Р А М А Я Н А

Книга первая

БАЛАКАНДА

(Книга о детстве)


Книга вторая

АЙОДХЬЯКАНДА

(Книга об Айодхье)



Перевод подготовил
П.А. ГРИНЦЕР









Текстовый формат подготовлен сайтом

Саморазвитие1.рф

Книга первая

БАЛАКАНДА

(Книга о детстве)


Первая песнь

1 Преданного аскезе и чтению вед,
Лучшего из знатоков речи,
Нараду, быка среди мудрецов,
Спросил подвижник Вальмики:

2 «Кто из ныне живущих в мире
Наделен добродетелью и доблестью,
Сведущ в законе и обычаях,
Говорит только правду, тверд в обетах?

3 Кто совершенен в своих деяниях,
Благосклонен ко всем существам,
Мудр, настойчив в стремлении к цели,
Превосходит всех красотой?

4 Кто владеет собой, подавив гнев,
Полон величия, лишен зависти,
Кого, когда он алчет битвы,
Даже боги страшатся?

5 О нем хочу от тебя услышать,
Ибо велико мое любопытство.
Ты один, о великий риши,
Можешь знать о таком человеке!»

6 Выслушав это слово Вальмики,
Знаток трех миров Нарада,
Обрадованный его вопросом,
Отвечал ему: «Слушай!

7 Достоинствами, что ты перечислил,
Нелегко обладать, о отшельник,
Но я знаю такого человека

И расскажу о нем. Слушай!

8 Он потомок рода Икшваку

И славится под именем Рама.

Решительный, доблестный, властный,
Мудрый, искусный, красноречивый,

9 Губитель врагов, наделенный счастьем,
Он всегда владеет собою.
У него широкие плечи, мощные длани,
Шея-раковина, твердый подбородок,

10 Могучая грудь великого лучника,
Мускулистое тело победителя
Его руки свисают до колен,
Прекрасны лоб, голова, походка.

11 Стройный, хорошо сложенный,
Темнокожий, полный силы,
Широкогрудый, долгоокий,
Он обладает счастливыми признаками.

12 Преданный долгу, верный слову,
Заботящийся о благе народа,
Стяжавший славу, всеведущий,
Благородный, учтивый, благочестивый,

13 Хранитель мира, губитель злодеев,
Покровитель живущих на земле,
Великий защитник добродетели,
Он всеми чтим, словно Праджапати.

14 Хранитель наследственного долга,
Покровитель своих подданных,
Знаток вед и шести веданг,
Знаток воинского искусства,

15 Он сведущ в шастрах и смрити,
Наделен ясным разумом,
Любим людьми, несокрушим духом,
Великодушен и проницателен.

16 К нему сходятся благородные люди,
Как реки стекаются к океану,
Высокочтимый, невозмутимый,
Он всегда у всех вызывает приязнь.

17 Наделенный всеми достоинствами,
Услада матери Каусальи,
Глубиной ума он схож с океаном,
Твердостью — с Гималайскими горами;

18 В доблести он подобен Вишну,
В красоте не уступает Соме,

В гневе — сжигающему миры Агни,
В терпеливости похож на Землю;

19 В щедрости равен Кубере,

В верности истине — Дхарме.

Этого воистину великого Раму,

Любимого сына Дашаратхи,
20 Наделенного такими достоинствами,

Лучшего из добродетельных,

Преданного благу народа,

Великий царь с радостью
21 Повелел к удовольствию подданных

Помазать в наследники царства.

Но, узнав о предстоящем помазании,

Жена Дашаратхи Кайкейи,

22 Получившая некогда от царя
Право выбора дара,
Потребовала себе в дар
Изгнать Раму и помазать
Bxaparv.

23 Верный прежде данному слову,
Дашаратха, связанный узами долга,
Принужден был послать в изгнание
Раму, своего любимого сына.

24 Повинуясь слову отца,
Верный его обещанию
Исполнить волю Кайкейи,
Ушел в лес доблестный Рама.

25 По любви и по чувству долга
Вслед за Рамой ушел в изгнание
Милый брат его Лакшмана,
Услада матери Сумитры.

26 Видя, как за любимым братом
Следует брат, верный дружбе,
Сита, любящая супруга Рамы,
Преданная ему всем сердцем,

27 Рожденная в роде Джанаки,
Словно чудо, посланное богами,
Наделенная счастливыми признаками,
Лучшая из жен в этом мире,

28 Тоже ушла вслед за Рамой,
Как за Месяцем следует Рохини.
И долгое время шли за Рамой
Горожане и отец Дашаратха.

29 У города Шрингаверы на Ганге,
Отпустив возничего, Рама

Встретил доброго друга —
Предводителя нишадов Гуху.

30 После свидания с Гухой
Рама с Лакшманой и Ситой
Переправились через Гангу
И углубились в глухой лес.

31 По совету мудреца Бхарадваджи
Они пришли к горе Читракуте
И в лесу у ее подножья
Выстроили прекрасную хижину

32 И жили втроем покойно и счастливо,
Подобно богам и гандхарвам.
Когда Рама достиг Читракуты,
В Айодхье царь Дашаратха,

33 Оплакивая любимого сына,
Сломленный горем, ушел на небо.
После смерти его дваждырожденные
Во главе с мудрецом Васиштхой

34 Предложили царствовать Бхарате,
Но он, многосильный, отверг царство
И отправился, доблестный, в лес,
Дабы припасть к ногам Рамы.

35 Подойдя к великому духом,
Несравненному в мужестве Раме,
Благородный, честный Бхарата
Принялся умолять брата:

36 "Стань царем, о знаток закона!"
Но, как ни просил он Раму,
Рама, великий из великих,
Прекрасный и достославный,

37 Отказался взойти на трон

В нарушение отцовской воли

И в знак права Бхараты на царство

Вручил ему свои сандалии.

38 Затем старший брат Бхараты
Настоял, чтобы тот вернулся.

И, послушно коснувшись ног Рамы,
Ушел Бхарата, не добившись цели,

39 И стал царствовать в Нандиграме
В ожидании возвращения брата.
Повидав горожан Айодхьи,
Побывавших у него с Бхаратой,

40 Рама после ухода брата
Отрешился от всего мирского

И, верный обету, смиривший чувства,
Поселился в лесу Дандаке.

41 В этом дремучем лесу
Лотосоокий царевич Рама
Убил ракшаса Вирадху,
Повидался с риши Шарабхангой,

42 С Сутикшной, с риши Агастьей,
А также с братом Агастьи.

По милостивому слову Агастьи
Получил обрадованный Рама

43 Лук Индры, меч и два колчана
С неотразимыми стрелами.

К Раме, живущему в лесу
Среди лесных отшельников,

44 Однажды риши пришли с просьбой
Избавить их от злодеев ракшасов;
И Рама дал им обещание
Уничтожить лесных чудовищ.

45 Этому обещанию Рамы
Истребить ракшасов в битве
Были рады огнеподобные риши,
Насельники леса Дандаки.

46 Вскоре ракшаси Шурпанакха,
Способная менять свой облик,
Которая жила в Джанастхане,
Была обезображена Рамой.

47 По призыву Шурпанакхи ракшасы
Кхара, Триширас и Душана
Собрали всех своих родичей

И вместе напали на Раму,

48 Но и они, и их сподвижники
Были убиты Рамой в битве.
Так живущим в лесу Рамой
Были уничтожены в битве

49 Четырнадцать тысяч ракшасов,

Населяющих Джанастхану.

Услышав об их избиении,

Воспылал гневом Равана
50 И себе помощником в мести

Выбрал ракшасу Марич\.

Хотя и пытался Марича
Остеречь своего господина:
51"Тебе, — говорил, — не по силам
Вражда с многомощным Рамой!"
Равана, обреченный судьбой,
Пренебрег его уговорами.

52 Вместе с Маричей Равана
Направился к обители Рамы,
Где, прибегнув к магии, Марича
Увел царевичей в глубь леса,

53 А Равана похитил Ситу

И убил коршуна Джатаюса.

Найдя убитого коршуна

И узнав, что Майтхили похищена,

54 Рагхава, охваченный горем,
Зарыдал как безумный.
Предав огню останки Джатаюса,
Блуждая по лесу в розысках Ситы,

55 Снедаемый пламенем скорби,
Рама повстречался с Кабандхой —
Ракшасой безобразного вида,
Внушающим всем ужас.

56 Его убил мощнорукий Рама,
Но, перед тем как уйти на небо,
Кабандха поведал потомку Рагху

О праведной отшельнице Шабари:

57 "Ступай, Рама, к этой отшельнице,
Сведущей в исполнении долга!"
Сиятельный губитель врагов
Направился в обитель Шабари,

58 И она приняла его с почетом,
Подобающим сыну Дашаратхи.
На берегу Пампы потомок Рагху
Встретил обезьяну Ханумана,

59 И Хануман познакомил Раму
С царем обезьян Сугривой.
Рама рассказал Сугриве

О себе и всей своей жизни,

60 С самого ее начала

И до похищения Ситы.
А царь обезьян Сугрива,
Выслушав рассказ Рамы,

61 Заключил с ним союз дружбы,
Скрепив его клятвой на огне.
В свою очередь царь обезьян
Поведал Раме о вражде с Валином,

62 Рассказал скорбно и доверчиво
Всю историю этой вражды,

И Рама в ответ на его рассказ
Поклялся убить Валина.

63 В сомненье, достанет ли сил
У Рагхавы убить Валина,
Сугрива поведал Раме

О неслыханной мощи Валина;

64 И в желании испытать Раму
Сугрива ему указал

На останки гиганта Дундубхи,
Громоздящиеся высокой горою.

65 Мощнорукий, могучий Рама,
Усмехнувшись, взглянул на кости
И большим пальцем ноги
Отбросил их на десять йоджан.

66 В доказательство своей силы
Он расщепил одною стрелою
Семь деревьев тала, и гору,

И землю вплоть до нижнего мира.

67 Обрадовался царь обезьян
И, преисполненный доверия,
Направился с Рамой в свою столицу —
Пещерный город Кишкиндху.

68 Там во всю мочь заревел Сугрива,
Обезьяна с желтой, как золото, шерстью,
И на этот рев навстречу Сугриве
Выбежал царь обезьян Валин.

69 Простившись с женой Тарой,

Он вступил с Сугривой в поединок,
И во время этого поединка
Рама убил его одной стрелою.

70 А убив Валина в битве,

Он исполнил просьбу Сугривы:
Отдал снова ему во власть
Утраченное было царство.

71 Бык среди обезьян, Сугрива
Собрал своих подданных

И разослал во все стороны света
На розыски дочери Джанаки.

72 По совету коршуна Сампати
Хануман, могучая обезьяна,
Прыжком на сто йоджан
Пересек соленый океан

73 И, достигнув города Ланки,

В котором властвовал Равана,
Увидел в ашоковой роще
Погруженную в раздумья Ситу.
74 Прибегнув к тайному знаку,
Он заручился ее доверием,
Утешил рассказом о Раме,
А затем разрушил ворота Ланки.

75 В битве сразил Хануман
Пять военачальников Раваны,
Акшу и семь сыновей министров,
Но и сам оказался в плену.

76 Зная, что по милости Брахмы
Он неуязвим для оружия,
Хануман по собственной воле
Дал связать себя ракшасам,

77 А затем сжег город Ланку,
Пощадив лишь жилище Ситы.
После этого могучая обезьяна
Возвратилась рассказать о содеянном.

78 Обойдя великого духом Раму
С почтением слева направо,
Он сказал: "Я видел Ситу", —

И поведал о своих приключениях.

79 Взяв с собой царя Сугриву,
Рама прибыл на берег океана
И возмутил его воды
Стрелами, блестящими, как солнце.

80 Тогда Океан, владыка рек,

Вышел навстречу Раме,

И по его совету Нала

Построил мост над океаном.
81 Перейдя по мосту в город Ланку,

Рама убил в сражении Равану;

Но, обретя долгожданную Ситу,

Подверг ее вдруг позору:

82 Среди собрания воинов Рама
Сказал ей жестокое слово.
Но, когда, не стерпев обиды,
Сита взошла на костер,

83 Все узнали по слову Агни,
Что она ни в чем не повинна.
Деяниям великого духом Рамы
Возрадовались боги и риши,

84 Возрадовались три мира

Со всем, что движется и недвижимо;
И Рама всеми богами и риши
Был почтен и прославлен.

85 Помазав на Ланке в цари ракшасов
Брата Раваны Вибхишану,

Рама добился, чего желал,

И, счастливый, избавился от забот.

86 Обезьян, погибших в битве, боги
Воскресили по просьбе Рамы,

И Рама на колеснице Пушпаке
Вместе с друзьями отбыл в Айодхью.

87 Побывав в обители Бхарадваджи,
Рама, исполненный величия,
Послал Ханумана к Бхарате
Возвестить о своем возвращении.

88 Он снова взошел на Пушпаку

И, в дружеской беседе с Сугривой
Вспоминая о всем, что случилось,
Вскоре приехал в Нандиграму.

89 Там, развязав косицу отшельника,

В окружении братьев, вместе с Ситой,
Безгрешный в деяниях Рама
Стал снова править царством.
90 А радостные подданные Рамы
Обрели довольство и процветание,
Благополучие и здоровье,
Избавились от нужды и страха.

91 И отныне никто из них и нигде
Не увидит сына умершим,
Жены не станут вдовами

И будут хранить мужьям верность.

92 Никого не будет преследовать
Страх пожара, наводнения,

Опустошительного урагана
Или смертельной лихорадки;

93 Никого не коснется страх голода
Или ужас перед разбойниками;
Города и деревни в избытке
Будут полны зерном и золотом,

94 И все будут жить счастливо,
Словно в золотом веке.
Совершив сотни ашвамедх,
Раздав множество золота,

95 Одарив, согласно обычаю,
Сведущих мужей и брахманов
Многими стадами коров

И несметными богатствами,

96 Достославный потомок Рагху
Учредит сотни царских династий,
Укрепит в мире четыре варны —
Каждую в исполнении долга.

97 Долгие десять тысяч лет
И еще десять сотен лет
Будет царствовать Рама,

А затем возвратится в мир Брахмы.

98 Кто прочтет рассказ о деяниях Рамы,
Устраняющий зло, очищающий сердце,
Доставляющий благо, подобно ведам,
Тот избавится ото всех грехов.

99 Человек, прочитавший повесть о Раме,
Дарующую долгую жизнь,

После смерти возрадуется на небе
С сынами, внуками и друзьями.
юо Брахман, читающий эту повесть,

да станет красноречивым!
Кшатрий —

да будет владыкой земли!
Вайшья —

да преуспеет в торговле!
И да обретет величие

даже рожденный шудрой!»

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики, первая песнь «Книги о детстве».



Вторая песнь


1 Выслушав этот рассказ Нарады,
Сведущий в слове и добродетели
Риши Вальмики и его ученик
Почтили великого мудреца.

2 Почтенный ими с должным смирением
Божественный риши Нарада
Приветливо с ними простился

И удалился на небо.

3 Спустя лишь одно мгновение
Мудрец оказался в мире богов,
А Вальмики пошел к Тамасе,
Реке, впадающей в Гангу.

4 Остановившись на ее берегу
И любуясь речными водами,
Невозмутимыми и прозрачными,
Мудрец сказал ученику:

5 «О Бхарадваджа, взгляни
На это святое место паломничества,
На эти прекрасные воды,
Чистые, как ум праведника!

6 Поставь на землю кувшин, сынок,
И принеси мне платье из лыка.

Я тем временем приму омовение
В святых водах Тамасы».

7 По слову великого духом Вальмики
Бхарадваджа, послушный гуру,
Принес и подал мудрецу

Его одежду из лыка.

8 Взяв платье из рук Бхарадваджи,
Мудрец, победивший страсти,
Надел его и направился в лес,
Вглядываясь в лесные заросли.

9 Невдалеке святой подвижник
Заметил неразлучную пару
Сладкоголосых птиц краунча,
Безмятежно резвящихся в лесу.

10 Как вдруг самца в этой паре
Некий приверженный злу нишада,
Жестокий, не знающий сострадания,
Поразил стрелой на глазах Вальмики.

11 Видя, как он умирает,

Как окровавленным телом

В судорогах бьется о землю,

Разразилась самка горестным криком.
12 Ее разлучили с любимым мужем,

Птицей с темно-красной головкой,

Крылатым спутником, который

Всегда находился с ней рядом.
13 Когда добродетельный риши

Увидел, что несчастная птица

Убита жестоким нишадой,

Им овладело чувство скорби.
14 И, повинуясь этому чувству,

Сострадая рыдающей самке,

Осуждая сотворенное зло,

Он произнес такое слово:
15 «Да лишишься ты, нишада,

На веки веков покоя

За то, что убил самца краунча,

Завороженного любовью!»

16 И только он это сказал,

Как разум его пронзила мысль:
«Что же я вдруг произнес,
Подвигнутый жалостью к птице?»

17 Всеведущий, бык среди мудрецов,
Наделенный великим разумом,
Он обдумал случившееся

И так сказал Бхарадвадже:
18 «Охваченный скорбью, я произнес

Равносложную, делимую на стопы,

Пригодную для пения шлоку.

Поистине, это стихи!»
19 А ученик, придя в восхищение,

Прекрасный стих, сочиненный Вальмики,

Подхватил и стал повторять.

