Перевод Тамилы Багатурия

Редакция MNK












Здоровье, исцеление и нечто запредельное


Йога и живая традиция в учении Шри Т. Кришнамачарьи












Т.К.В. Дешикачар совместно с Р.Х.Гравенс

















Глава первая

Огонь, рассеивающий тьму.

Независимо от времени и места, все предшествующие поколения адаптировали свою жизнь к практикам йоги.Менялись только пространственное положение и обстоятельства человеческого бытия.

В свои девяносто лет мой отец пребывал в полной ясности ума и сознания. Однажды днем я зашел к нему в комнату и обнаружил его говорящим во сне. Он преподавал. Даже во сне его слова были ясно различимы. Рецитируя нараспев шлоки из санскритских писаний, он был подобен мудрецам Индии, которые обычно наставляют своих учеников. Насколько я помню, в тот раз он цитировал сказание о Вальмики, который был охвачен порывом гнева, став свидетелем того, как охотник убивает чету священных журавлей. В неистовстве, Вальмики начал произносить слова проклятия охотнику, но как только он открыл рот, из его уст послышались первые слова поэзии в истории человечества. Эти стихи были началом эпоса Рамаяна.

Для меня не было удивлением, что мой отец, широко известный как профессор Т. Кришнамачарья, даже во сне занимался обучением, хотя это не могло не тронуть. Я знал, что в последние годы своей долгой жизни, он испытывал чувство крайней необходимости успеть передать свое учение. Ибо ему удалось накопить огромное количество уникальных знаний. Он изо всех сил пытался успеть передать как можно больше, зная, что иначе знания будут безвозвратно утеряны. Поэтому даже во время сна он не прекращал обучать.

Объем знаний, которым обладал Кришнамачарья, было уникальным. Он включал в себя знания о языках, философские тексты, богословские комментарии, астрологию, художественную литературу, риторику, логику, правоведение, медицину, ведическое рецитацию, ритуалы, медитацию, музыку и многое другое. Он добился признания, равного семи степеням кандидата наук. Если бы его знание было записано на бумагу, то оно заняло бы тысячи страниц. Большую часть этих знаний он получил через традицию устной передачи от учителей в таких далеких местах, как храмы в тропиках южной Индии и пещеры в Гималаях и Тибете. В сущности, все его научные достижения были возможны благодаря идеально сохранившейся в столь преклонном возрасте памяти. Я всегда был восхищен этим, особенно, когда я наблюдал его встречи с учеными и студентами. К примеру, он мог процитировать почти любую шлоку из определенной главы Махабхараты, самой большой в мире поэмы, состоящей из 220 000 шлок, что приблизительно в восемь раз больше, чем "Илиада" и "Одиссея" Гомера вместе взятые. Сегодня по всему миру его наследие и изыскания используются для помощи страдающим от таких болезней как астма, гипертония, сахарный диабет, инсульт, расстройства пищеварения, боли в позвоночнике и массе других недомоганий, включая психические расстройства.

Не могу не добавить, что учение Кришнамачарьи может казаться не просто сокровенным, но в некоторой степени даже чужеродным для современного мира. Он освоил почти все языки индийского субконтинента и ни одного из западных языков.

Знания о медицине и юриспруденции, которые охватывает традиция Кришнамачарьи, приводят в смятение большинство современных практикующих врачей и юристов. Его учение, проходя сквозь века достигает далекого прошлого, где история постепенно растворяется в мифе. Это сфера прародителей всего индийского мировозрения, религии и философии; это времена Будды и эпоха, когда бессмертные сказания о мифических богах, демонах и героях были впервые переданы бумаге. И все же, мой отец стремился использовать плоды своих знаний не для сохранения прошлого, а для служения настоящему и будущему. Поразительная глубина и многообразие его знаний имели единственное направление. И это было обязательство йоги служить человечеству, в независимости от возраста, пола, расы, национальности, культуры, социального статуса, религиозных убеждений или отсутствия таковых.

