в то же время практиковать буду чикитса краму, чтобы как можно скорее вылечиться.


Я расспросил отца о его практике и о том, как она изменилась с годами. Он не только охотно поделился личным опытом, но и разрешил опубликовать свою историю в этой книге. Он сказал: "Я с радостью поделюсь этой информацией, но хочу дать один совет читателю. Только потому, что я прошёл эти этапы развития в личной практике, не значит, что у всех они будут такими же. Надо найти свою практику и выполнять её под руководством учителя."


"Ещё один нюанс заключается в том, что мое обучение с учителем никогда не было обычным. С самого начала мне пришлось уделять внимание очень многим аспектам: запоминанию текстов по йоге, пониманию их значения, практике разных составляющих йоги и их применению и т.п. Но так как ты интересуешься именно моей личной практикой и её развитием, я расскажу об этом."


Немного помолчав, отец продолжил: "Я начал интересоваться йогой в начале 60-х, когда мне было чуть более двадцати лет. Я был очень худым и в довольно хорошей физической форме. Когда я только начинал заниматься йогой, отец обучал меня тому, что мы называем шикшана крама. Надо было в совершенстве овладеть всеми прозами и пранаямами. У меня не было права на ошибку. Если какая-то поза не получалась, я делал подготовительные асаны, чтобы в итоге она стала идеальной. Он никогда не использовал силовые методы, чтобы добиться правильного выполнения позы. Занятия проходили очень спокойно, но целью было именно идеальное выполнение. Благодаря своей гибкости и очень хорошей физической форме за несколько лет я в совершенстве освоил большинство асан и пранаям, выполняя их, удерживая бандхи, с определенным соотношением ритмов дыхания, т.е. я добился в этом настоящего мастерства."


"В начале 70-х моя практика вместо сиксана стала полностью соответствовать ракшана краме. Скорее всего, отец начал замечать, что я взрослею (мне тогда было чуть более 30 лет) и работаю гораздо больше – на тот момент я все время посвящал преподаванию йоги и имел несколько учеников. Ещё один важный момент – я женился, и у меня родился первенец. Основное внимание в практике было направлено на пранаяму, также она включала достаточное количество асан и короткую сидячую медитацию. Оглядываясь назад, могу сказать, что мне нужны были именно такие занятия. Я бы точно сошёл с ума, если бы не подобная практика. В моей жизни появлялось все больше и больше обязанностей, и чтобы выполнять их, а также воспитывать ещё двоих детей, которые родились в последующие десять лет, мне могло помочь только чудо. Им и стала практика. Отец постоянно оценивал её, вовремя изменяя, чтобы в очередной раз приспособить к текущим потребностям. То есть с начала 70-х до середины 80-х я занимался только согласно принципам ракшана крамы."


"К концу 80-х я немного поменял отношение к жизни и свои взгляды. В молодости я сторонился всего религиозного и духовного. Но после многих лет занятий йогой, причём с таким основательным подходом, а также общаясь с людьми из разных сфер жизни, придерживающихся всех возможных систем убеждений, моя духовная составляющая начала пробуждаться. Думаю, отец это заметил. Однажды он позвал меня, чтобы научить практике, которую можно отнести к адхьятмика краме. Она включала немного асан и пранаям, но её основу составляли мощные медитативные техники: джапа (повторение мантры), дхьяна (медитация) и яджна (ритуал). С того дня я выполняю эту практику, и, кажется, только начинаю понимать, какое глубокое воздействие она оказывает на меня."


"Адхьятмика крама хороша тем, что требует времени для появления результатов. Две другие крамы быстро приносят первые плоды, но адхьятмика – совсем другое дело. Чтобы такая практика была регулярной, потребуются терпение, настойчивость и преданность. Я приступил к ней в конце 80-х, но первые результаты стали заметны только в 90-х. Эти изменения очень личные, поэтому я бы не хотел рассказывать о них. Может показаться высокомерным то, что я упомянул, но не поделился ими, но я бы хотел, чтобы мои поступки лучше поведали об этих изменениях, чем рассказы о них."


Я был очень тронут этим рассказом. Могу уверить читателей, что, проживая рядом с отцом с самого рождения, я заметил, насколько он изменился, особенно в конце 80-х. Он развил невероятную интуицию – казалось, что он никогда не ошибался. Отец начал гораздо терпимее относится к людям, стал необычайно проницательным, особенно улучшилась его способность замечать малейшие изменения в каждом человеке и в обществе в целом. Поэтому мне вполне понятно, что произошедшие с ним глубокие изменения, скорее всего, стали следствием его практики, при которой все внимание он направлял внутрь себя.