И мудрец был весьма доволен.
20 Совершив в согласии с обрядом

Омовение в святом месте,

Вальмики пошел в обитель,

Обдумывая происшедшее.
21 А послушный ему ученик,

Праведный Бхарадваджа,

С кувшином, полным воды,

Последовал за своим гуру.
22 Возвратившись к себе в обитель,

Добродетельный Вальмики

Долго беседовал с учеником,

А затем погрузился в размышление.
23 И тут предстал во всем блеске

Перед взором быка среди мудрецов
Творец и Владыка мира

Четырехликий Брахма.

24 Увидев его, Вальмики
Поспешно поднялся и, почтительно
Сложив ладони, храня молчание,
Застыл, полный изумления.

25 А затем почтил хвалою бога
И, смиренно склонившись,
Предложил воду для уст и ног,
Усадил и расспросил о здоровье.

26 Благословенный Брахма,
Заняв почетное место,
Попросил риши Вальмики
Тоже присесть с ним рядом.

27 С соизволения Брахмы
Вальмики сел на циновку.

И когда он сидел неподалеку
От Великого Отца мира,

28 У него, пребывавшего в раздумье,
Пробудилась память о злодействе,
Учиненном нечестивым охотником
С разумом, запятнанным враждою.

29 Он вспомнил, как тот без причины
Убил сладкоголосого краунчу.
И Вальмики, полный сострадания,
Снова пропел сочиненную шлоку

30 И снова погрузился в раздумье,
Весь во власти испытанной скорби.
Тогда быку среди мудрецов,
Улыбнувшись, сказал Брахма:

31 «Ты поистине сложил шлоку.
Да не будет в этом сомнения!
И стихи у тебя, о брахман,
Родились по моей воле.

32 Ими, о лучший из риши,

Опиши полностью жизнь Рамы,
Добродетельного, благого,
Самого мудрого из людей.

33 Расскажи о деяниях твердого духом,
Как услышал о них от Нарады,

О всем том тайном и явном,
Что случилось с мудрым Рамой.

34 О его и Лакшманы подвигах,
О его борении с ракшасами,

О жизни его с царевной Видехи —
Расскажи все тайное и явное.

35 И да станет для тебя видимо
Даже то, что невидимо глазом;
И да не будет в твоей поэме
Ни единого лживого слова!

36 Праведный, пленяющий разум
Рассказ о Раме сложи в шлоках.
И пока на поверхности земли
Высятся горы и текут реки,

37 Будет звучать среди людей
Рассказ о деяниях Рамы.

И так же долго, как будет жить
Сотворенная тобой повесть,

38 Ты пребудешь в моем мире,

В верхних и нижних его пределах».
Так сказав, благой Брахма
Мгновенно исчез из виду,
Оставив в великом изумлении
Мудрого риши с учениками.

39 Затем все ученики Вальмики
Стали петь сочиненную им шлоку,
Вновь и вновь ее повторяли,
Полные радости и восхищения.

40 Эта сложенная мудрецом шлока,
В четырех равносложных стопах,
Многократно пропетая Вальмики,
Впитала в себя всю его горесть.

41 И тогда решил великий риши,
Помня о промысле Брахмы,
Сотворить такими стихами
Поэму о жизни Рамы — «Рамаяну».

42 И вдохновенный риши,

прославленный в мире,
Из многих сотен стихов

в равносложных стопах,
Словами, восхищающими

звучанием и смыслом,
Составил великую поэму

о деяниях Рамы.

43 Так слушайте эту поэму,

сочиненную риши,
Полную сладких созвучий

и смысла, прямого и тайного,
Поэму о великих деяниях

лучшего из потомков Рагху
И о том, как он убил

десятиголового Равану!

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
вторая песнь «Книги о детстве».



Третья песнь


1 Услышав это благое сказание,
Исполненное добродетели,
Пожелал Вальмики полнее и лучше
Узнать все случившееся с Рамой.

2 Отпив воды, сложив ладони,
Сидя недвижно на траве дарбхе,
Чьи стебли смотрели на восток,
Мудрец погрузился в созерцание.

3 И все, что на самом деле было
С Рамой, Ситой и Лакшманой,

С царем Дашаратхой и его женами,
С его царством и подданными,

4 Как они смеялись и говорили,
Как вели себя и что делали —
Все духовной силой прозрения

Он увидел воочию, в согласии с истиной.
5 Он увидел все, что сталось
С преданным истине Рамой,
Когда ушел он в лес в изгнание
Вместе с женой и Лакшманой.

6 То, что давным-давно случилось,

Праведный, погруженный в йогу

Вальмики так же ясно увидел,

Как плод амалаки на ладони.
7 И, увидев все, как было по правде,

Он, многомудрый, послушный долгу,

Приступил к своему рассказу

О деяниях прекрасного Рамы.

8 Полное высоких достоинств,
Любви, пользы и добродетели,
Как море драгоценных камней,
Чарующее слух слушателей,

9 Это сказание о потомке Рагху
Благой мудрец так же поведал,
Как прежде ему его рассказал
Великий духом риши Нарада:

10 О рождении Рамы, его доблести,
О его твердости, верности правде,
О его благоволении к людям,
Об ответной любви к нему народа;

11 О разнообразных преданиях,
Поведанных ему Вишвамитрой,
Когда Рама был у него в услужении,
О женитьбе на Сите, ломке лука;

12 О состязании Рамы с Рамой,

О добродетелях царя Дашаратхи,
О его решении помазать Раму,
О дурном поведении Кайкейи;

13 О прерывании помазания,
Об изгнании Рамы из царства,
О горе царя, его стенаниях,
Об его уходе в иной мир;

14 Об отчаянии царских подданных
Из-за постигшего их сиротства,
О беседе Рамы с вождем нишадов,
О возвращении суты Сумантры;

15 О переправе через Гангу,

О встрече с риши Бхарадваджей,
О прибытии по совету Бхарадваджи
На прекрасную гору Читракуту;

16 О жизни в построенной хижине,

О приходе Бхараты, великодушии Рамы,

О погребальном возлиянии
В память отца Дашаратхи;

17 О вручении царских сандалий,

Об отбытии Бхараты в Нандиграму,
О приходе Рамы в лес Дандаку,
Об убиении ракшасы Вирадхи;

18 О свидании Рамы с Шарабхангой
И встрече с риши Сутикшной,

О беседе Ситы с Анасуей

И дарении благовонной мази;

19 О свидании Рамы с Агастьей
И получении от него оружия,
О разговоре с Шурпанакхой
И нанесении ей увечий;

20 Об убиении Кхары и Тришираса
И о прибытии в Дандаку Раваны,
Об убиении ракшасы Маричи

И о похищении царевны Видехи;

21 О горьких стенаниях Рагхавы,
О гибели царя коршунов,

О встрече с ракшасой Кабандхой,
О прибытии к озеру Пампе;

22 О встрече с отшельницей Шабари,
О пище из плодов и кореньев,

О беседе на берегу Пампы
И о появлении Ханумана;

23 О приходе к горе Ришьямуке,

О встрече с обезьяной Сугривой,
О заключении с ним союза,
О вражде Сугривы и Валина;

24 Об убиении Рамой Валина,
О коронации им Сугривы,
О плаче Тары, о согласии,
О начале сезона дождей;

25 О гневе лучшего из потомков Рагху,
О сборе обезьяньего войска,

О походе во все стороны света,
Об увиденных обезьянами землях;

26 О перстне, полученном Хануманом,
О его пребывании в пещере Рикше,
О решении умереть от голода

И о встрече с коршуном Сампати;

27 О восхождении Ханумана на гору
И его прыжке через океан,

О помощи по слову Самудры
Хануману горы Майнаки;

28 О встрече с ужасной ракшаси,
Ловящей добычу по тени,

О гибели Синхики, о прибытии
Ханумана в прекрасную Ланку;

29 О его ночном вхождении в город,
О его раздумьях в одиночестве,

О посещении пиршественного зала
И прекрасных покоев дворца Раваны;

30 О том, как увидел Хануман
Равану и его колесницу Пушпаку,
О встрече Ханумана с Ситой,
Томившейся в ашоковой роще;

31 О беседе Ханумана с Ситой

И перстне, внушившем ей доверие,
Об угрозах ракшаси — стражниц Ситы
И о сне, увиденном Триджатой;

32 О драгоценном камне Ситы,
О разорении ашоковой рощи,

О бегстве перепуганных ракшаси,
Об избиении стражей Раваны;

33 О пленении Сына Баю,

О сожжении им в ярости Ланки,
О преодолении им океана
И о похищении меда;

34 Об утешении Рамы, увидевшего
Драгоценный камень Ситы,

О встрече с Океаном-Самудрой
И о строительстве моста Налой;

35 О переправе через океан войска
И о ночной осаде Ланки,

О союзе Рамы с Вибхишаной,
О предвестиях гибели ракшасов;

36 Об убиении Кумбхакарны
И о гибели Мегханады,

О смерти самого Раваны
И об обретении Ситы;

37 О короновании Вибхишаны,
О получении Рамой Пушпаки,

Об отбытии Рамы в Айодхью

И новом свидании с Бхарадваджей;
38 О поручении Сыну Ваю,

О встрече Рамы с Бхаратой,

О счастливом воцарении Рамы,

О роспуске его войска,

О ликовании подданных,

Об изгнании в лес Ситы
39 И о том, что дальше было с Рамой

Во время его земной жизни, —

Все это в превосходной поэме

Описал благой риши Вальмики.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
третья песнь «Книги о детстве».



Четвертая песнь


1 О Раме, обретшем царство,
Благословенный риши Вальмики
Составил в прекрасных стихах поэму,
Исполненную глубокого смысла.

2 В ней двадцать четыре тысячи шлок
И пять сотен сарг-песен;

Он разделил ее на шесть книг,
К которым добавил последнюю.
3 Составив последнюю книгу,
Рассказывающую о будущем,
Многомудрый Вальмики стал думать:
«Кто бы поэму сумел исполнить?»

4 Когда великий риши так думал,

Ног его, углубившегося в размышление,
Коснулись Куша и Лава,
Одетые в платье отшельников.

5 Он подумал, что Куша и Лава,
Братья, живущие в его обители,
Добродетельны, достойны славы,
Обладают прекрасными голосами.

6 И, подумав так, великий риши
Их, наделенных мудростью,

В совершенстве знающих веды,
Обучил, верный обету,

7 Этой великой поэме о Раме,
Дополняющей знание вед,
Повествующей о жизни Ситы
И о гибели потомка Пуластьи.

8 Приятную для чтения и слуха,
Исполняемую в трех ритмах
И в семи манерах пения,
Приспособленную для игры на вине,

9 Пронизанную любовной, горестной,
Веселой, гневной, устрашающей,
Героической и другими расами,
Эту поэму пропели братья,

10 Сведущие в искусстве гандхарвов,
Искусные в способах пения,
Обладающие прекрасным голосом,
Сами прекрасные, словно гандхарвы.

11 Наделенные красотой и счастьем,
Поющие звонко и сладостно,
Они казались двумя солнцами,
Двумя отражениями самого Рамы.

12 Оба благородных царевича

Безупречно запомнили всю поэму,
Наставляющую добродетели,
Прекрасную каждым своим слогом.

13 Как наказал им Вальмики,

Братья, всецело ею проникшись,
Пели поэму в собраниях риши,
Брахманов и благородных мужей.

14 Однажды они, высокие духом,
Наделенные благой участью

И всеми счастливыми признаками,
Присутствовали в собрании

15 Благочестивых и мудрых риши,
И там пропели эту поэму.
Слушая ее, мудрецы-риши,
Чьи глаза увлажнились слезами,

16 Пришли в великое восхищение,

Восклицая: «Прекрасно! Прекрасно!» —
Все они, преданные добродетели,
С сердцами, полными радости,

17 Восхвалили достойных хвалы,
Пропевших поэму Кушу и Лаву:

«Ах, как сладко их пение,
Как соразмерно со стихами,

18 Как делает время незаметным,
Как ясно видится все пропетое!
Оба они поют превосходно,
Проникая в самую суть событий,

19 Слаженно, сладко, вдохновенно,
Сохраняя всю красоту звучания».
Так прославляли Кушу и Лаву
Прославленные покаянием риши

20 За их покоряющее душу,
Несравненное по сладости пение.
Один мудрец, весьма довольный,
Подарил им кувшин черпать воду;

21 Другой, насладившись пением,
Дал им платье из лыка;
Третий — черную шкуру лани,
Четвертый — жреческий шнур;

22 Кто-то дал глиняную кружку,
Кто-то из мудрецов — пояс,
Кто-то — травяную подстилку,
Кто-то — набедренную повязку;

23 Некий мудрец, придя в восхищение,
Вручил им отшельнический топорик;
Другой наградил желтой одеждой,
Третий — коричневым платьем;

24 Один дал тесьму подвязывать волосы,
Другой — веревку носить дрова;
Один мудрец — вязанку хвороста,
Другой — жертвенную чашу;

25 Один — циновку из листьев удумбары,
Другой дал свое благословение.

И все мудрецы были довольны
И пожелали им долгой жизни.

26 Одарив такими дарами братьев,
Мудрецы, говорящие только правду,
Признали пропетое ими сказание
Соразмерным и совершенным,

27 Кладезем вдохновенья поэтов,
Прекрасным, достойным изумления,
Прославляющим его исполнителей
Как самых искусных певцов,

28 Пленяющим слух людей,
Дарующим счастье и долголетие.
Случилось однажды, что двух певцов,
Братьев Кушу и Лаву,

29 Прославляемых всеми и всюду,

На проселочных и на царских дорогах,
Увидел старший брат Бхараты
И повелел привести во дворец.
30 Там губитель врагов Рама

Почтил братьев, достойных почета,
И, воссев на царский трон,
Весь сверкающий золотом,

31 В окружении родичей и советников,
Сидящих с ним рядом,

Глядя на Кушу и Лаву,
Прекрасных видом и поведением,

32 Сказал, владыка, своим братьям
Шатругхне и Лакшмане:
«Пусть певцы, похожие на богов,
Споют нам свое сказание!»

33 По его приказу два брата
Начали посреди собрания
Петь, играя на вине, поэму,
Сладостную, полную чувства,

34 Заставляющую трепетать сердце
Стихами, прекрасно звучащими,
Полными глубокого смысла,
Доставляющую удовольствие
Разуму, сердцу, слуху

И каждой частице тела.
35 «Эти отшельники,

Куша и Лава,
Обладают всеми

царскими признаками;
Их величественная,

прекрасная поэма
И меня возвеличивает.

Слушайте!» —
36 Так сказал Рагхава,

и по его слову
Они с высоким искусством

пропели поэму,

И посреди собрания,

слушая их пение,
Рама отдался ему

всем сердцем.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Валъмики,
четвертая песнь «Книги о детстве».



Пятая песнь


1 Некогда вся эта земля,
Хранительница сокровищ,
Принадлежала великим государям,
Ведшим свой род от Праджапати.

2 Среди них был и царь Сагара,
По чьему повелению
Шестьдесят тысяч его сынов
Некогда вырыли океан.

3 В этом роду великих духом
Царей — потомков Икшваку

И появилось великое сказание,
Зовущееся «Рамаяной».

4 Его, научающее закону
Добродетели, любви и пользы,
Мы расскажем с начала и до конца.
Слушайте же благожелательно!

5 У берегов реки Сараю
Лежит великая страна Кошала,
Счастливая, процветающая,
Богатая зерном и золотом.

6 Ее столица Айодхья
Прославлена во всем мире,
Ее выстроил сам Ману,
Индра среди людей.

7 Этот великий, прекрасный город
Тянется на двенадцать йоджан,

В ширину имеет три йоджаны
И славится красивыми улицами.

8 Но лучшее его украшение —
Главная, царская улица,
Всегда усыпанная цветами,
Обильно политая водой.

9 В этом городе царствовал Дашаратха,

При котором страна процветала

И который правил в Айодхье,

Словно на небе царь богов.
10 Город с порталами и арками,

С благоустроенными рынками,

Полный оружия и разных изделий,

Изготовленных искусными ремесленниками,
11 Воспетый певцами и сказителями,

Несравненный по красоте и блеску,

Тянется к небу дворцовыми флагами

И сотнями сторожевых башен.
12 Весь в садах из деревьев амра,

С деревьями шала на окраинах,

Он будто полон красивых девушек,

Окруженных танцовщиками.
13 Опоясанный рвами с водою,

Неприступный для неприятеля,

Город славен слонами, конями,

Коровами, волами и мулами.
14 В него для выплаты дани

Приходят вассальные государи;

Из разных стран в него стекаются

Купцы со своими товарами.

15 Красуясь верхними террасами,
Дворцы его высятся будто горы,
Подобные дворцам Амаравати —
Столицы царя богов Индры.

16 Как игральная доска, многоцветный,
Этот город украшен блеском женщин,
Драгоценных камней всех видов,
Дворцов, похожих на колесницы в небе.

17 Дома в нем стоят ровно,
Тесно примыкают друг к другу,

В водоемах с водой слаще сахара

Выращивают превосходный рис.
18 Здесь всегда слышен громкий гул

Тамбуринов, тимпанов и барабанов,

Делающий город несравнимым

Ни с каким другим на земле.
19 Прекрасный своими строениями,

Прекрасный живущими в нем людьми,

Этот город кажется колесницей сиддхов,
Вознесенной в небо их добродетелью.
20 Искусные лучники этого города
Никогда не разят своими стрелами
Людей одиноких, несчастных,
Беззащитных и прячущихся;

21 Лишь хищных львов, тигров и вепрей,
Оглушающих лес яростным рыком,
Убивают они острыми стрелами
Или душат крепкими руками.