Кришнамачарья был уверен в том, что йога это величайшее дарование Индии миру. Часть его гения была направлена на использование его обширных знаний для трансформации древних знаний к современной жизни. В этом смысле самый правоверный среди религиозных людей, он в то же время был революционером.

Он отметал в сторону запреты, составленные еще тысячи лет назад, в частности запрет на обучение йоги женщин. Более того, он был убежден, что йога в определенном смысле была важнее для женщин, чем для мужчин, так как она способствует улучшению здоровья женщины во время беременности и рождению здорового ребенка. Также он полагал, что женщины были самыми надежными хранителями и передающими учения йоги.

Мой отец был выдающимся целителем всю свою жизнь. Это умение проявлялось в большей степени благодаря его готовности адаптировать практики прошлого современным потребностям. Он демонстрировал тот вклад, который могла привнести йога в физическое и психическое здоровье человека для предотвращения болезней и восстановления после них. Также, он доказывал ценность йоги в поддержании рассудительности, сбалансированности ума в условиях приводящего в смятение, напряженного, неуправляемого социума. Исходя из этих намерений, он экспериментировал и исследовал способы усовершенствования техник йоги для того, чтобы сделать их более подходящими к загруженному режиму жизни современного человека.

Однако, даже исцеляющие и поддерживающие силы йоги были лишь частью его предназначения. Истинная цель учения Кришнамачарьи пробудить в человеке связь с чем-то запредельным в нем самом.

Что есть йога, это дар, который предвещает нам так много? Это простое слово с обширным значением, для многих предмет частичного понимания, а для многих и заблуждения.

Для миллионов людей по всему миру, которые практикуют йогу, - это вид физических упражнений, которые включают установленный порядок движений и контроль дыхания. Всем это известно как хатха йога. Для многих йога ассоциируется с различными видами медитации, как, например, в раджа йоге, которая постигается путем самопознания; или же кундалини йога, предметом поиска которой является «космическая энергия» и духовный экстаз. Крийя йога относится к очищению, которое в его экстремальных формах может быть представлено иногда даже как членовредительство. Также есть тантра йога, которая вызывает у большинства ассоциации эротического характера. Эти и другие школы имеют ответвления и разновидности, но все они в той или иной степени являются разновидностями одной, истинной йоги.

После очень кратко представленного на суд читателя очерка об учении йоги Кришнамачарьи, позвольте мне представить более фундаментальное определение.

Йога это слово, ведущее свое происхождение из глубины времен и впервые встречающееся нам на санскрите, изначальном иподлинном литературном и философском языке Индии. Это слово произошло от корня «юдж», которое имеет традиционно два значения. Одно из них это «соединять, объединять два объекта вместе». Второе значение это единение ума. Простейший пример из обыденной жизни это вождение автомобиля. Мы контролируем педаль газа, крутим руль и одновременно с этим (по крайней мере, хочется надеяться) сосредотачиваем наше внимание на движении транспорта и пешеходов вокруг нас. Разнообразные движения соединяются в одно и управляются нашим вниманием. Чемпионы автогонщики даже сами того не предполагая, моментами могут переживать это «состояние йоги».

Второе значение может быть гораздо важнее: «достичь такого состояния, которое мы не испытывали никогда ранее». То, что может быть невозможным в настоящий момент, постепенно становится возможным с помощью йоги. Сегодня я сижу на полу и с трудом могу вытянуть ноги перед собой. После нескольких недель практики, я, возможно, смогу не просто сидеть прямо, но и вытянув ноги с выпрямленными коленками, слегка к ним наклониться, дотягиваясь до пальцев ног. Этап за этапом, невозможное становится возможным.

На более глубоком уровне все эти значения объединяются воедино. Источник учения моего отца и квинтэссенция йоги была сформулирована более чем две тысячи лет назад великим мудрецом Индии, Патанджали, в этом кратком определении йоги, данным им в его «Йога сутрах»: «Йога это способность направить ум исключительно на объект и сохранять это направление без отвлечения внимания»1.