При следующей беседе с отцом я спросил, следовал ли он когда-нибудь шакти и чикитса краме. Рассмеявшись, отец ответил: "Я пытался уговорить отца обучить меня шакти краме, особенно остановке сердцебиения. Но он отказался, сказав, что от этого обществу не будет никакой пользы. Вместо этого он призвал меня уделять больше внимания изучению чикитса крамы, от которой обществу будет больше пользы. Поэтому я много чего узнал о ней, занимаясь под руководством отца все эти годы. Кроме того, время от времени мне самому была полезна чикитса крама. После того как я начал путешествовать, бывали дни, когда я испытывал болезненные состояния: боль в спине, кашель или сильная усталость. В этих случаях я полагался исключительно на чикитса краму, чтобы восстановиться. Тем не менее отец многому меня научил в этой сфере, и я отметил её высокую эффективность при работе с людьми, у которых были гораздо более серьёзные проблемы со здоровьем. Многим удавалось избежать операций, избавиться от сильнейших головных болей, беспокоивших их всю жизнь, справиться с тяжелейшей депрессией, бороться с раком, используя йогу в качестве дополнительной терапии, стать более уравновешенным, даже будучи ВИЧ-инфицированным. Чикитса крама была неотъемлемой частью моего обучения и развития с начала 60-х, ведь с самого начала своего пути йоги мне приходилось работать с больными людьми.


Благодаря этим рассказам можно сделать вывод: для того чтобы стать преподавателем йоги, придётся провести довольно много времени с компетентным учителем, который смог бы обучить всему тому, что может пригодиться. 


Именно поэтому Кришнамачарья так рвался к знаниям – он хотел быть хорошим учителем. Преподавателю не обойтись без терпения, он должен сам довольно долго пробыть в роли ученика, прежде чем стать хорошим учителем. Он также должен уметь определять, какой вид йоги нужен ученику, и заниматься с ним соответствующим образом.


Многие спрашивают, достаточно ли двести часов обучения для того, чтобы стать преподавателем йоги. Обычно в ответ я задаю такой вопрос: "Пойдёте ли вы к врачу, который потратил на обучение только двести часов?"


В большинстве случаев ответ такой: "Конечно же, нет!"


Обучение никогда не заканчивается. Необходимо постоянно заниматься и пребывать рядом с учителем, чтобы с каждым днём становиться все лучше и лучше. Именно поэтому даже современные врачи так долго учатся. Непрерывное образование жизненно необходимо, если вы желаете стать настоящим профессионалом в любой дисциплине, связанной с врачеванием.


Когда я затронул тему готовности стать преподавателем йоги, отец ответил так: "Я начал преподавать, когда мой учитель попросил об этом. Я понимал, что не так много знаю о йоге, чтобы обучать ей, но у меня была поддержка учителя, который бы направлял в этом деле. Невозможно научиться плавать, пока не окажешься в бассейне. К тому же с первого раза не все получится. Тем не менее тренер по плаванию не заставит нырять в бассейн, если человек не готов. Точно так же, когда мы начинаем изучать йогу, учитель, принимая во внимание наши сильные и слабые стороны, решает, когда лучше начать преподавать. Как только это произойдёт, необходимо постоянно поддерживать отношения с ним. Важно, чтобы он непрерывно наблюдал за вами, а также заниматься с преподавателем как можно дольше. Я начал преподавать в 60-х и продолжал обучение у своего отца до самой его смерти в 1989 г. Если бы он был жив, я бы занимался у него до сих пор. Ведь йога – бескрайний океан. Это не просто набор инструментов, которые можно легко освоить и использовать из раза в раз. Без непрерывного обучения не обойтись".


Когда я спросил отца, как быть тем, кто не может найти учителя поблизости, он ответил: "Человек, испытывающий жажду, обязательно найдёт воду. Точно так же и тот, кто действительно горит желанием, несомненно, встретит подходящего преподавателя и будет заниматься у него. Даже Кришнамачарья проделал путь во много миль, чтобы найти своего учителя. Согласен, что сегодня мало кто может оставить семью на долгие годы, чтобы учиться у мастера. Нужно правильно расставить приоритеты. Я предлагаю отыскать подходящего учителя, провести с ним достаточно времени в начале пути, а потом постоянно поддерживать с ним отношения, регулярно приезжая к нему. Так вы будете повышать уровень своего образования, знать все тонкости, а также принесёте больше пользы своим ученикам."


В " Кришнамачарья Йога Мандирам" – Центре, основанном Десикачаром в честь своего отца – курс подготовки преподавателей длится два года. Но самый важный аспект программы заключается в том, что у каждого ученика есть наставник, с которым он работает над личной практикой, решает все вопросы, растёт как преподаватель. Именно эта система непрерывного обучения  делает учителей особенными. Я уверен, что такую модель можно использовать во всем мире.


Сегодня запросто можно стать обыкновенным инструктором йоги, чего не скажешь о настоящем учителе. Кришнамачарья на примере всей своей жизни показал, насколько велики возможности йоги, а когда их правильно используют, как сильно они влияют на все составляющие личности. Благодаря его усилиям нам проще стать лучшими учителями йоги. Для этого понадобятся только стремление к знаниям и терпение.


Питер очень удивился, когда я объяснил ему, чем отличаются разные виды йоги.


"Не знал, что йога может быть такой разной. Я подозреваю, что просто попал на неподходящее для меня занятие", – сказал он. 


Его голос стал более приветливым, и он пригласил меня выпить кофе. По пути к "Старбакс" я спросил его: "Вы бы пришли сюда, если бы они продавали только один сорт кофе в стакане одного объема?"


Питер улыбнулся и сделал заказ: "Один большой мокко с обезжиренным молоком, без взбитых сливок, немного шоколада".


Я обрадовался, что он меня понял.