22 В этом городе, под охраной
Многих тысяч могучих воинов,
Долгие годы счастливо царствовал
Великий царь Дашаратха.

23 В этом городе жили

лучшие из дваждырожденных,
Достойные хранители

жертвенного огня,
Знатоки вед и шести веданг,

дарители тысяч коров,
Правдивые и великие духом,

словно великие риши.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
пятая песнь «Книги о детстве».



Шестая песнь


1 В этом городе Айодхье
Царствовал царь Дашаратха,
Сведущий в ведах, всесильный,
Мудрый, любезный горожанам,

2 Могучий воин рода Икшваку,
Щедрый, добродетельный, властный,
Прославленный царственный риши,
Равный великим риши,

3 Доблестный, укротивший страсти,
Губитель врагов, друзей покровитель,
Богатствами, обилием золота

Не уступающий владыке Вайшраване.

4 Так же как сиятельный Ману —
Хранитель этого мира,

Поистине, хранителем мира
Был и царь Дашаратха.

5 Преданный только правде,
Верный трем целям жизни,

Он правил в прекрасной Айодхье,
Как Индра в Амаравати.

6 В этом лучшем из городов
Жили добронравные люди,
Щедрые, умные, правдивые,
Довольные своей участью.

7 В этом лучшем из городов
Не было бедных домохозяев,

У которых недоставало имущества,
Коров, лошадей или денег.

8 Не было жаждущих наживы
Скупцов, мошенников, негодяев;
Не встречались в Айодхье люди
Невежественные или злобные.

9э Добродетельные мужья и жены
Славились своим поведением,
Были привязаны друг к другу,
Безгрешны, как великие риши.

10 Не было тех, кто нуждался в пище,
Не имел бы серег, венков, украшений,
Не умащал бы себя благовониями,
Был не умытым, дурно пахнул.

11 Никто не ел нечистой еды,
Не было людей безрассудных,
Жадных, скрывающих от взоров
Свои кольца, браслеты, ожерелья.

12 Не было в Айодхье мужей,

Не приносящих на огне жертвы,
Не было злодеев, воров, нищих,
Детей от смешанных браков.

13 Брахманы, победившие чувства,
Знатоки вед и искусства дарения,
Скромные в своих притязаниях,
Всегда соблюдали свою карму.

14 Не было среди них богохульников,
Лгунов, невежд и завистников,
Не было ни одного брахмана,
Не сведущего в своем деле.

15 Не было тех, кто не знал веданг,
Кто нарушил бы принятый обет,
Не дарил бы жрецам коров,
Был угнетен, суетлив, неразумен.

16 Нельзя было увидеть в Айодхье
Человека, не чтящего царя,

Не было мужчины или женщины
Несчастных либо уродливых.

17 В этом лучшем из городов
Люди всех четырех варн
Ревностно почитали богов,
Различали хорошее и дурное,

18 Были храбры, красноречивы,
Преданны долгу и истине,
Жили долго, окруженные
Женами, детьми, внуками.

19 Кшатрии почитали брахманов,
Вайшьи были послушны кшатриям,
Шудры, зная свои обязанности,
Служили первым трем варнам.

20 Этот город жил так же счастливо
Под властью потомка рода Икшваку,
Как встарь при первом его царе,
Владыке людей — мудром Ману.

21 Город охраняли воины,
Грозные, как жгучее пламя,
Искусные, сильные, яростные,
Похожие на львов в засаде.

22 Город славился лошадьми
Родом из Камбоджи и Бахлики

И превосходными рыжими конями
Из Ванаю и долины Синдху.

23 Город был полон слонов

Из леса Виндхьи и Гималаев,
Яростных, опьяненных течкой,
Могучих, похожих на горы;

24 Слонов, что вели свой род

От четырех хранителей мира —
Айраваты и Ваманы,
Анджаны и Махападмы;

25 Слонов разной породы:
Огромных и низкорослых,

С короткими и длинными бивнями,
Громкоревущих, прекрасных.

26 И город, где жили эти слоны,
Могучие, ростом с гору,
Сам огромный и могучий,

По праву звался Необоримый.

27 В этом городе царь Дашаратха,
Сиятельный и могучий,
Усмиривший своих врагов,
Царствовал, словно месяц в небе.

28 Великий царь,

могучий, как Индра,
Он правил

в необоримой Айодхье,
В благословенном

многотысячном городе,
С большими домами

на крепких засовах.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
шестая песнь «Книги о детстве».



Седьмая песнь


1 У Дашаратхи, потомка Икшваку,
Были достойные помощники,
Сведущие, опытные в совете,
Всегда заботящиеся о благе царя.

2 У него было восемь министров,
Прославленных во всем мире,
Добродетельных, преданных,
Всечастно занятых делами царства:

3 Дхришти, Джаянта, Виджая,
Сураштра и Раштравардхана,
Акопа, Дхармапала

И восьмой — мудрый Сумантра.

4 Было также два мудрых жреца,
Два любимых его наставника,
Двое лучших из риши —
Васиштха и Вамадева.

5 Были и другие советники:
Суяджня, Джабали, Кашьяпа,
Гаутама, Диргхаюс, Маркандея,
А также брахман Катьяяна.

6 Эти брахманы-риши и министры,
Получившие должности по наследству,
Обладали обширными знаниями,
Были скромны и сдержанны в чувствах.

7 Удачливые, великие духом,
Изучившие шастры, решительные,
Они всегда добивались цели

И делали то, что обещали.

8 Они, непреклонные, но терпеливые,
Держались с достоинством, но приветливо,
Никогда не говорили необдуманно,
Поддавшись гневу или пристрастию.

9 Все, что было, есть или будет,

Они знали от соглядатаев;

Для них не было ничего тайного

Ни в своей, ни в чужих землях.
10 Справедливые и в суде, и в дружбе,

Они, если требовал закон,

Могли наложить наказание

Даже на собственного сына.
11 Они исправно собирали налоги,

Укрепляли царское войско,

Не преследовали даже недругов,

Если те не шли на злодеяние.

12 Мужественные и деятельные,
Искусные в управлении царством,
Они были во всем покровителями
Добронравных жителей страны.

13 Они пополняли казну царскую

Без ущерба для брахманов и кшатриев,
А когда назначали наказание,
То только сообразно проступку.
14 При них, праведных и мудрых,
Всегда согласных друг с другом,
Не было ни в стране, ни в городе
Людей, говорящих неправду,

15 Питающих злые помыслы,
Вожделеющих к чужой жене.

Вся страна и лучший из городов Айодхья
Жили при них в покое и довольстве.

16 Безупречные в своем поведении,
Они носили нарядное платье,
Постоянно бодрствуя, за всем наблюдая,
Пеклись о благе лучшего из царей.

17 Справедливые, как их государь,
Известные своей храбростью,
Они мудростью своих решений
Славились даже в дальних странах.

18 Всегда почитая добродетель,
Они чурались любого зла;
Ведая делами войны и мира,
Неизменно добивались успеха.

19 Они умели скрывать свои планы,
Угадывали потаенные мысли,
Были сведущи в науке управления
И красноречивы в любом собрании.

20 Имея таких советников,
Наделенных всеми достоинствами,
Великий царь Дашаратха
Справедливо правил землею.

21 Рассылая повсюду лазутчиков,
Охраняя подданных силой закона,
Предлагая каждому защиту,
Пресекая попытки беззакония,

22 Этот царь, тигр среди людей,
Прославляемый в трех мирах,
Воплощающий в себе истину,
Властвовал надо всей землей.

23 Не встречая нигде соперников,
Ни равных себе, ни более сильных,
Окруженный друзьями и вассалами,
Затмевая блеск своих недругов,
Дашаратха царствовал на земле,
Словно Владыка богов на небе.

24 Имея таких министров,

дающих благие советы,
Снискавших любовь народа,

искусных и сведущих,
Царь Дашаратха сиял,

озаренный славой,
Как сияет в блеске лучей

восходящее солнце.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
седьмая песнь «Книги о детстве».



Восьмая песнь


1 Но у него, могущественного царя,
Добродетельного, великого духом,
Не было продолжателя рода,

И его терзало отсутствие сына.

2 Однажды, когда он думал об этом,
У него родилась благая мысль:
«Мне нужно ради рождения сына
Предпринять великую ашвамедху».

3 Посоветовавшись с министрами,
Он, добродетельный, твердый духом,
Укрепился в своей мысли
Совершить жертвоприношение коня.

4 И сказал многославный государь
Сумантре, лучшему из министров:
«Немедля пойди за моими гуру

И приведи их с главным жрецом».

5 Сумантра, проворный в деле,
Тотчас ушел и вернулся,
Приведя искушенных в ведах
Всех царских наставников:

6 Суяджню, и Вамадеву,
И Джабали, и Кашьяпу,

И главного жреца Васиштху,
И других лучших из брахманов.

7 Почтив их всех, как принято,
Добродетельный царь Дашаратха
В согласии с долгом и пользой
Сказал им учтивое слово:

8 «Я всегда лелеял мечту о сыне,
Но не выпало мне такого счастья.
И вот ради рождения сына

Я задумал начать ашвамедху.

9 Я хочу принести жертву

В согласии с шастрами и законом.
Вам, мудрым, должно обдумать,
Как лучше исполнить мое желание».
10 «Да будет так!» — воскликнули
Брахманы во главе с Васиштхой
И почтительно одобрили слово,
Сказанное царскими устами.

11 Обрадованные до глубины сердца,
Они так отвечали Дашаратхе:
«Пусть приготовят все для жертвы,
Пусть будет отпущен на волю конь,

12 Пусть на северном берегу Сараю
Обустроят место для жертвы!
Твое желание иметь сына
Непременно сбудется, о государь!

13 Во благо осенила твой разум
Эта мысль о наследнике-сыне!»
Выслушав слово брахманов,
Дашаратха остался весьма доволен

14 И, сияя взором, полным радости,
Приказал своим министрам:
«Пусть по слову моих гуру
Приготовят все, что нужно для жертвы,

15 И под надзором жрецов и воинов
Да будет отпущен на волю конь!
На северном берегу Сараю
Обустройте место для жертвы

16 И, как положено, совершите
Очистительные обряды.
При исполнении ашвамедхи
Цари не должны ошибаться:

17 Если в лучшем из жертвоприношений

Допустить хоть малую ошибку,

Всеведущие брахмаракшасы

Непременно ее обнаружат,
18 И тогда из-за сделанной ошибки

Устроитель жертвы погибает.

Дабы это жертвоприношение

Прошло по закону и обычаю,
19 Вы, назначенные его исполнить,

Должны соблюсти его порядок!»

«Да будет так!» — отвечали

Пришедшие к царю министры.
20 Выслушав Индру среди царей,

Брахманы, знатоки закона,

Восславили лучшего из государей

И, получив от него указания,
21 Один за другим удалились

Тем же путем, что пришли.

После ухода мудрых брахманов
Царь сказал своим министрам:

22 «Под наблюдением жрецов
Подготовьте, как должно, ашвамедху».
Так приказав, тигр среди царей
Отпустил собравшихся министров,

23 А сам проследовал, мудрый,
Во внутренние покои дворца.
Войдя в покои, Дашаратха
Сказал своим любезным супругам:

24 «Готовьтесь ради рождения сына
Принять участие в ашвамедхе!»

И у них, прекрасных, при этом слове
Просияли от радости лица,
Словно нежные цветы лотосов
С окончанием холодной зимы.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
восьмая песнь «Книги о детстве».



Девятая песнь


1 Вскоре царский сута Сумантра
Сказал Дашаратхе с глазу на глаз:
«Послушай древнюю историю,
Которая есть в пуранах.

2 Эту историю я услышал
Из уст мудрых брахманов.
Однажды благой Санаткумара
В присутствии многих риши

3 Поведал рассказ, предвещающий
Рождение твоего сына:

"Есть у риши Кашьяпы сын
По имени Вибхандака.

4 А у Вибхандаки будет сын,
Которого назовут Ришьяшринга.
Вырастет Ришьяшринга в лесу
И будет жить в лесной обители.

5 Постоянно следуя за отцом

И, кроме отца, никого не зная,
Он, Индра среди мудрецов,
Примет двойной обет брахмачарина.

6 По рассказу, чтимому в трех мирах
И поведанному прозорливцами,
Для брахмачарина Ришьяшринги,
Услужающего отцу в жертвах,

7 Придет время, о государь,
Изменить привычную жизнь —
Время, когда в стране
ангов
Будет царствовать царь Ромапада,

8 Могущественный, доблестный,
Прославленный во всем мире.
По вине этого государя
Случится жестокая засуха,

9 Нескончаемая, смертоносная,
Сулящая много несчастий.

И когда она разразится,
Царь, исполненный печали,

10 Созовет умудренных брахманов
И скажет им такое слово:
'О почтенные знатоки закона
И всего, что случается в мире,

11 Укажите, каким покаянием

Искупить мне свою провинность!'
В ответ на слова царя
Эти лучшие из брахманов,

12 Мудрецы, искушенные в ведах,
Так скажут владыке земли:
'Постарайся любыми средствами
Привести сюда сына Вибхандаки.

13 А когда придет Ришьяшринга,
Окажи, царь, сыну Вибхандаки
Почести, какие положены
Брахману, искушенному в ведах,
И, не колеблясь, дочь свою Шанту
Выдай за него замуж'.

14 Выслушав совет брахманов,
Царь углубится в размышления:
Какое ему найти средство
Привести могущественного риши.

15 Посовещавшись с советниками,
Царь, твердый в решениях,
Захочет послать за Ришьяшрингой
Главного жреца и министров.

16 Те, услышав его желание,

Скажут, смущенно потупив головы:

'Мы боимся прогневать риши'.

Но затем, обдумав иной способ
17 Исполнить царское решение,

Министры ободрят государя:

'Сами, дабы избежать ошибки,

Мы не пойдем за мудрецом,
18 Но сына риши, по нашему слову,

Приведут к государю гетеры,

Шанта станет его женой,

И бог нам пошлет дождь'.

19 Зять Ромапады Ришьяшринга
Одарит тебя, государь, сынами!"
Вот я и поведал сказание,
Рассказанное Санаткумарой».

20 Дашаратха, выслушав сказание,
Обрадованный, попросил Сумантру:
«Расскажи подробно, как Ришьяшрингу
Привели ко двору Ромапады».

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
девятая песнь «Книги о детстве».



Десятая песнь


1 По просьбе царя Сумантра
Снова начал рассказывать

О том, как министры Ромапады
Привели в город Ришьяшрингу:
«Все, что было мне поведано,
Слушай вместе с советниками!

2 Главный жрец и министры
Сказали царю Ромападе:

"Мы придумали безотказный способ,
Как нам добиться успеха.

3 Предаваясь аскезе и чтению вед,
Не уходит из лесу Ришьяшринга;

Он не знает тех радостей,
Какие доставляют женщины.

4 Возбудив в нем чувства,
Волнующие сердце мужчины,

Мы завлечем его в город.

Да будет это сделано быстро!
5 Пусть пойдут красавицы гетеры

И, принятые им с почетом,

Прельстят его своими уловками,

А затем приведут с собою".
6в Выслушав главного жреца,

Царь ответил согласием,

И жрец вместе с министрами

Сделал все, как задумал.

7 Лучшие из гетер по их приказу
Отправились в лес и, оказавшись
Вблизи обители Ришьяшринги,
Стали искать с ним встречи.

8 Сын Вибхандаки, мудрого риши,
Постоянно проживал в обители
И, послушный во всем отцу,
Далеко от нее не удалялся.

9 Со дня рождения этот отшельник
Не видел ни мужчины, ни женщины,
Ни какого иного существа,
Рожденного в городе или деревне.

10 Случилось так, что сын Вибхандаки,
Однажды гуляя по лесу,
Вдруг увидел прекрасных жен,
Поджидавших его появления.

11 Эти юные искусительницы,
Одетые в яркие одежды,
Поющие сладкими голосами,
Приблизились к нему и спросили:

12 "Мы хотели бы знать, брахман,
Кто ты и чем занимаешься?
Один ли, скажи нам, ты живешь
В этом лесу, глухом и безлюдном?"

13 Ришьяшринга никогда не встречал
Столь красивых, прелестных созданий,
И в сердце его возникло желание
Поведать им о себе и отце.

14 "Отца моего зовут Вибхандака.
Я сын его — Ришьяшринга,
И имя мое, и моя судьба
На земле хорошо известны.

15 О пленяющие своим видом!
Здесь поблизости наша обитель;
Я, по заведенному обычаю,
Хотел бы принять вас как гостий!"

16 Выслушав слово сына риши,
Согласились красавицы гетеры
И направились все вместе
Повидать обитель Ришьяшринги.

17 А когда они пришли в обитель,
Сын риши принял их с почетом,
Предложил воду для уст и ног,
Угостил плодами и кореньями.

18 Они приняли с удовольствием
Знаки почета от Ришьяшринги,
Но, боясь возвращения риши
И торопясь уйти, сказали:

19 "Есть и у нас, дваждырожденный,
Для тебя восхитительные фрукты.
Благо тебе, мудрец! Возьми их

И съешь быстрей не откладывая".

20 И тут же, изображая радость,
Стали ласково его обнимать,
Потчевать засахаренными фруктами
И многими другими сластями.