Объектом может служить нечто настолько конкретное, как произведение искусства, настолько динамичное, как гонка бегунов или настолько абстрактное, как математическая формула. Это может быть настолько личным и сокровенным для отдельно взятого человека, как исследование вопроса «Кто есть я?». Или же это может быть настолько запредельным, как ощущение единения с Богом, либо постижение Бога или запредельной Истины.

Существует тысячи схожих текстов по йоге, но есть и другое бессмертное изложение ее смысла, которое описано в Махабхарате. Подобно поэме Гомера, ведущей темой произведения является великая война, в данном случае между враждующими сторонами семьи, которые являются потомками одного древнего рода. В середине поэмы мы встречаем величайшее и, возможно, самое известное и влиятельное произведение индуистской литературы, Бхагавад Гиту. Она представлена в форме диалога Всевышнего, в его проявлении Господа Кришны и его ученика, готовящегося к сражению принца Арджуны.

Арджуна осматривает армию врага и его охватывает желание покинуть поле сражения и даже умереть самому прежде, чем ему придеться убивать своих родственников. Кришна пробуждает в Арджуне истинное видение себя самого, не поддающегося смерти и призывает исполнять свое предназначение в духе йоги. Действие во имя йоги. Кришна разнообразно описывает это как "мудрость в действии", как овладение самовольным, порывистым умом, как гармония с собой и постижение того, что Господь вездесущ. Несомненно,поле боя,описанное в поэме, есть аналогия вечной борьбы человечества в стремлении к идеалу. В этом же смысле Господь Кришна побуждал Арджуну: "Утвердись в своем решении, утвердись в йоге, встань и сражайся, о Великий воин".

Независимо от религии, подобного уровня высокие и сложные откровения требуют для простых смертных и грешных людей комментариев т определения практических деталей дейтвия. Я верю, что и это тоже было бессмертным вкладом моего отца. Он был очень практичным человеком, временами даже со сверхъестественной способностью воспринимать человеческое состояние. Он был убежден, что йога Патанджали и Бхагавад Гита могут стать настолько доступными каждому мужчине, женщине, ребенку, насколько каждому доступен очередной вдох. И это может привести всех нас к бескрайним просторам и невообразимым возможностям.

Учение моего отца, черпая свои основы в мудрости Патанджали, опиралось на нескольких непоколебимых постулатов. Он уважал, и, что может быть более важно, признавал, что каждый индивидуум абсолютно уникален. Каждый мужчина и каждая женщина не похожи ни на кого кто когда-либо жил и умер в прошлом или кто когда-либо появится на свет в будущем. Более того, каждый человек имеет не только уникальную отличительную черту по рождению, воспитанию в семье и культуре, но также уникально меняется в каждый момент своего существования. Однако, учитывая уникальность этого постоянно трансформирующегося существования, Кришнамачарья, верил, что в каждом человеке заложена идентичная врожденная способность – так называемый внутренний храм. Именно там самость может достичь гармоничного погружения в Абсолют и слияния с ним.

Что есть гармония с собой?

Это единение тела, ума и души.

Как этого достичь?

С практической точки зрения это состояние начинается с физического здоровья.

Кришнамачарья хорошо знал, что никто не способен стремиться к совершенству или медитации на Бога, пока страдает от головных болей, астматических приступов, мучительных болей в спине или в кишечнике. С его точки зрения физическое здоровье было нечто больше, чем просто хорошо себя чувствовать. Здоровье происходит из чего-то более глубокого, необъяснимого даже с точки зрения самых продвинутых биомедицинских научных знаний. Это можно назвать силой исцеления и это в большей степени вопрос взаимоотношения не столько на физическом уровне, сколько взаимоотношения с учителем, или прежде всего, по убеждению моего отца, с Богом. В таком взаимоотношении мы стремимся к целостности. Интересно отметить, что в английском языке слово «целый» и «исцеление» происходят от одного и того же тевтонского корня - еще один намек из прошлого.