21 А когда отшельник их отведал,
То подумал, что таких сладостей
Он за время жизни в лесу

Ни разу еще не пробовал.

22 Опасаясь прихода Вибхандаки,
Гетеры простились с Ришьяшрингой
Под предлогом, что настало время
Исполнения святых обетов.

23 Но едва ушли они, у Ришьяшринги
Стало биться беспокойно сердце,
И в смятении внук Кашьяпы

Не находил себе нигде места.

24 На следующий день благородный,
Достославный сын Вибхандаки,
Размышляя о том, что случилось,
Вышел из обители на прогулку

25 И снова встретил этих гетер,
Прекрасных, нарядно одетых.

Видя, что он рад встрече,
Те возликовали всем сердцем

26 И, приблизившись к нему, сказали:
"О благородный брахман,
Пойдем теперь в нашу обитель!"

И еще они ему сказали:

27 "Там для тебя приготовлено
Множество плодов и кореньев,
И тебя, благородный брахман,
Мы примем со всем радушием".

28 На уговоры этих гетер
Откликнулось сердце Ришьяшринги,
Он согласился с ними пойти,

И женщины отвели его в город.

29 Когда мудрец, великий духом,
Появился на улицах города,
Бог тотчас же пролил дождь,
И в ответ возликовала земля.

30 Узнав о приходе мудреца,
Принесшего с собой дождь,
Царь вышел ему навстречу
И склонил перед ним голову.

31 Смиренно, как это и подобает,

Он исполнил обряд гостеприимства,
Испросив у великого мудреца
Милости, дабы тот не гневался.

32 Затем, приведя его во дворец
И выдав за него замуж
Согласно закону дочь Шанту,
Царь обрел покой и радость.

33 С тех пор, окруженный почетом,
Не зная преград своей воле,
Живет в городе с женой Шантой
Сиятельный мудрец Ришьяшринга».

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Валъмики,
десятая песнь «Книги о детстве».



Одиннадцатая песнь


1 «Слушай же, государь, дальше
Сулящий благо рассказ,

Который поведал мне богоравный
Мудрец Санаткумара:

2 "В роду потомков Икшваку
Родится исполненный добродетели,
Многославный, преданный истине
Царь по имени Дашаратха.

3 Государь этот вступит в дружбу
С владыкой страны ангов,
Чьей дочери, Шанте,
Суждена была великая участь.

4 К этому владыке ангов,
Которого зовут Ромапада,
Придет многославный Дашаратха
И скажет такое слово:

5 'О добродетельный, я бездетен
И прошу, чтобы муж Шанты

С твоего согласия принес жертву
Ради продолжения моего рода'.

6 Выслушав слово Дашаратхи
И хорошенько его обдумав,
Ромапада отпустит супруга Шанты
Ради рождения у царя сына.

7 Пригласив к себе Ришьяшрингу
И избавившись от заботы,
Дашаратха, радуясь всем сердцем,
Приступит к началу жертвы.

8 Почтительно сложив руки,
Добродетельный царь Дашаратха
Попросит о помощи Ришьяшрингу,
Лучшего из дваждырожденных.

9 Попросит ради рождения сына

И своего пребывания на небе

Принести жертву, и лучший из брахманов

Исполнит желание государя.
10 У Дашаратхи родятся четыре сына,

Наделенные несравненным величием.

Они продолжат его род

И сами прославятся среди людей".
11 Вот рассказ, который некогда,

В начале божественной юги,

Рассказал достославный, почтенный,

Равный богам Санаткумара.

12 Так приведи же, тигр среди людей,
С должным почетом Ришьяшрингу!
Сам отправься за ним, государь,

С колесницами и со всем войском!»

13 Выслушав рассказ Сумантры,
Обрадовался царь Дашаратха.
Поведав рассказ Васиштхе

И получив его одобрение,
14 Отправился в путь Дашаратха
С женами и министрами.
Преодолев на этом пути
Бесчисленные леса и реки,
15 Он прибыл в страну ангов,
Где жил бык среди мудрецов,
И встретился там с Ромападой
И лучшим из дваждырожденных.

16 Увидев царя и сына риши,
Сияющего, словно огонь,
Царь, соблюдая обычай,
Выказал обоим почтение.

17 Верный дружбе с Дашаратхой,
Ромапада обрадовался всем сердцем
И поспешил его познакомить

С мудрым сыном Вибхандаки.
18 Ришьяшринга одобрил дружбу,

Связывающую государей,

И выказал свое почтение

Дашаратхе, быку среди людей.
19 Прошло семь или восемь дней,

И Дашаратха сказал Ромападе:

«Дозволь, о владыка людей,

Твоей дочери и ее супругу
20 Вместе со мной пойти в Айодхью,

Ибо предстоит великая жертва».

«Да будет так!» — отвечал Ромапада

И одобрил уход мудреца.

21 А затем сказал Ришьяшринге:
«Иди вместе с Шантой в Айодхью!»
И риши ответил согласием:

«Я сделаю все, что пожелаешь».

22 Когда он по просьбе царя
Согласился уйти вместе с Шантой,

Обрадовались оба государя,
Дашаратха и могучий Ромапада.

23 Поздравив себя с успехом,

Они обняли друг друга с любовью,

И, сердечно простившись с Ромападой,

Отправился в путь потомок Рагху.

24 Он послал к горожанам Айодхьи
Быстрых вестников с таким наказом:
«Пусть немедля весь город

Будет отменно прибран,

25 Вычищен, пропитан благовониями,
Повсюду украшен флагами!»
Узнав о возвращении Дашаратхи,
Охваченные радостью горожане

26 Сделали все, как было приказано
Царем через его вестников.
Под звуки раковин и барабанов
Царь вступил в украшенный город.

27 Перед ним шел Ришьяшринга,
Бык среди дваждырожденных,
И горожане были счастливы
Видеть прославленного брахмана,

28 Которого окружил почетом,
Как Индра на небесах Кашьяпу,
Дашаратха, Индра среди людей,
Деяниями похожий на Индру.

29 Он провел его внутрь дворца,
Исполнил обряд почитания

И подумал, что выполнил свой долг,
Приведя Ришьяшрингу в Айодхью.

30 Все царицы, жены Дашаратхи,
Были рады видеть рядом с риши
Долгоокую красавицу Шанту

И всем сердцем ее полюбили.

31 Царицы и царь Дашаратха
Окружили Шанту почетом,
И она со своим супругом
Стала счастливо жить в Айодхье.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
одиннадцатая песнь «Книги о детстве».



Двенадцатая песнь


1 Когда наступила весна,

В один из счастливых дней
Царь решил, что настало время
Приступить к жертвоприношению.

2 Склонив голову, он попросил
Богоравного мудреца Ришьяшрингу
Быть жрецом и принести жертву
Ради продолжения царского рода.

3 Ответив согласием, Ришьяшринга
Так сказал владыке земли:
«Пусть приготовят все для жертвы,
Пусть будет отпущен на волю конь;

4 Пусть на северном берегу Сараю
Обустроят место для жертвы!»
Тогда Дашаратха призвал Сумантру
И сказал лучшему из министров:

5 «Пригласи брахманов, сведущих в ведах,
Пригласи жрецов, знатоков закона,
Пригласи ко мне скорей Суяджню,
Вамадеву, Джабали и Кашьяпу,

6 А также главного жреца Васиштху
И лучших из дваждырожденных».
Проворный в делах Сумантра,
Не теряя времени, удалился

7 И вскоре привел этих брахманов,
Мудрецов, искушенных в ведах.
Почтив всех как должно,
Добродетельный царь Дашаратха

8 Сказал им учтивое слово,
Согласное с долгом и пользой:
«Меня сжигает тоска по сыну,
И нет мне без сына счастья.

9 Поэтому ради рождения сына
Задумал я начать ашвамедху,
Совершить в согласии с законом
Великое жертвоприношение коня.

10 И хочу я исполнить свое желание
С помощью риши Ришьяшринги».
Это благочестивое слово,
Излившееся из уст Дашаратхи,

11 Одобрили все брахманы

Во главе с мудрецом Васиштхой,
И от их имени Ришьяшринга
Так сказал государю:

12 «Пусть приготовят все для жертвы,
Пусть будет отпущен на волю конь,
Пусть на северном берегу Сараю
Обустроят место для жертвы!

13Ты, чей разум просветлен
Мыслью о рождении сына,
Обретешь четырех сыновей
Несравненного величия».

14Услышав слово брахманов,
Возликовал великий царь
И, призвав к себе министров,
Так сказал им, счастливый:

15 «Приготовьте быстро по слову гуру
Все, что нужно для жертвы;

И под надзором жрецов и воинов
Да будет отпущен на волю конь!

16 На северном берегу Сараю
Обустройте место для жертвы
И, как положено, совершите
Очистительные обряды!

17 При исполнении ашвамедхи
Цари не должны ошибаться.

Если в лучшем из жертвоприношений
Допустить хоть малую ошибку,

18 Всеведущие брахмаракшасы
Непременно ее обнаружат,

И тогда из-за сделанной ошибки
Устроитель жертвы погибает.

19 Дабы мое жертвоприношение
Шло по закону и обычаю,

Вы, назначенные его исполнить,
Должны соблюсти его порядок».

20 «Да будет так!» — отвечали
На слово царя министры,
И стали действовать по приказу,
Данному Индрой среди людей.

2i Восхвалив знатока добродетели
Быка среди царей Дашаратху,

Брахманы затем удалились
Тем же путем, что пришли.
22 А когда разошлись брахманы,
Государь отпустил министров
И сам проследовал, мудрый,
Во внутренние покои дворца.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, написанной риши Валъмики,
двенадцатая песнь «Книги о детстве».



Тринадцатая песнь


1 Когда же прошел полный год
И снова настала весна,
Могучий царь приступил

К исполнению ашвамедхи.

2 Царь, желая рождения сына,
Почтил как должно Васиштху

И обратился к лучшему из брахманов
С хорошо обдуманным словом:

3 «О бык среди брахманов, я хочу
Так совершить жертвоприношение,
Чтобы было оно безупречным

И прошло в согласии с законом.

4 Ты милостив, расположен ко мне,
О лучший и величайший гуру!
Прими на себя нелегкое бремя
Предстоящего жертвоприношения!»

5 «Да будет так! — ответил царю
Лучший из дваждырожденных. —
Не тревожься, я все сделаю,
Как ты, государь, задумал».

6 Созвав старейших брахманов,
Сведущих в жертвоприношении,
Людей, искусных в строительстве,
Добропорядочных и опытных,

7 Лучших мастеровых, ремесленников,
Каменщиков, плотников, землекопов,
Астрологов, актеров, танцоров,

А также благочестивых мужей,

8 Знающих веды и шастры,
Васиштха сказал им такое слово:

«Вам надлежит по приказу царя

Начать приготовления к жертве.
9 Нужно быстрей сюда доставить

Многие тысячи кирпичей

И возвести царские павильоны,

Удобные для проживанья.
10 Нужно построить для брахманов

Сотни прекрасных жилищ,

Обильных едой и питьем,

Защищенных от непогоды;
11 Нужно в изрядном количестве

Воздвигнуть дома для горожан

И государей иных земель,

Которые явятся издалека;
12 А также построить стойла

Для лошадей и слонов,

Приюты на ночь и дома

Для чужеземных воинов.
13 Возведите побольше жилищ,

Отвечающих любому желанию!

Для горожан и всего народа

Приготовьте должное угощение
14 По всем обычаям гостеприимства,

А не просто для видимости,

Так, чтобы, пользуясь почетом,

Все варны были довольны.
15 Да не будет никто унижен

Под воздействием страсти или гнева!

Даже тот из слуг и ремесленников,

Кто не занят в жертвоприношении,

16 Должен, как требует обычай,
Пользоваться всемерным почетом.
И да будут предложены каждому
Подобающие жилье и пища!

17 Дабы все хорошо устроить
И избежать упущений,
Всем вам надлежит работать
С умом и старанием».

18 Выслушав приказ Васиштхи,
Все собравшиеся сказали:
«Мы сделаем все как ты желаешь,
И ничего не будет упущено».

19 Они стали делать как сказано
И не упускали даже мелочи.
А Васиштха, позвав Сумантру,
Сказал ему такое слово:

20 «Пригласи сюда государей —
Владык земли, а с ними
Тысячи добродетельных брахманов,
Кшатриев, вайшьев и шудр;

21 Пригласи людей изо всех стран,
Окажи им должное почтение.

А царя Митхилы Джанаку,
Мужа, говорящего правду,

22 Наделенного великой участью,
Сам приведи с почетом.
Знаю: нам он первый родич,

И потому его называю первым.

23 Затем приведи государя Каши,
Дружески к нам расположенного,
Красноречивого, благородного,
Обликом схожего с богами.

24 Затем — престарелого царя Кекаи,
Известного своей добродетелью;
Льва-государя, нашего тестя,
Приведи его вместе с сыном.

25 Затем — Ромападу, царя ангов,
Великого лучника, нашего друга,
Этого льва среди государей,
Приведи с почетом вместе с сыном.

26 Затем приведи, воздав почет,
Сиятельного царя Косалы.

А также государя Магадхи,
Знатока шастр, храброго воина,

27 Удачливого, благородного,
Приведи с должным почетом.

По приказу, отданному Дашаратхой,
Пошли за быками среди людей,
Царями земель восточных —
Синдху, Саувиры, Саураштры.

28 Пригласи великих государей,
Властителей земель южных.
А также других владык земли,
Которые нам дружественны,

29 Пригласи по приказу царя
Со свитой и домочадцами,
Послав за ними вестников,
Искусных в своем деле».

30 Выслушав слово Васиштхи,
Сумантра призвал вестников

И немедля отдал им предписание
Пригласить царей в Айодхью.

31 А сам многомудрый Сумантра,
Исполняя приказ Васиштхи,
Поехал к царям, чьи имена
Назвал ему мудрый риши.

32 Тем временем ремесленники
Уведомили риши Васиштху,
Что ими все приготовлено
Для принесения жертвы.

33 И, обрадованный этой вестью,
Сказал им лучший из брахманов:
«Ни с кем при раздаче даров

Даже в шутку нельзя быть неучтивым.

34 Если проявлено неуважение,
Даритель гибнет — нет сомнений!»
И вот день за днем и ночь за ночью
Стали съезжаться в Айодхью цари,

35 Привозя для царя Дашаратхи
Множество драгоценных даров.
Весьма обрадованный Васиштха
Сказал тогда своему государю:

36 «По твоему, владыка, приказу,
Цари уже съехались в Айодхью.

Я встретил их, лучший из государей,
С почетом и сообразно заслугам.

37 Тем временем наши усердные мужи
Приготовили все для жертвы.
Место жертвы неподалеку,

Ты можешь к нему направиться.

38 Оно обустроено как ты задумал,
Там все, что может понадобиться,
И вскоре, о Индра среди царей,
Ты своими глазами его увидишь».

39 По слову Васиштхи и Ришьяшринги
Владыка мира в назначенный день,

При счастливом схождении созвездий,
Направился к священному месту.

40 Лучшие из дваждырожденных
Во главе с мудрецом Васиштхой
Избрали для принесения жертвы
Первым жрецом Ришьяшрингу.

41 Как и предписывают шастры,
Все собрались к месту жертвы,
И великий царь с царицами
Приступили к началу церемонии.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
тринадцатая песнь «Книги о детстве».



Четырнадцатая песнь


1 По прошествии полного года,
Когда возвратился жертвенный конь,
На северном берегу Сараю

Шло царское жертвоприношение.

2 Лучшие из дваждырожденных
Во главе с Ришьяшрингой
Совершали великую ашвамедху
Для великого духом государя.

3 Жрецы, искушенные в ведах,
Совершали ее как положено,
Соблюдая предписанные обряды,
Наставления вед и шастр.

4 Началась ашвамедха с праваргьи,
За ней последовали упасад

И другие обряды ашвамедхи,
Как это предписывают шастры.

5 Затем, восславив богов,
Лучшие из мудрецов с радостью
Приступили в согласии с законом
К церемонии выжимания сомы.

6 Безупречно выжатый царь Сома
Был принесен в дар Индре.

А затем наступило время
Полуденного возлияния сомы.

7 И третье возлияние сомы,
Следуя предписаниям шастр,

Совершили быки среди брахманов
Для царя великого духом.

8 Искусно пропетыми гимнами
Ришьяшринга и брахманы
Призвали к участию в жертве
Вездесущих богов с Шакрой.

9 Призвав богов песнопениями,
Восхвалив их прекрасными гимнами,
Жрецы предложили каждому богу
Положенную в жертве долю.
10 Не было бога, не почтенного жертвой,
Такого, кто не испил бы сомы,
Ибо жрецы делали все как должно,
Соблюдая предписания вед.

11 При совершении ашвамедхи не было
Ни одного голодного брахмана,
Унылого или несведущего,

Не имеющего помощников.

12 Вдоволь ели и пили брахманы,
Вместе с ними ели и пили слуги,
Ели и пили прибывшие аскеты,
Ели и пили странствующие монахи.

13 Ели и пили старики и больные,
Ели и пили женщины и дети,
И сколько ни предлагали еды,
Ею никто не мог пресытиться.

14 «Да будет роздана пища,
Да получит каждый одежду!» —
Такие снова и снова
Слышались повсюду приказы.

15 Словно горы, везде громоздились
Груды хорошо приготовленного,
Отборного вареного риса,
И запасы его не иссякали.

16 Толпы мужчин и женщин,
Пришедших из разных стран,
Сколько хотели, ели и пили

На царском жертвоприношении.

17 Быки среди брахманов хвалили
Еду, приготовленную как должно.
«Благо тебе! Мы довольны!» —
То и дело слышал Рагхава.

18 О брахманах заботились мужи,
Одетые в богатые одежды,
И прислуживали им слуги
С драгоценными серьгами в ушах.

19 Каждый день жертвоприношения
Мудрые, красноречивые брахманы
Вели ученые словопрения,
Стремясь превзойти друг друга.

20 День за днем дваждырожденные,
Сведущие в законе и ведах,
Исполняли в согласии с шастрами
Положенные жертвенные обряды.

21 Не было там ни одного брахмана,
Не изучившего все веданги,
Нарушившего обет, невежественного,
Не искушенного в словопрениях.

22 Воздвигли жертвенные столбы:
Шесть — из дерева билвы,
Другие шесть — из дерева парни,
Еще шесть — из дерева кхадиры,

23 А также столб из дерева шлешматы
И два — из дерева деодару,

Оба, согласно ритуалу,
Охватом в две раскрытые руки.

24 Эти жертвенные столбы
Знатоками шастр и обряда

Ради величия жертвоприношения
Были украшены золотом.

25 Установили двадцать один столб,
Каждый в двадцать один локоть,
И все столбы были укрыты
Драгоценными покрывалами.

26 Глубоко врытые в землю,
Укрепленные ремесленниками,
Они имели по восемь углов

И выглядели очень красиво.

27 Под благовонными покрывалами,
Усыпанные цветами,
Жертвенные столбы сияли,
Словно семь риши в небе.

28 Из кирпичей, размером и весом
Предписанных обрядом,

Возжигающие огонь брахманы
Вручную сложили алтарь.

29 Алтарь, искусно сложенный,
Имеющий восемнадцать рядов,
Был втрое больше обычного

И походил на златокрылого Гаруду.

30 К каждому жертвенному столбу,
Как и предписывают шастры,
Были привязаны в жертву богам
Разного рода животные.

31 Змеи, птицы и кони,
Речные и морские рыбы —

Все они были привязаны риши,
Следуя указанию шастр.

32 Всего же к жертвенным столбам
Привязали триста животных,

А рядом — жертвенного коня,
Лучшее сокровище Дашаратхи.

33 Коня, как положено, по кругу
Обошла царица Каусалья

И разрезала под радостные крики
Тремя жертвенными ножами.

34 Подле убитого коня
Твердая духом Каусалья,
Стремясь соблюсти свой долг,
Провела, бодрствуя, одну ночь.

35 Хотар, адхварью и удгатар
Разрешили затем присоединиться
К возлежащей подле коня царице
Второй и третьей царским женам.

36 Жрец, сведущий в законе,
Смиривший свои чувства,
Собрал жир жертвенного коня

И сварил его, как требуют шастры.

37 В должное по обряду время
Владыка людей Дашаратха
Вдохнул запах этого жира

И очистил себя от всех грехов.

38 Затем, следуя предписаниям,
Шестнадцать жрецов-брахманов
Возложили на жертвенный огонь
Останки убитого коня;

39 Возложили не на ветках плакши,
Как принято при других обрядах,
Но на подстилке из ветасы,

Как положено при ашвамедхе.

40 Кальпасутры и брахманы требуют,
Чтоб великая жертва коня
Длилась в течение трех дней.
Первый из них — чатуштома,

41 Уктхьей зовется второй

И атиратрой — последний.

И все эти дни, согласно шастрам,

Вершатся великие обряды:

42 Обряды джьотиштома и аюс,
Принадлежащие атиратре,
Обряды абхиджит и вишваджит
И два обряда апторьямы.

43 Царь, желающий продолжения рода,
В награду за великую ашвамедху,
Некогда учрежденную Сваямбху,
Роздал жрецам свои земли:

44 Восточные земли — хотару,
Западные земли — адхварью,
Южные земли — брахману
И северные — удгатару.

45 Так, по окончании ашвамедхи
Бык среди людей Дашаратха
Роздал, послушный обычаю,
Все земли своего царства.

46 И, раздав, остался весьма доволен
Славный потомок рода Икшваку.
Но царю, очистившемуся от зла,
Так сказали тогда жрецы:

47 «Ты один, государь, способен
Охранять эту землю.

Не наше дело править землей,
Мы не можем ее защитить.

48 Мы, о хранитель земли,
Всецело верны своим занятиям.
Поэтому лучше нам предложи
Иной какой-либо дар.

49 Драгоценные камни, коровы, золото —
Вот достойная нам награда.

Одари нас ею, великий царь,
Нет у нас надобности в земле!»
50 Когда искушенные в ведах брахманы
Так сказали владыке людей,
Царь приказал дать им в награду
Десять стад в сто тысяч коров,

51 Десять коти золотых монет
И вчетверо больше серебра.
Приняв этот царский дар,
Жрецы решили его передать

52 В распоряжение Ришьяшринги
И великого мудреца Васиштхи.
Эти лучшие из брахманов
Выделили каждому его долю,

53 И, обрадованные до глубины сердца,
Все остались весьма довольны.
Затем царь наградил золотом
Помощников главных жрецов

54 И роздал коти золотых монет
Остальным брахманам.
Когда какой-то бедняк брахман
Сам попросил царя о даре,

55 Потомок Рагху снял с руки
И дал ему дорогой браслет.

Все брахманы были благодарны,
А чтящий брахманов Дашаратха,

56 Полный радости и довольства,
Воздал им великие почести.
Когда же он слышал в ответ
Благодарные благословения,

57 То сам, герой, великий духом,
Склонялся в поклоне до земли.
Завершив со счастливым сердцем
Величайшее из жертвоприношений,

58 Избавляющее от грехов,
Открывающее путь на небо,
Нелегкое и для великих царей,
Дашаратха сказал Ришьяшринге:

59 «О верный обету! Окажи милость,
Дай продолжиться моему роду!»

«Да будет так! — отвечал Ришьяшринга,
Лучший из дваждырожденных. —

Знай, государь, у тебя родятся
Четыре сына, продолжателя рода».
60 Когда Индра среди царей

услышал от риши
Эти сладостные слова,

то почувствовал
В сердце великую радость

и, благодарный,
Почтив мудреца, продолжил

вести с ним беседу.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Валъмики,
четырнадцатая песнь «Книги о детстве».



Пятнадцатая песнь


1 Мудрец, сведущий в ведах,

На время погрузился в раздумья,
А затем, укрепившись в решении,
Так сказал государю:

2 «Ради рождения сыновей
Я принесу жертву путрию.
Ее правила установлены
Гимнами Атхарваведы».

3 Ришьяшринга приступил к путрии,
Сулящей рождение сыновей,

И принес на огне жертву,

По обряду, описанному в ведах.

4 На это жертвоприношение,
Чтобы получить свою долю,
Явились боги и гандхарвы,
Сиддхи и небесные риши.

5 Собравшись, как и положено,
Внутри священной ограды,
Боги сказали такое слово
Творцу мира Брахме:

6 «Благой, ты оказал милость
Ракшасе по имени Равана,
Теперь, могучий, он нас преследует,
И мы не можем ему противиться.

7 Ты, довольный его покаянием,
Одарил, о благой, его даром,

А мы, зная об этом даре,
Должны терпеть от него обиды.

8 Он, злодей, сотрясает три мира,
Ненавидит тех, кто его лучше,
Замышляет лишить могущества
Царя тридцатки богов Шакру.

9 Ослепленный полученным даром,
Он оскорбляет риши и якшей,
Гандхарвов, асуров, брахманов,
Наводя на всех на них ужас.

10 В его присутствии меркнет солнце,
Даже ветер не смеет веять,
Океан, увенчанный гребнем волн,
Завидев его, затихает.

11 У всех у нас великий страх
Перед этим ужасным ракшасой.
Нет ли средства, благословенный,
Чтобы нам от него избавиться?»

12 На это слово богов Брахма
Подумав, ответил: «Слушайте!
Есть средство погубить Равану,
Питающего злые умыслы!

13 Он хотел быть неуязвимым

Для гандхарвов, якшей, богов и ракшасов,

И на эту его просьбу

Я ответил согласием.
14 Но он из презрения к людям

Их не назвал в своей просьбе;

И потому его убьет человек —

Нет для Раваны другой смерти!»
15 Услыхав эту добрую весть

Из уст благословенного Брахмы,

Боги и великие риши

Остались весьма довольны.

16 И тут, окруженный сиянием,

С диском, раковиной и булавой,

Одетый в желтое платье,

В браслетах, сверкающих золотом,

17 Словно солнце, оседлавшее тучу,
Сидя на сыне Винаты Гаруде,
Восхваляемый лучшими из богов,
Появился владыка мира Вишну.

18 Исполненный величия,
Он занял место рядом с Брахмой,
И, восславив его, все боги
Сказали ему с почтением:

19 «Мы ради блага трех миров
Просим тебя о помощи, Вишну.'
У могучего владыки Айодхьи,
Великого царя Дашаратхи,

20 Добродетельного, красноречивого,
Блеском равного великим риши,
Есть три жены — воплощающих
Скромность, красоту и славу.

21 Ради рождения у них сыновей
Раздели себя на четыре части,
Сойди к ним в лоно и, став человеком,
Это терзающее мир терние —

22 Неуязвимого для богов Равану
Победи в поединке, о Вишну!
Ибо этот ракшаса Равана,
Ослепленный своей мощью,

23 Глумится над богами и сиддхами,
Гандхарвами и великими риши.
Однажды он разогнал в ярости
Гандхарвов, апсар и риши,

24 Веселившихся на небесах

В прекрасном саду Нандане.

Уповая на его гибель,

Мы со святыми мудрецами,

25 Сиддхами, якшами и гандхарвами
Ищем теперь у тебя защиты.

Для нас ты единственное прибежище,
О губитель наших недругов!

26 На гибель врага богов и людей
Направь, о Вишну, свою волю!»
Выслушав эту просьбу, Вишну,
Владыка неба, бык тридцатки,

27 Подвигнутый любовью к миру,
Отвечал такими словами
Богам — хранителям закона

Во главе с Великим Отцом Брахмой:

28 «Благо вам! Перестаньте бояться!
Я убью в сражении Равану,

Сынов его, внуков и родичей,
Министров, друзей и советников.

29 А расправившись с этим злодеем,
Почитающим себя неуязвимым,
Устрашающим божественных риши,
Тысячу лет и еще десять тысяч

30 Я буду жить в мире смертных
И охранять эту землю».
Обещав богам убить Равану,
Самосущий Вишну стал думать

31 О предстоящем ему рождении
На земле в человеческом облике.
И решил лотосоокий Вишну,
Воплотившись в четыре тела,

32 Одарить отцовством Дашаратху.
И тогда божественные риши,
Гандхарвы, рудры и апсары
Так восславили Мадхусудану:

33 «О могучий, убей злодея,

грозно ревущего Равану,
Наделенного гибельной силой

и непомерной гордыней,
Врага царя тридцатки богов

великого Индры,
Источник страха аскетов,

терние добродетельных.

34 А убив безмерно могучего,

грозно ревущего Равану
Со всеми родичами его,

друзьями и войском,
Возвращайся, владыка богов,

в небесный мир,
Не знающий ни греха, ни зла

под твоей защитой!»

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
пятнадцатая песнь «Книги о детстве».



Шестнадцатая песнь


1 Вишну Нараяна, обещав
Всевышним богам свою помощь,

Сказал им, хотя и знал ответ,
Такое учтивое слово:

2 «Как убить владыку ракшасов,
Назовите, о боги, средство!
Овладев им, я вырву терние
Из сердец благородных риши».

3 Услышав слово его, боги
Ответили Вечному Вишну:
«Прими человеческий облик
И убей Равану в битве!

4 Некогда он, губитель врагов,
Совершил многолетнюю аскезу;
Этой аскезой доволен был Брахма,
Перворожденный, Творец мира.

5 И, довольный его аскезой,
Наградил он ракшасу даром:
Никого не страшиться в мире —
Никого, кроме человека,

6 Ибо люди, когда он просил о даре,
Казались Раване слишком ничтожны.
В упоении даром, полученным
От Великого Отца Брахмы,

7 Равана угнетает три мира
И даже похищает женщин.

А убить его, о губитель врагов,
Лишь человек способен».

8 Выслушав это слово богов,
Самовластный Вишну

В мире смертных себе в отцы
Выбрал царя Дашаратху.

9 В это время царь Дашаратха,
Могущественный, но бездетный,
В надежде обрести сыновей
Совершал жертвоприношение.

10 Вишну, твердый в своем решении,
Простился с Великим Отцом Брахмой
И, почтенный богами и риши,
Покинул небесные пределы,

11 А на жертвоприношении Дашаратхи
Из огня возвысился Некий Муж,
Пылающий нестерпимым блеском,
Исполненный силы и мощи,

12 С зычным голосом, темным телом,
Огненным ликом, в красном платье,
С густыми, вздыбившимися волосами,
Яркими, словно грива льва,

13 Наделенный счастливыми признаками,
Весь в божественных украшениях,
Высокий, как горный пик,
Могучий, как разъяренный тигр.

14 В нимбе сверкающего огня
Он был похож на палящее солнце
И, словно любимую жену,
Нес в руках огромную чашу

15 С божественной рисовой кашей,
Отлитую из расплавленного золота,
Покрытую серебряным узором
И казавшуюся волшебной.

16 Оглядевшись вокруг, он сказал
Царю Дашаратхе такое слово:
«Да будет ведомо тебе, царь:

Я явился по воле Праджапати».

17 Царь, почтительно сложив руки,
Ответил божественному пришельцу:
«Да будет благим твой приход!

Что я могу для тебя сделать?»
18 Муж, явившийся от Праджапати,

Снова тогда возвысил голос:

«О государь, сегодня свершится

То, о чем ты просил богов!
19 Вот рис, о тигр среди царей,

Приготовленный для тебя богами.

Возьми его, он тебе принесет

Потомство, довольство и здоровье.
20 Дай отведать его супругам,

Каждой по ее достоинству;

И они родят тебе сыновей —

Не будет бесплодна твоя жертва!»

21 «Да будет так!» — с радостью
Воскликнул царь и с почтением
Поднял дарованную богами
Чашу с божественным рисом.

22 Приветствуя чудесного мужа,
Прекрасного всем своим обликом,

Царь, ликуя всем сердцем,
Обошел его слева направо.

23 И, получив божественный рис,
Приготовленный для него богами,
Дашаратха был несказанно счастлив,
Словно бедняк, обретший богатство.

24 А Некий Муж чудесного вида,
Излучающий яркое сияние,
Исполнив то, что задумал,
Незаметно исчез из виду.

25 Но долго еще светом радости
Сияли дворцовые покои,
Похожие на осеннее небо,
Озаренное лучами месяца.

26 Вернувшись в покои дворца,
Дашаратха сказал Каусалье:
«Отведай божественный рис,
Он одарит тебя сыном».

27 И Дашаратха дал Каусалье
Половину рисовой каши.
Половину другой половины
Владыка людей дал Сумитре.

28 Половину того, что осталось,
Дашаратха отдал Кайкейи,

А затем, подумав, отдал
Сумитре оставшуюся половину.

29 Так Дашаратха между женами
Ради рождения сыновей
Разделил божественный рис,
Подобный небесной амрите.

30 Жены Индры среди царей,
Послушные слову Дашаратхи,
Отведали божественный рис,

И сердца их воспылали радостью.

31 Вскоре каждая из жен

великого государя,
Откушав божественной

рисовой каши,
Понесла, прекрасная,

в своем чреве
Плод, казавшийся зачатым

от жертвенного огня.

32 И, увидев жен своих

с полнеющим чревом,
Государь, чей разум

избавился от терзаний,
Счастлив был, как Хари

на третьем небе,
Чтимый лучшими из богов,

сиддхами и риши.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
шестнадцатая песнь «Книги о детстве».



Семнадцатая песнь


1 Когда воплотился Вишну

В сыновей великого государя,
Благословенный Сваямбху
Сказал собравшимся богам:

2 «Для Вишну, верного обещанию
И пекущегося о нашем благе,
Сотворите могучих помощников,
Способных менять свой облик,

3 Героев, владеющих магией,

В скорости не уступающих ветру,
Сведущих в науке поведения,
Сильных и мудрых, как Вишну,

4 Непобедимых, искусных в средствах,
Знатоков всех видов оружия,
Обладающих божественной силой,
Словно вкусивших амриты.

5 Пусть апсары и жены мукхьев,
Супруги гандхарвов и якшей,
Дочери нагов и сиддхов,
Видьядхари, жены киннаров

6 И могучие самки обезьян
Родят от вас сыновей,
Имеющих обезьяний облик,
Но равных богам мощью.

7 Некогда и от меня родился
Джамбават, бык среди обезьян,
Который выпал из моего рта,
Широко раскрытого в зевоте».

8 Выслушав наставление Брахмы,
С ним согласились все боги
И произвели на свет сыновей,
Имеющих обезьяний облик.

9 Сыновей-героев — лесных обезьян
Родили великие духом риши,
Сиддхи, видьядхары и наги,
И небесные певцы — чараны.

10 У Индры родился сын Валин,
Похожий на великого Индру;
У Сурьи, солнечного бога,
Родился сын Сугрива;

11 Брихаспати произвел на свет
Обезьяну по имени Тара,
Лучшего и мудрейшего
Среди вожаков обезьян.