В учении моего отца нет разделения между сознанием и телом. Исцеление заложено в сознании и йога Патанджали это в большей степени наука о сознании. Когда сознание приближается к истине, душа неизбежно проявляется. Кришнамачарья, однажды, изложил это в стихотворении:

В чем противоречие, если Истина познана,

Отчего может быть болезнь, если ум чист,

Отчего может наступить смерть, если дыхание контролируемо,

Тогда просто предайся йоге.

«Тогда просто предайся йоге» - превосходная фраза, я думаю, которая сразу может зацепить и увлечь читателя.

Я посвятил более тридцати лет преподаванию йоги, включая множество лекционных туров как в Европу и Северную Америку, так и в различные регионы Азии. Я хорошо осведомлен об объединениях и организациях, которые вдохновляются такой идеей, как «ключ к исцелению лежит в сознании» и понятием «предаваться». Среди студентов и широкой публики есть те, кто ничего не знают о йоге и те, кто являются мастерами, так же как, очень широк спектр отношений между невозмутимым скептицизмом и бездумным принятием. Я могу быть особенно неравнодушен к скептикам, потому что я сам получил западное, научное образование инженера, и я часто оказываюсь среди их числа.

Никем ранее не использовались слова так осмотрительно, как моим отцом и, возможно, никто на протяжении столетий, никогда не вдыхал столько свежести в ветхие наидревнейшие значения многих слов и понятий. Как мы можем обнаружить, идея, что ключ к исцелению лежит в нашем сознании, не означает, что йога лечит от всех болезней. Для профилактики столбняка вы делаете прививки от столбняка и лечите серьезные инфекционные заболевания антибиотиками. Йога не работает совместно с великими достижениями медицинской науки. И значение слово «предаваться» также имеет отличное значение от того, которое есть в нашем условном понимании. Для Кришнамачарьи «предаться йоге» значит направить все на достижение независимости сознания и души.

Учение моего отца, прежде всего, основывалось на истине, которую каждый студент мог познать исходя из его или ее индивидуальных способностей в любой момент времени. Каждый движется вперед своим путем и в своем ритме. И каждый шаг должен быть обогащен опытом на пути к тому, о чем поясняет Бхагавад Гита, как эпизод из величайшего из всех приключенний, вечный поиск распознования исполнения своей собственной дхармы.

У каждого человека будет различная стартовая точка, но учение йоги Кришнамачарьи использует пять основных элементов.

Как правило, первый и начальный элемент включает асану, санскритский термин для обозначения положения тела. Второй элемент – это пранаяма, – техники осознанного контроля дыхания. Третий элемент – это рецитация мантр, отчасти используемая из-за своего исцеляющего эффекта и отчасти этот элемент духовно приближает нас к чему-то древнему и сакральному. Медитация является четвертым элементом – открытость сознания как внутрь так и вовне, за пределы обычных ограничений нашего ума. И пятый элемент его учения – это ритуал – так инстинктивны и универсальны действия человека – и так непонятны.

Несколько лет назад я присутствовал на встрече преподавателей йоги и их учеников, которые стремились создать некую организайию-объединение, подобную многим другим, которые помогают обучаться практике йоги. Однако в разговоре вдруг выяснилось, что само упоминание слова «ритуал», вызывает чрезвычайную озабоченность и неприятие.

Многие участники будущего объединения не могли иметь ничего общего с любой организацией, в которой использовалась концепция ритуала. Я понял, что они чувствовали, что это означало введение догматического элемента, который не может быть дальше от цели йоги. Таким образом, создание объединения было приостановлено всего лишь из-за недопонимании вокруг одного слова. Другие же настороженно относились к таким практикам как медитация и пение мантр. В связи с этим, одни из наиболее часто задаваемых вопросов это: всегда ли йога приводит к индуизму? Ответ таков: однозначно нет – если только ты не индус и не хочешь познать глубже свою религию. Йога подводит к границе с абсолютом, который затем может быть пережит в зависимости от индивидуальной потребности и дхармы. В действительности, меня часто просят разработать медитации для последователей других религий. Я обычно прошу студентов получить разрешения их духовных наставников, иначе это может оказаться очень странным, что индус из Ченнаи создает медитации для католиков, которые живут в Барселоне