12 Славным сыном Куберы
Стал обезьяна Гандхамадана;
А сыном Вишвакармана —
Великая обезьяна Нала.

13 От Агни родился Нила,
Подобный огню блеском,
Могучий, сиянием своей славы
Затмивший других могучих.

14 Ашвины, чтимые за красоту,
Произвели на свет

Таких же прекрасных, как они,
Братьев Майнду и Двивиду;

15 От Варуны родился сын —
Обезьяна по имени Сушена;
А от могучего Парджаньи —
Сын по имени Шарабха.

16 Прославленным сыном Маруты
Стал обезьяна Хануман,
Твердый, словно алмаз,
Стремительный, словно Гаруда,

17 Самый мудрый и сильный
Среди вожаков обезьян.
Так ради гибели Дашагривы
Родились тысячи обезьян,

18 Наделенные несравненной силой,
Храбрые, прекрасные, могучие,

Меняющие по желанию облик,
Похожие на огромных слонов.

19 И было нетрудно распознать
По их облику, поведению, силе,
От какого именно бога
Родились всевозможные обезьяны.

20 А если родительницами их были
Огромные обезьяньи самки,
Подобные медведицам или киннари,
То и эти обезьяны сохраняли

21 Грозную, неукротимую силу,
Присущую их материнскому роду.
Боги, великие риши, гандхарвы,
Таркшьи и мудрые якши,

22 Наги, кимпуруши и сиддхи,
Видьядхары и божественные змеи,
А также небесные певцы чараны

С великой охотой породили

23 Многие тысячи сыновей —
Мощноруких могучих обезьян,
Привыкших к жизни в лесу

И знающих обычаи леса,

24 Способных менять свой облик
И странствовать где пожелают —
Родили их от апсар и видьядхари,
Жен мукхьев, нагов и гандхарвов.

25 Обезьяны по смелости и силе
Не уступали ни львам, ни тиграм,
Они умели швырять камни,
Метать, словно пики, скалы,

26 Сражаться когтями и клыками,
Применять все роды оружия,
Могли сносить высокие горы,
В щепы раскалывать деревья.

27 В своем стремительном беге
Они приводили море в трепет,
Перепрыгивали широкие реки,
И земля дрожала под их ногами.

28 Они умели взлетать до неба
И хвататься руками за тучи,
Они смиряли могучих слонов,
В ярости сокрушающих лес,

29 А когда начинали реветь,

То с неба оземь падали птицы.
Подобного рода обезьян,
Способных менять свой облик,

30 Великих духом вожаков стай,
Родились сотни и сотни тысяч.
И они в свою очередь породили
Там, где они поселились,

31 Новых вожаков обезьян,
Могучих, доблестных, храбрых.
Многие тысячи обезьян
Жили на горе Рикшавата,

32 А другие нашли приют
В иных лесах и горах.
Братьев Сугриву, сына Сурьи,
И Валина, сына Шакры,

33 Все обезьяны признали
Своими верховными вожаками,
А Налу, Нилу и Ханумана —

Их главными помощниками.

34 Наделенные силой таркшьев,
Опытные в искусстве боя,
Обезьяны, странствуя повсюду,
Убивали змей, львов и тигров.

35 А многосильный, мощнорукий,
Несравненный в мужестве Валин
Защищал силой своих рук

Всех обезьян любой породы.

36 Этими героями обезьянами,
Наделенными чудесными свойствами,
Поистине кишела земля,

Все ее горы, леса и реки.

37 Этими вожаками

обезьяньих стад,
Необычайно могучими,

грозного вида,
Похожими на тучи

и горные пики,
Полнилась вся земля

ради помощи Раме.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
семнадцатая песнь «Книги о детстве».



Восемнадцатая песнь


1 Когда закончилась ашвамедха
Великого духом, бессмертные боги,
Каждый получив свою долю,
Ушли тем же путем, что пришли.

2 Исполнив жертвенные обряды,
Государь со своими женами,
Слугами, воинами и колесницами
Направился в Айодхью.

3 Другие владыки земли, как должно
Почтенные царем Дашаратхой,
Возвратились с радостью в свои страны,
Восхваляя быка среди мудрецов.

4 И, когда прославленные цари
Отбывали в свои земли,
Довольными выглядели их воины,
Осыпанные милостями Дашаратхи.

5 Простившись с царями, Дашаратха
Торжественно прибыл к себе в столицу,
И возглавляли царское шествие
Лучшие из дваждырожденных.

6 Вскоре, снискав великие почести,
Ушел Ришьяшринга вместе с Шантой.
Сам мудрый царь во главе свиты
Сопровождал его в начале пути.

7 Простившись со всеми гостями,
Царь, исполнив свои желания,
Счастливо царствовал в Айодхье,
Предвкушая рождение сыновей.

8 Со дня окончания ашвамедхи
Минуло шесть сезонов года.
И вот на двенадцатый месяц,

В девятый день месяца Чайтра,

9 В лунный дом Адитидевата,
Когда были в высшей точке орбиты
Пять планет, а Луна и Юпитер
Находились в созвездии Рака, —

10 В день, счастливый по всем приметам,
Родила Каусалья Владыку мира,
Наделенного божественными знаками,
Половиной которого был Вишну;

11 Родила великого потомка Икшваку,
Чтимого всеми людьми Раму,
Красноглазого, красногубого, мощнорукого,
С голосом, звучащим как барабан.

12 Озаренная сиянием сына,
Каусалья сама сияла радостью,
Словно Адити при рождении Индры,
Владыки богов, держателя ваджры.

13 У Кайкейи родился сын Бхарата,
Воплощение четверти Вишну,
Наделенный несравненным мужеством
И всеми другими доблестями.

14 Два сына родились у Сумитры —

Герои Лакшмана и Шатругхна,

Знатоки всех родов оружия,

Каждый вмещающий долю Вишну.
15 Светлый разумом Бхарата родился

Под знаком Рыбы, в лунный дом Пушья,

Сыны Сумитры — в лунный дом Сарпа,

Когда Солнце взошло в созвездии Рака.
16 Каждый из четырех царевичей

Был доблестен и велик духом,

И все сияли своей красотой,

Словно звезды Проштхапады.
17 При их рождении на небе

Пели гандхарвы, плясали апсары,

Гремели барабаны богов,

На землю сыпался дождь цветов.
18 В Айодхье все горожане

Праздновали великий праздник,

Улицы были полны народа,

Актеров, танцоров и танцовщиц,
19 Звенели от громкого пения

И музыки лучших музыкантов,

Сверкали во всю свою ширину

Блеском богатого убранства.
20 Певцам, сказителям и поэтам

Царь роздал щедрые подарки,

Наделил брахманов деньгами

И многими тысячами коров.
21 На двенадцатый день от рождения

Состоялся обряд наречения имени.

Старшего брата назвали Рамой,
Сына Кайкейи — Бхаратой,

22 А двух сыновей Сумитры —
Лакшманой и Шатругхной.
И давал царевичам их имена
Исполненный радости Васиштха.

23 При этом брахманы и горожане
Получили богатое угощение,

И брахманам было роздано
Множество драгоценных камней.

24 Со дня их рождения Васиштха
Исполнял для братьев все обряды,
И старший из братьев, Рама,
Стал светочем сердца Дашаратхи.

25 Братья чтили своего отца,

Как все существа чтят Сваямбху,
Были доблестны, сведущи в ведах,
Преданны благу народа.

26 Все они овладели знаниями,
Обладали высокими достоинствами,
Но лучшим из них был Рама,
Воплощение величия и мужества.

27 Любимый всеми людьми,

Он казался месяцем, лишенным пятен,
Был искусен в конных скачках,
В езде на слонах и колесницах,

28 В совершенстве знал виды оружия
И во всем был послушен отцу.
Наделенный счастливой долей Лакшмана,
С детства всегда приветливый,

29 Всецело был предан старшему брату,
Любимому людьми Раме,

И старался ему угодить
Каждым своим поступком.

30 Но и для Рамы дороже жизни
Был благородный Лакшмана.
Без Лакшманы лучший из людей
Никогда не ложился спать;

31 Без него и сладчайшая еда

Не доставляла ему удовольствия;
И когда на коне потомок Рагху
Выезжал на царскую охоту,

32 Сзади с луком следовал Лакшмана
И служил ему верной охраной.
Младший из братьев Шатругхна,
Так же как Лакшмана Раме,

33 Был предан царевичу Бхарате
И сам любим им больше жизни.
Четыре любящих сына,
Доставляющие всем радость,

34 Были дороги царю Дашаратхе,
Как Великому Отцу — боги.
Наделенные всеми достоинствами,
Они овладели всеми знаниями,

35 Стяжали славу, были мудры,
Добродетельны и справедливы.
Глядя на них, таких могучих,
Озаренных сиянием славы,

36 Царь был горд, как гордится Брахма,
Любуясь Хранителями мира.

А они, тигры среди людей,
С усердием изучали веды,

37 Постигали воинское искусство
И были всегда послушны отцу.
Настал день, и царь Дашаратха,
Соблюдая отцовский долг,

38 Вместе с родичами и наставниками
Начал думать об их женитьбе.
Когда он, великий духом, однажды
Размышлял об этом в царском совете,

39 В Айодхью пришел великий мудрец
Многославный Вишвамитра.
Желая свидеться с государем,
Вишвамитра сказал привратным стражам:

40 «Скорей доложите, что в Айодхью
Прибыл Каушика, сын Гадхи!»
Стражи, услышав эти слова,

С пришедшим в смятение разумом,

41 Поспешили, повинуясь приказу,
Во дворец царя Дашаратхи.

И, войдя во внутренние покои,
Почтительно оповестили царя,

42 Лучшего из потомков Икшваку,
О прибытии риши Вишвамитры.

Выслушав их, довольный царь
Вместе с главным жрецом Васиштхой

43 Поспешил навстречу Вишвамитре,
Как Васава навстречу Брахме.
Увидев верного долгу подвижника,
Окруженного ярким сиянием,

44 Царь с просветленным лицом
Поднес ему угощение.

И Вишвамитра при встрече,
Как это предписывают шастры,

45 Ласково осведомился у царя

О благополучии и процветании
Города, страны и подданных,
Царских друзей и родичей.

46 Спросил праведный Каушика
И о благополучии государя:
«Покорны ли тебе соседи

И враги, побежденные тобою,

47 Успешны ль твои земные деяния
И жертвы, возносимые небу?»

А встретившись с Васиштхой,
Бык среди мудрецов Вишвамитра

48 Пожелал благоденствия и ему,
И, как водится, другим риши.
Радуясь сердцем, Дашаратха
Провел мудрецов во дворец,

49 И, почтенные царем, они сели

В приготовленные для них кресла.
Прославляя великого мудреца,
Обрадованный Дашаратха

50 Молвил ему такое слово,
Идущее из глубины сердца:
«Как обретение амриты,

Как дождь для томимого жаждой,
51 Как рождение сына у бездетных
Мужа и благородной жены,
Как находка давно потерянного,
Как великий, радостный праздник, —
52 Таково для меня, великий мудрец,
Твое прибытие в Айодхыо.
Для меня было бы счастьем
Исполнить любое твое желание.

53 Ты оказал мне великую честь,
Сегодня меня одарила судьба,
Мое рождение обрело плод,

И жизнь воистину стала жизнью!

54 Я увидел Индру среди мудрецов,
И ночь для меня просияла зарею!
Раньше в пламени покаяния

Ты звался царственным риши,

55 Теперь же ты — брахман-риши
И еще больше достоин почета.
Твой неожиданный приход —
Для меня высокое очищение,

56 Словно я посетил, о господин,
Святое место паломничества.
Скажи мне, чего ты желаешь,
Ради чего ты пришел?

57 Я хочу, почтенный тобою,
Содействовать твоим помыслам.
Ты не должен, о верный обету,
Говорить о деле своем долго.

58 Я сделаю все, что ты попросишь,
Ибо ты божество в моих глазах.
Твое появление, дваждырожденный,
Все равно что восход солнца.

Твой приход для меня означает,
Что исполнен мой долг на земле».

59 Выслушав это слово, приятное

для сердца и слуха,
Почтительно сказанное

праведным государем,
Великий мудрец Вишвамитра,

в себе воплощающий
Все достоинства и добродетели,

остался весьма доволен.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
восемнадцатая песнь «Книги о детстве».



Девятнадцатая песнь


1 У Вишвамитры, когда он услышал
Учтивое слово государя,

От удовольствия поднялись
Волоски на теле, и он ответил:

2 «Нет на земле, о тигр среди царей,
Другого, кто был бы тебе равен,

О потомок великого рода!

О достойный ученик Васиштхи!

3 Будь верен, тигр среди царей,
Данному тобой обещанью,
Исполни его, и ты снимешь
Заботу с моего сердца!

4 Ради обретения совершенства
Я принял, о государь, обет.
Но ему чинят препятствия
Два ракшаса, меняющие облик.

5 Когда по прошествии долгого времени
Обет мой близился к завершению,
Эти ракшасы, Марича и Субаху,
Могучие и искусные в кознях,

6 Залили мой алтарь кровью,
Засыпали кусками мяса.
И мой обет, оскверненный ими,
Грозит остаться несбывшимся.

7 Скорбя о тщете моих усилий,
Я покинул лесную обитель,
Разумом обуздав свой гнев,
Побуждавший проклясть ракшасов,

8 Ибо проклятие не подобает
Тому, кто живет жизнью аскета.
И теперь, о тигр среди царей,
Прошу, пошли со мной сына Раму!

9 Он, хотя и выглядит юным,
Самый могущественный из героев.
И при моем попечении

Своей божественной силой
10 Он сокрушит этих ракшасов,

Известных своим злодейством.

За это — да не будет сомнений! —

Он получит мое благословение
11 И стяжает своим подвигом

В трех мирах великую славу.

Ракшасы никогда не смогут

Устоять перед ним в битве,

12 Ибо никто, кроме Рагхавы,

Не способен их уничтожить,

И, как ни гордятся они силой,

Оба окажутся в сети Калы.
13 Нет, никогда не стать им равными

Великому духом Рагхаве!

Ты не должен из любви к сыну

Противиться его уходу:
14 Обещаю, о тигр среди царей:

Эти ракшасы будут им убиты.

Знаю, Рама велик духом

И нет предела его силе,
15 Знает это и благой Васиштха,

И все просветленные аскезой.

Если хочешь исполнить долг

И обрести на земле славу,

16 Ты должен, о Индра среди царей,
Отпустить со мною Раму.

Если будут на то согласны

Твои министры, о потомок Какутстхи,

17 И жрецы во главе с Васиштхой,
Дай мне в помощь сына Раму!
Исполни, царь, мое желание:
На десять ночей моего обета

18 Оторви от сердца любимого сына,
Лотосоокого Раму, о Рагхава,
И тогда впустую не уйдет время
И я завершу свою жертву!

19 Благо тебе! Сделай это,
Не повергай мой разум в горе!»
Сказав Дашаратхе это слово,
Согласное с долгом и пользой,

20 Умолк добродетельный Вишвамитра,
Многосильный и многомудрый.
А Индра среди царей, услышав
Прекрасное слово Вишвамитры,

21 Был охвачен великой скорбью,
Задрожал, потерял сознание,
А когда овладел собою,

В смятении поднялся с трона.

22 Выслушав эти слова

Вишвамитры,

Разрывающие на части

ум и сердце,
Могучий царь Дашаратха,

великий духом,
В сердечном смятении

поднялся с трона.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
девятнадцатая песнь «Книги о детстве».



Двадцатая песнь


1 Услышав слово Вишвамитры,
На мгновение тигр среди царей
Словно бы лишился чувств,

А когда пришел в себя, сказал:

2 «Моему лотосоокому Раме

Не исполнилось и шестнадцати лет.
Не могу поверить, что он
способен
Вступить в поединок с ракшасами.

3 У меня великое войско,
Коего я повелитель.
Возглавив его, я сам пойду

И сражусь с ночными чудовищами.

4 Мои воины отважны, могучи,
Искусно владеют оружием

И не уступят полчищам ракшасов.
Дозволь не идти с тобою Раме!

5 Вооружившись луком, я сам
Поведу свое войско в битву
И буду до последнего вздоха
Сражаться с ночными чудовищами.

6 Твой обет останется нерушимым
И будет под надежной защитой.
Я сам пойду тебе на подмогу,
Дозволь не идти с тобою Раме!

7 Он дитя, не кончил еще учения,
Не отличает силу от слабости,
Не овладел военным искусством,
Не имеет опыта в битвах

8 И не способен сразиться с ракшасами,
Искусными в воинских хитростях.

Я же, лишившись любимого сына,

Не проживу и мгновения.
9 Прошу тебя, тигр среди мудрецов,

Дозволь не идти с тобою Раме!

Если, о брахман, верный обету,

Ты все же хочешь взять Рагхаву,
10 То вместе с ним возьми и меня,

И мое четырехчастное войско.

Моему роду, о Каушика,

Уже шестьдесят тысяч лет,
11 И с трудом я его продолжил.

Дозволь не идти с тобою Раме!

Всех четырех моих сыновей

Я люблю великой любовью,

12 Но старший — первый в добродетели.
Дозволь не идти с тобою Раме!
Насколько могучи эти ракшасы?
Кто они? Чьи сыновья?

13 Как они выглядят, о мудрец,
И кто им покровительствует?
Скажи, мудрец, способен ли Рама,
Да и сам я, и все мое войско

14 Противоборствовать этим ракшасам,
Искушенным в воинских хитростях?
Скажи всю правду, мой господин,
Как устоять нам в сражении

15 С ними, исчадиями злобы?

Ведь сила ракшасов несокрушима!»
Выслушав слово Дашаратхи,
Так отвечал ему Вишвамитра:

16 «Есть ракшаса по имени Равана,
Рожденный в роде Пуластьи.
Он, получив дар от Брахмы,
Безжалостно мучит три мира.

17 Могущественный и грозный,

Он окружен множеством ракшасов
И всеми ракшасами признан
Своим государем и владыкой.
18 Он, как известно, брат Вайшраваны
И сын мудреца Вишраваса.
Когда многосильный Равана
Сам не вредит святым обрядам,

19 Это делают по его приказу

И чинят препятствия жертве
Двое других ракшасов —
Многосильные Марича и Субаху».

20 На эти слова Дашаратха
Так отвечал мудрецу:
«Нет, я не в силах сразиться
С этим злодеем Раваной

21 И прошу, о знаток добродетели,
Будь милостив к моему сыну!

Ведь для меня, невеликого участью,
Ты, господин, — божество и учитель!

22 Боги, данавы и гандхарвы,
Якши, птицы и змеи

Не могут осилить Равану в битве.
Как же справиться с ним человеку?

23 Этот владыка ракшасов Равана
В битве сильнее самых сильных.
Ни с ним, ни с его воинами

Я не способен сразиться

24 Ни один, ни вместе с сыновьями,
Ни даже со всем моим войском.
Как же могу я послать на битву
Богоподобного Раму, о брахман,

25 Родного сына, еще мальчика,
Не искушенного в сражениях?
Два сына Сунды и Упасунды,

Два разрушителя жертвоприношений,

26 В битве подобны богу смерти.
Нет, не могу я отдать сына!
Ракшасы Марича и Субаху
Слишком сильны и искусны,

27 Но, пожалуй, вместе с союзниками
С одним из них я еще справлюсь.
Для этого я и мои родичи
Готовы прийти тебе на помощь».

28 От этой смятенной речи

Индры среди царей
Гнев охватил Вишвамитру,

сына Кушики.
Словно огонь, политый

жертвенным маслом,

Запылало пламенем гнева

сердце великого риши.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
двадцатая песнь «Книги о детстве».



Двадцать первая песнь


1 Выслушав ответ Дашаратхи,
Пронизанный страхом за сына,
Каушика, охваченный гневом,
Так сказал владыке земли:

2 «Сначала ты дал обещание,
Теперь же хочешь его нарушить.
Измена слову не подобает
Тому, кто вырос в роде Рагху.

3 Ты слишком себе потворствуешь,
И я ухожу с чем и пришел.
Нарушив слово, живи себе счастливо
В кругу друзей, потомок Какутстхи!»

4 От гнева, которым был охвачен
Великий мудрец Вишвамитра,
Задрожала земля, а на небе
Затрепетали бессмертные боги.

5 Видя, что мир пришел в смятение,
Великий риши Васиштха,
Мудрец, преданный долгу,
Сказал царю такое слово:

6 «Рожденный в роду Икшваку,
Воплотивший в себе добродетель,
Решительный, верный обету,

Ты не можешь нарушить обещание.

7 Во всех трех мирах потомки Рагху
Славятся своим благочестием.
Так исполни свой долг, Дашаратха,
Не преступай добродетели!

8 Кто, обещав, не держит слова,
Тот губит свои заслуги,
Добытые праведными деяниями.
Отпусти с Вишвамитрой Раму!

9 Владеет он или нет оружием,
Его не смогут одолеть ракшасы,

Когда хранит его сын Кушики,
Словно огонь — напиток бессмертия.

10 Вишвамитра — средоточие истины,
Сильнейший среди сильных,
Он первый в мире по мудрости,
В нем — самая суть подвижничества.

11 В трех мирах, вмещающих
Все, что движется и недвижимо,
Он знает любые виды оружия.
Никому: ни богам, ни асурам,

12 Ни бессмертным риши, ни ракшасам,
Ни лучшим из гандхарвов и якшей,
Ни киннарам или великим змеям —
Не доступно подобное знание.

13 В бытность свою еще царем
Некогда получил Каушика
Божественное оружие —
Доблестных сыновей Кришашвы.

14 Сыны Кришашвы, рожденные
Дочерьми благого Праджапати,
Не похожи друг на друга, могучи,
Пылают огнем, необоримы.

15 Тонкостанные дочери Дакши
Джая и Супрабха породили
Сотни видов оружия,
Ослепляющего своим блеском.

16 Пять сотен сыновей,
Несравненных по силе,
Произвела на свет благая Джая
Ради истребления асуров.

17 И столько же грозных сынов,
Непобедимых и могучих,
Способных уничтожить любого,
Родилось от прекрасной Супрабхи.

18 Этим божественным оружием
Искусно владеет сын Кушики.
Да к тому же он сам, добродетельный,
Способен творить его новые виды.

19 Первый мудрец, знаток закона,
Великий духом, он знает
Все, что случается в мире
В настоящем, прошлом и будущем.

20 Таков многославный, могучий,
Сиятельный мудрец Вишвамитра.
У тебя не должно быть сомнений:
Дозволь, о царь, пойти с ним Раме!
21 Нет сомнений, что сын Кушики
Может и сам убить ракшасов,
Но он просит у тебя помощи
Ради блага твоего сына».
22 Эти слова порадовали

сердце Дашаратхи,
И успокоенный царь,

бык рода Рагху,
Все хорошо обдумав,

дал согласие
На уход Рагхавы

с сыном Кушики.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
двадцать первая песнь «Книги о детстве».



Двадцать вторая песнь


1 Просветлевший лицом, Дашаратха,
Выслушав сказанное Васиштхой,
Тут же распорядился послать

За царевичами Рамой и Лакшманой.

2 Отец Дашаратха и матери
Пожелали сыновьям успеха,
А верховный жрец Васиштха
Благословил их священными гимнами.

3 Дашаратха приложил уста

К голове благородного Рамы,
Любимого им всем сердцем,
И поручил заботам Каушики.

4 Когда уходили Вишвамитра
И лотосоокий Рама,
Тихо-тихо, не поднимая пыли,
Ласково задул ветер.

5 Когда уходил великий духом,

С неба посыпался дождь цветов,
Загремели барабаны богов,
Зазвучали раковины и тамбурины.

6 Впереди царевичей шел Вишвамитра,
За ним лотосоокий Рагхава,

А за ними с луком в руках
Следовал юный сын Сумитры.

7 С луками, с колчанами для стрел,
Озаряя десять сторон света,
Братья шли за Вишвамитрой,
Словно две трехголовые змеи.

8 Они шли, исполненные величия,
Словно Ашвины за Великим Отцом,
Шли, блистательные, беспорочные,
Сияя своей красотой.

9 С грозными луками, в одежде,
Украшенной драгоценными камнями,
С кожаными накладками на пальцах,
Опоясанные мечами, могучие,

10 Два чарующих красотой брата

Юные Рама и Лакшмана,

Блистательные, беспорочные,

Следовали за сыном Кушики,
11 И, казалось, два огненных Кумары

Следуют за богом Шивой.

Пройдя полторы йоджаны

Вдоль правого берега Сараю,

12 Вишвамитра обратился к Раме
С такой ласковой речью:
«Отпей глоток воды, сынок,
И, дабы не терять времени,

13 Я научу тебя заклинаниям,
Именующимся Бала и Атибала.
Ни усталость, ни лихорадка,

Ни приметы уродливой старости,

14 Ни кошмары, порожденные ракшасами,
Не будут властны над тобою.

И не будет на земле отныне
У тебя соперника в силе рук;

15 В трех мирах, о потомок Рагху,
Не найдется тебе равного,
Если ты прочтешь заклинания,
Именующиеся Бала и Атибала.

16 В благоволении судьбы,
В знаниях, в твердости разума,

В умении отвечать и спрашивать
Не будет тебе равного.

17 Когда овладеешь заклинаниями,
Никто не сравнится с тобою,
Ибо эти Бала и Атибала —
Матери любого знания.

18 Как только ты овладеешь, Рама,
Заклинаниями Бала и Атибала,
Тебе, о лучший из людей,
Станут неведомы голод и жажда.

19 Наученный заклинаниям,
Обретешь ты на земле славу,
Ибо оба эти заклинания —
Всесильные дочери Брахмы.

20 Я хочу передать их тебе, царевич,
Ты достоин их, о потомок Рагху,
Воистину — в этом нет сомнений! —
Ты средоточие всех достоинств!

21 Наделенные моей силой,
Заклинания будут тебе помощниками».
Отпив глоток воды, Рагхава,
Радостный, с просветленным лицом,

22 Принял заклинания от риши,
Чья душа очищена созерцанием.
И, овладев двумя заклинаниями,
Могучий Рама был прекрасен,

23 Как благое осеннее солнце,
Сияющее тысячью лучей.
Исполнив все обязанности,
Положенные ученикам гуру,
Два царевича на берегу Сараю
Провели покойно эту ночь.

24 Для сынов Дашаратхи,

крепко уснувших
Под добрые пожелания

сына Кушики
На непривычном для них

травяном ложе,
Эта ночь промелькнула

как миг счастья.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
двадцать вторая песнь «Книги о детстве».



Двадцать третья песнь


1 Когда забрезжил рассвет,
Великий мудрец Вишвамитра
Сказал потомкам Какутстхи,
Покоящимся на ложе из листьев:

2 «О Рама, славный сын Каусальи,
Смотри: уже близится день.
Вставай, о тигр среди людей,
На утреннее богослужение».

3 Услышав благое слово риши,
Царевичи приступили к омовению,
Совершили жертвенное возлияние,
Тихими голосами прочли молитву.

4 Исполнив утренние обряды,
Славные братья воздали почет
Великому подвижнику Вишвамитре
И, радостные, продолжили путь.

5 Они пришли, многосильные,
К божественной реке Ганге,
Текущей тремя путями,

И там, где в нее впадает Сараю,

6 Увидели святую обитель,

Где погруженные в созерцание
В течение многих тысяч лет
Предавались суровой аскезе риши.

7 Увидев эту святую обитель,
Братья, полные восхищения,
Великому духом Вишвамитре
Сказали такое слово:

8 «Чья эта святая обитель?

И что за мужи ее насельники?
Мы хотим об этом услышать.
Велико наше любопытство».

9 На их слова, улыбнувшись,
Ответил бык среди мудрецов:
«Выслушай, благородный Рама,
Чья прежде была эта обитель.

10 Кандарпа, кого называют Камой,
Некогда принял телесную форму.
И здесь случилось ему, глупцу,
Помешать покаянию Шивы,

11 Совершавшего строгую аскезу,
Погруженного в размышление,
Владыки богов, которого издавна
Сопровождает свита марутов.

12 За это великий духом Рудра,
Разгневавшись, на него цыкнул
И сжег его грозным своим глазом,
Превратив тело Камы в пепел.

13 Безрассудный Кама лишился тела,
Лишился своей плоти;
Из-за гнева владыки богов
Кама стал бестелесным.

14 С тех пор, о Рагхава, Кама
Зовется Ананга — Бестелесным,
А эту страну называют Анга,
Ибо Кама лишился здесь тела.

15 Вот — святая обитель Камы,
И ее добродетельные насельники,
Некогда ученики Камы,
Живут в ней, не зная греха.

16 Здесь, у слияния двух рек,

О Рама, прекрасный обликом,
Мы сегодня останемся на ночь,
А завтра переплывем Гангу.

17 Войдем же в святую обитель,
Ее посещение — благо,
Пребывание в ней нас очистит!
Принеся жертвы и возлияния,

18 Прочтя молитвы, о Рагхава,

Проведем эту ночь в покое».

Взором, очищенным покаянием,

Завидев беседующих путников,
19 Мудрецы, населяющие обитель,

Испытали великую радость.

Почтительно встретив Вишвамитру,

Они омыли ему ноги,
20 А затем обряд гостеприимства

Совершили для Рамы с Лакшманой.

Приняв их с великим радушием,

Риши, занятые размышлением,
21 Прочли вполголоса молитвы

И стали рассказывать сказания.

Вместе с риши этой обители,
Верными принятому обету,
22 Два царевича, Рама и Лакшмана,
Счастливо провели эту ночь,
Выслушав в обители Камы
Прекрасные древние сказания.
И был доволен мудрец Каушика,
Средоточие самой добродетели.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
двадцать третья песнь «Книги о детстве».



Двадцать четвертая песнь


1 Когда наступило ясное утро,
Братья — губители недругов,
Исполнив утренние обряды,
Пошли к реке с Вишвамитрой.

2 Там мудрецы, великие духом,
Верные отшельническому обету,
Послали за превосходной ладьей
И так сказали Вишвамитре:

3 «Садись, господин, в эту ладью
Вместе с двумя царевичами,

И отправляйтесь в путь,

Не теряя ни минуты времени».

4 «Да будет так!» — отвечал Вишвамитра
И, попрощавшись с мудрецами,
Поплыл на ладье с царевичами
Через реку, текущую к океану.

5 Когда были они посредине пути,
Вдруг послышался грозный шум
Клокочущей в ярости воды.

И, услышав его, достославный Рама

6 И младший брат его Лакшмана
Захотели узнать причину шума.
Посреди реки благородный Рама
Спросил быка среди мудрецов:

7 «Откуда этот грозный шум
Кипящего в реке водоворота?»
На эти слова потомка Рагху,
Исполненные любопытства,

8 Поведал праведный Вишвамитра
Причину грозного шума:
«Некогда на горе Кайласа
Брахма силой своей мысли

9 Сотворил, о тигр среди людей,
Озеро по имени Манаса.

Из этого озера вытекает
Река, омывающая Айодхью;

10 Она течет из озера Брахмы
И зовется святой Сараю,
А при ее впадении в Гангу
Слышится непрерывный гул,

11 Порожденный слиянием рек.
Приветствуй же обе реки, Рама!»
И два благородных царевича
Смиренно почтили реки.

12 Доплыв до правого берега Ганги,
Путники вышли на землю

И быстрым шагом пошли дальше.
Вскоре сын лучшего из людей

13 Увидел ужасный, темный лес

И спросил мудреца Вишвамитру:
«Что это за дремучий лес,
Где повсюду трещат сверчки,

14 Где рыщут дикие звери

И множество хищных птиц
Неумолчно оглашает округу
Страшным криком и клекотом?

15 Об этом полном львов и тигров,
Вепрей и диких слонов,
Заросшем деревьями дхава,
Ашвакарна, билва, какубха,

16 Тиндука, патала и бадари —
Расскажи об этом ужасном лесе!»
На это ответил великий мудрец
Сиятельный Вишвамитра:

17 «Слушай, сынок, потомок Какутстхи,
Рассказ об этом ужасном лесе.

В древности, тигр среди людей,
Находились на этом месте
18 Страны Малада и Каруша,
Словно бы созданные богами.

Некогда Индра, убив Вритру,

Был запятнан грехом убийства брахмана

19 И, мучимый из-за греха голодом,
Тысячеглазый бог пришел к Ганге.
Оскверненного убийством Индру
Боги и праведные риши

20 Омыли из кувшинов водою

И очистили от содеянного греха.
Зарыв в землю грех бога,
Они избавили великого Индру

21 От терзавшего его голода

И возвеселились, довольные.
Избавленный от греха и голода,
Индра стал чист, как прежде,

22 И тогда обрадованный Шакра
Одарил землю чудным даром:
"Пусть будут счастливы эти страны
И станут известны во всем мире

23 Под именами Малада и Каруша,
Ибо приняли грех моего тела!"
"Да будет так!" — согласились боги
Со словами Губителя Паки.

24 После того как мудрый Шакра
Почтил эту землю даром,
Страны Малада и Каруша,
Богатые зерном и золотом,

25 Долго еще, о губитель врагов,
Процветали на радость жителям.
Но спустя какое-то время
Здесь поселилась якшини,

26 Способная менять свой облик,
Сильная, как много тысяч слонов.
Благо тебе! Зовут ее Тарака,
Она жена мудрого Сунды,

27 А сын ее — ракшаса Марича,
Мощью подобный Индре.
Тол сторукий, большеголовый,

С туловищем огромным и крепким,

28 Этот ракшаса, наводящий ужас,
То и дело убивает людей.
Злокозненная же Тарака,
Постоянно опустошает, о Рама,

29 Маладу и Карушу — страны,
Бывшие ранее счастливыми.
Она живет, преграждая путь,
В половине йоджаны отсюда.

30 Войдем же скорее в лес,
В котором живет Тарака,

И там, полагаясь на силу рук,
Ты убьешь жестокую ракшаси.

31 По моему приказу ты сделаешь
Эту местность вновь безопасной,
Ибо сейчас никто не смеет
Появляться и жить в этих землях,

32 Измученных постоянным страхом
Из-за злодеяний ракшаси.

А лес, о котором ты спрашиваешь,
На всем его протяжении
Кажется диким и зловещим,
Потому что его разоряет Тарака».

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
двадцать четвертая песнь «Книги о детстве».



Двадцать пятая песнь


1 Выслушав прекрасный рассказ
Несравненного мудреца,
Рама, тигр среди людей,
Учтиво спросил Вишвамитру:

2 «Якшини, бык среди мудрецов,
Слыли всегда слабосильными.

Как же досталась немощной Тараке
Сила многих тысяч слонов?»