Жизнь и работа Кришнамачарьи были посвящены йоге и ее практикам с открытым умом и свежим взглядом. Временами казалось, что он не просто читает древние писания так, как они написаны, но читает их между строк – приближаясь к их глубинным смыслам. И я думаю, это основа продолжающегося влияния и популярности идей и учения моего отца. Хочу поведать вам одну историю: в 1976 году я решил основать школу йоги в Ченнаи, которая бы носила его имя – Тhe Krishnamacharya Yoga Mandiram – Храм Йоги Кришнамачарьи. Mandiram обычно переводится как «храм», что в действительности не означало в данном случае то, что мы имели в виду. Мой отец учил другому значению этого слова, которое лежит глубже в оригинальном санскрите: «Manda» переводится как «тьма», а “ram” представляется как «свет». Таким образом, название школы воплощало в себе извечный вопрос от имени человеческого духа, место, где йога была «огнем, который рассеивает тьму».

Относительно небольшому количеству людей было знакомо имя моего отца при его жизни, хотя его учение коснулось жизни многих. Он никогда не искал личной славы и пресекал все попытки присвоить ему титул больший, чем профессор Т. Кришнамачарья. «В один момент говоришь, что ты гуру, а затем ты уже не гуру. Подобно тому, как кто-то может заявлять, что он йогин, на самом деле таковым не являясь»...

Жизнь Кришнамачарьи в последствие стала столь широко известной в том числе благодаря тем учителям, которые учились у него. Среди прочих был брат его жены (мой дядя), Шри Б.К.С. Айенгар, который основал более двухсот школ по всему миру. Также, среди них был ипервый серьезный западный ученик моего отца – и одна из его самых ранних учениц-женщин – Индра Деви. Они, и еще несколько десятков учителей по всему миру, которые учились вместе с нами в Ченнае, продолжают ту традицию йоги, которая вытягивала позвоночник еще тогда, когда история даже не записывалась на бумаге И как правило, каждый из них адаптировал и изменил практику йоги, исходя из современных потребностей своих учеников.

На фоне всех этих изменений и адаптаций, я понял необходимость собрать все те знания, которые мне были доступны, о жизни и работе моего отца. Я не расказываю в данной книге ту или иную конкретную практику йоги. Для этого вы должны найти хорошего учителя. Мое намерение таково, чтобы изучая живую традицию Кришнамачарьи, читатель обнаружил горизонты невообразимых возможностей, которые раскрываются перед человеком, идущим путем йоги.

Честно говоря, у меня было много сложностей, когда я писал о Кришнамачарье. Одной из которых была его категорическое неприятие любых попыток отдать должное его глубочайшим знаниям и учению. Исключением стал только единственный редкий случай, когда он принял внезапное решение ближе к концу своей жизни поделиться своей историей. Ранее он отказывался давать какие-либо интервью о себе и рассказывать о пройденном пути. В этом и состояла его смиренная преданность йоге, которую он ставил выше своей личности, также как и преданность предназначению учить мудрости йоги всех желающих.

Я часто задавался вопросом: «Одобрил бы он книгу о его жизни и работе?» Вместе с этим приходится признать такой факт, что сколько бы ни было написано о нем, это всего лишь ничтожная часть его опыта и таланта. Однако меня утешает то, что он все же одобрил мою попытку, при всевозможных недочетах и отсутствия полной картины, написать этот труд, который, я надеюсь, пробудит ваше любопытство о том, что же может предвещать вам йога. Господь Кришна сказал в Бхагавад Гите Арджуне:

даже тот, кто просто стремится к йоге, уже выходит за пределы книжных слов.













1 Надо заметить, что данный перевод и трактовка шлоки с определением йоги, данным Патанджали (ЙС., 1.2), является совершенно вольной и не имеет никаких совпадений с значениями слов, в шлоке использованных, как, впрочем, и не пересекается с большинством известных трактовок и комментариев этого определения (прим. ред)



8