3 Радуясь учтивому слову
Несравненного в мужестве Рагхавы,
Ему и брату его Лакшмане

Так отвечал Вишвамитра:

4 «Слушай рассказ, о потомок Рагху,
О том, как Тарака стала могучей,
Как из бессильной сделалась сильной,
Получив несравненный дар.

5 Некогда жил великий якша,
Которого звали Сукету.

Добродетельный, но бездетный,
Он начал суровую аскезу.
6 Великий Отец, весьма довольный,
Этого владыку якшей
Одарил дочерью-сокровищем,
Получившей имя Тарака.

7 Не было суждено Сукету
Заиметь желанного сына,

Но дочь его многославный Брахма
Наделил силой тысяч слонов.

8 Когда Тарака стала взрослой

И блистала красотой и юностью,
Отец отдал ее, прекрасную,
В жены Сунде, сыну Джамбхи.

9 Спустя какое-то время якшини
Родила могучего сына Маричу,
Но вскоре Марича был проклят

И превратился в ужасного ракшасу.

10 Когда же по слову Агастьи
Сунду, о Рама, постигла гибель,
Тарака вместе с сыном
Решили убить великого риши.

11 Намереваясь съесть Агастью,
Тарака ринулась на него с ревом,
Но, заметив ее приближение,
Благословенный риши Агастья,

12 Разгневавшись, сказал Мариче:
"Перейди в естество ракшасы!" —
И в пылу великого гнева
Вместе с Маричей проклял Тараку:

13 "Могучая якшини, ты станешь
Пожирательницей людей,

Ты лишишься прежнего облика,
А новый будет ужасен!"

14 Проклятая риши Агастьей,
Тарака, охваченная яростью,
С тех пор разоряет эту страну,
Ибо здесь проживал Агастья,

15 Эту негодную якшини,

Во зло обратившую свою силу,
Ее, жестокую, убей, Рагхава,
На благо коров и брахманов!

16 Ибо во всех трех мирах,
Кроме тебя, о потомок Рагху,
Ни один человек не способен
Убить эту злобную якшини.

17 И сделай так, не пугаясь
Того, что убьешь женщину,
Ведь благо четырех варн —
Это долг царевича, о Рагхава.

18 Для защиты людей должно действовать
И жестко, и мягко, и безжалостно
И ради них всегда быть готовым
Брать на себя любую вину!

19 А для тех, кто несет бремя власти,
Это и непреложный долг.

Так убей ее, потомок Какутстхи,
Ибо ей неведома добродетель.

20 Известно всем, о царевич,
О том, как некогда Шакра
Убил Мантхару, дочь Вирочаны,
Когда та хотела сгубить землю;

21 Или о том, как убил Вишну
Мать Кавьи, верную жену Бхригу,
Однажды пожелавшую
Оставить мир без Индры.

22 И многими, многими мужами,
Лучшими из людей, благородными,
Великими духом, были убиты
Жены, изменившие добродетели.
Потому по моему приказу, Рама,
Без колебаний убей Тараку!»

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Валъмики,
двадцать пятая песнь «Книги о детстве».



Двадцать шестая песнь


1 Выслушав твердое слово риши,
Сын лучшего из людей Рама,
Почтительно сложив ладони,
Отвечал, верный обету:

2 «Из уважения к воле отца,
Согласно его наставлению,

Мне должно без колебаний
Исполнять желания Каушики.

3 Так наставлял меня в Айодхье
Великий царь в присутствии гуру,
И я никак не могу пренебречь
Словом отца Дашаратхи.

4 Так вот, исполняя его волю,
По твоему приказу, всеведущий,
Я без малейшего колебания
Непременно убью Тараку.

5 Ради блага коров и брахманов,
Ради блага этой страны

Я готов немедля исполнить
Твое повеление, несравненный».

6 Так сказав, губитель врагов
Натянул рукой тетиву лука
И оглушил стороны света
Ее протяжным звоном.

7 Этот звон привел в трепет
Всех обитателей леса Тараки,
Сама же Тарака оцепенела,

А затем пришла в лютую ярость.

8 Услышав звучание тетивы,
Ракшаси запылала гневом
И бросилась в неистовстве
Туда, откуда его услышала.

9 Увидев ее, разъяренную,
Безобразную лицом и телом,
Высящуюся громадной горой,
Рагхава сказал Лакшмане:

10 «Взгляни, какой свирепый,
Страшный облик у этой якшини.
При виде ее у трусов
Могло бы разорваться сердце.

11 Но знай: ее, непобедимую,
Владеющую искусством магии,
Обращу я в бегство и отрежу
У нее уши и кончик носа.

12 Пожалуй, не стану ее убивать:
Ей защита — естество женщины.
Но навсегда хочу убить
Силу ее и способность двигаться».

13 Едва только это он сказал,
Как опьяненная яростью Тарака,
Вытянув руки и заревев,
Бросилась на Рагхаву.

14 Тогда брахмариши Вишвамитра
Презрительно цыкнул на Тараку,
А затем воскликнул: «Потомок Рагху!
Удачи тебе и победы!»

15 Тарака вздула тучу пыли,

И этой тяжелой, грозной тучей
Она на мгновение ослепила
Обоих потомков Рагху,

16 А затем, прибегнув к магии,
Обрушила на Раму и Лакшману
Дождь огромных камней,

И тогда разгневался Рагхава.

17 Дождь огромных камней
Он отразил стрел ливнем,
А едва приблизилась Тарака,
Отсек ей обе руки стрелою.

18 Когда же она, потеряв руки
И ослабев, заревела от боли,
Разгневанный сын Сумитры
Отрезал ей уши и кончик носа.

19 Якшини снова прибегла к магии
И, способная к преображению,
То меняла свой облик,

То совсем исчезала из виду.

20 Она опять напала на братьев,
Вызвала каменный дождь

И этим ужасным дождем
Осыпала их со всех сторон.

21 Благословенный сын Гадхи,
Видя все это, сказал Раме:
«Довольно щадить ее, негодную,
Чинящую препятствия жертвам!

22 Ведь эта злокозненная якшини

С помощью магии набирает силу.

Прежде чем наступят сумерки,

Ты должен убить ее, божественный,

23 Ибо становятся непобедимыми
Ракшаси с наступлением сумерек».

Когда он сказал это Раме,
Тот, распознав по грохоту,

24 Откуда швыряет камни Тарака,
Стрелами запер ее на месте.
Окруженная ливнем стрел,
Она снова прибегла к магии

25 И вновь, изрыгая проклятия,
Напала на потомков Какутстхи.
Но когда она налетела на них,
Стремительная, как молния,

26 Поразил ее в грудь стрелою Рама,
И она упала на землю мертвой.
Увидев убитой грозную якшини,
Владыка богов Индра,

27 Сокрушитель крепостей асуров,
Воскликнул: «Прекрасно, прекрасно!»
А вслед за ним и все боги
Восславили потомка Какутстхи.

28 Полные восхищения боги
Сказали тогда Вишвамитре:
«Благо тебе, мудрец Каушика!
Мы, и Индра, и сонмы марутов

29 Довольны тем, что случилось.
Выкажи свою любовь Раме,
Передай ему, о брахман,
Оружие несравненной мощи,

30 Закаленное силой покаяния, —
Сыновей Праджапати Кришашвы.
Рагхава достоин твоего дара,

Он следует твоим наставлениям,

31 И ему еще предстоит свершить
Для богов великое деяние!»
Так сказав, обрадованные боги,
Выказав почтение Вишвамитре,

32 Удалились к себе на небо.
Между тем наступили сумерки.
Довольный гибелью Тараки,
Лучший из мудрецов ласково

33 Коснулся губами лба Рамы
И сказал ему такое слово:

«О прекрасный обликом Рама,
Мы останемся здесь на ночь,

34 А завтра, когда наступит утро,
Пойдем дальше — ко мне в обитель».
Выслушав слово Вишвамитры,
Обрадовался сын Дашаратхи,

35 И они покойно провели ночь

В лесу, избавленном от проклятья,
Пылающем яркими красками,
Как прекрасная роща Чайтраратха.

36 Рама, убив Тараку,

дочь Сукету,
Прославляемый сиддхами

и всеми богами,
Провел эту ночь в лесу

с Вишвамитрой
И пробудился,

когда засияло утро.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
двадцать шестая песнь «Книги о детстве».



Двадцать седьмая песнь


1 По прошествии этой ночи
Многославный Вишвамитра
Сказал с улыбкой Рагхаве
Слово, сладостное как мед:

2 «Благо тебе! Я доволен тобою,
О многославный царевич!

И по великой к тебе приязни
Дарю тебе разного рода оружие,

3 Которым ты победишь в битве
И подчинишь себе всех врагов,
Будь то боги или асуры,
Гандхарвы или великие змеи.

4 Благо тебе! Передаю тебе
Божественное оружие:

Я дарю тебе, герой, Дандачакру —
Божественный диск Ямы,

5 Дхармачакру —диск Дхармы,
Индрачакру — диск Индры,
Вишнучакру — грозный диск Вишну,
И Калачакру — диск Калы.

6 Прими, о лучший из людей,
Ваджру и с нею пику Шивы,
А также оружие Брахмаширас

И тростниковую стрелу Айшику.

7 Дарю тебе также, мощнорукий,
Несравненную стрелу Брахмы;
Дарю тебе, тигр среди людей,
Две превосходные булавы,

8 Излучающие яркий блеск, —
Модаки и Шикхари.

Дарю Дхармапашу — сеть Дхармы
И Калапашу — сеть Калы,

9 А вместе с ними, о царевич,
Несравненную сеть Варуны.
Я дарю тебе, потомок Рагху,
Два дротика — Сухой и Влажный,

10 Дарю тебе стрелу Нараяны
И стрелу Рудры — Пайнаку,
А также огненную стрелу Агни,
Которая зовется Шикхара.

11 Я дарю тебе, безупречный,
Стрелу Ваю по имени Пратхама,
Стрелу, зовущуюся Хаяширас,
И стрелу, зовущуюся Краунча.

12 Я дарю тебе двойную пику,
Ужасную палицу Канкалу,

А с нею, о потомок Какутстхи,
Палицы Капалу и Кинкини.

13 Для истребления ракшасов

Я дарю оружие разных видов:

Великую стрелу видьядхаров,

Которая зовется Нандана,
14 и Дарю, мощнорукий царевич,

Меч-сокровище Асиратну,

Великую стрелу гандхарвов,

Которая зовется Мохана,
15 Усыпляющее и Усмиряющее

Оружие Сомы, о Рагхава.

Дарю Увлажняющую, Иссушающую,

Пьянящую, Сжигающую и Слезящую —
16 Пять неотразимых стрел,

Переданных мне Кандарпой,

А также подаренную гандхарвами

Стрелу по прозвищу Манава.
17 Вот для тебя и стрела пишачей

Мохана — лишающая разума,

Возьми, о тигр среди людей,

И наводящую тьму Тамасу,
is И могучее оружие Сауману,

Обладающее разумом,

И необоримые палицы

Самварту и Маусалу.
19 Дарю превосходную Сатью,

И околдовывающую Майямаю,

И божественное оружие Теджаспрабху,

Лишающее врагов силы,
20 И оружие Сомы — Шиширу,

И оружие Тваштара — Сударуну,

И Даруну — оружие Бхаги,

И оружие Ману — Шиту.

21 Это способное менять свой облик,
Наделенное несравненной силой,
Могучее, божественное оружие
Бери, мощнорукий царевич!»

22 Обратившись лицом на восток,
Вишвамитра, лучший из мудрецов,
Научил также Раму заклинаниям,
Дающим власть над оружием,

23 Тем заклинаниям, которые
И для богов труднодоступны.
Такое божественное оружие
Вдохновенный мудрец дал Раме,

24 И от мудрого Вишвамитры,
Тихо шепчущего молитвы,
Все это бесценное оружие
Перешло во владение Рагхавы.

25 Боги, воплощенные в оружии,
Почтительно сложив ладони,
Сказали: «Мы твои слуги,

О благородный потомок Рагху!

26 Благо тебе! Лишь пожелаешь,
Мы все для тебя сделаем!»
Когда они, могучие, так сказали,
Рама, светлый разумом,

26 Взял божественное оружие,
Каждое тронул рукой

И повелел: «Явитесь ко мне,
Как только о вас подумаю!»

27 Затем сиятельный Рама,
Радуясь всем сердцем,
Почтительно сказал Вишвамитре:
«О мудрый, пойдем дальше!»

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
двадцать седьмая песнь «Книги о детстве».



Двадцать восьмая песнь


1 Когда они были в пути,
Получивший оружие Рама,
Радостный, с просветленным лицом,
Сказал мудрецу Вишвамитре:

2 «С таким оружием, благой,
Меня и боги не одолеют.
Назови, о бык среди мудрецов,
Заклинания для этого оружия».

3 Тогда великий подвижник,
Решительный, верный обету,
Отдал в дар потомку Какутстхи
Божественные заклинания:

4 «Я дарю тебе Сатьявана и Сатьякирти,
Дхришту вместе с Рабхасой,
Заклинания Пратихаратару,
Паранмукху и Аванмукху;

5 Парные: Лакшью и Алакшью,
Дридханабху и Сунабхаку,
Дашакшу и Шатавакру,
Дашаширшу и Шатодару;

6 Падманабху и Маханабху,
Дундунабху и Сванабхаку,
Джьотишу и Шакуну,
Найрасью и Вималу;

7 Яугандхару и Винидру,
Дайтью, а также Праматхану,
Шучибаху и Махабаху,
Нишкали и Виручу,

Сарчималина, Дхритималина,
Вриттимана и Ручиру;

8 Питрью и Сауманасу,
Видхуту, а также Макару,
Паравиру, а также Рати,
Дхану и Дханью, о Рагхава;

9 Камарупу и Камаручи,
Моху, а также Аварану,
Джримбхаку, Сарпанатху,
Пантхану, а также Варуну.

10 Вот заклинания сынов Кришашвы,
Блистательные, меняющие облик.
Благо тебе! Получи их,
Ты достоин этого дара, Рагхава!»

11 «Да будет так!» — радуясь,
Ответил потомок Какутстхи,
А священные заклинания,
Воплотившись в телесную форму —

12 Одни — похожие на пылающий уголь,
Другие — на столбы дыма,

Третьи — на луну или солнце, —
Почтительно сложив ладони,

13 Сказали, божественные, Раме
Сладкими, как мед, голосами:
«Мы здесь, о тигр среди людей!
Приказывай, что нам делать».

14 «Явитесь, как только я пожелаю, —
Отвечал им потомок Рагху, —

И, проникнув в мой разум,
Станьте моими помощниками!»

15 «Да будет так!» — обещали Раме
Эти божества-заклинания

И, простившись с ним, ушли
Тем же путем, что пришли.

16 А Рагхава, овладев заклинаниями,
Направился дальше с Вишвамитрой
И сказал великому мудрецу
Приятное, медовое слово:

17 «Я вижу нечто похожее

На прильнувшую к горе тучу.
Утоли мое любопытство,
Не роща ли перед нами?

is Она кажется полной ланей
И выглядит отсюда прекрасной,
Ее услаждают сладким пением
' Птицы всевозможной породы.

19 Мы покинули, о великий мудрец,
Огромный лес, наводящий ужас.
И вот я пришел в другое место,
Которое выглядит таким мирным.

20 Расскажи мне, благословенный,
Кто хозяин этой обители,

И не сюда ли повадились
Приходить негодные ракшасы,

21 Те, что пытаются злокозненно
Помешать жертвоприношению?
Скажи, благочестивый мудрец,
Не здесь ли ты приносишь жертву?

22 Не здесь ли я должен ее защитить
И убить злодеев ракшасов?

Это хочу от тебя услышать,

О почтенный, лучший из мудрецов!»

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
двадцать восьмая песнь «Книги о детстве».



Двадцать девятая песнь


1 На эти слова Рамы,

Наделенного несравненным величием,
Сиятельный Вишвамитра
Ответил таким рассказом:

2 «Здесь, о мощнорукий Рама,
На протяжении ста юг
Несчетное множество лет

Жил Вишну, чтимый всеми богами.

3 Жил как великий подвижник,
Предаваясь аскезе и йоге.
Некогда это была обитель
Великого духом Ваманы,

4 И она зовется Сиддхашрамой,
Ибо в ней обрел совершенство
Великий подвижник Вишну.

В те времена царь Бали,

5 Достославный сын Вирочаны,

Победив Индру с марутами

И вместе с ними сонмы богов,

Властвовал над тремя мирами.

6 Он, Индра среди асуров,

Начал, могучий, жертвоприношение;

И когда он приступил к жертве,

Боги с идущим впереди Агни

Пришли в обитель Сиддхашраму

И так сказали Вишну:

7 "О Вишну! Бали, сын Вирочаны,

Начал великое жертвоприношение,

И, пока он его не закончил,

Нам нужно сделать свое дело.

8 Знай, что из разных земель

Приходят к Бали просители,

И, если как должно его просят,

Он дает им все, что они желают.

9 Ради блага богов, о Вишну,

Прибегни к своей магической силе,

Прими облик карлика — Ваманы

И сделай нас вновь счастливыми!"

10 Среди богов был и Кашьяпа

Со своею женою Адити,

Сияющий силой духа,

Блеском подобный Агни,

11 Тысячу божественных лет

Верный обету подвижника.

Он, благой, так восхвалил

Подателя благ Мадхусудану:

"Силой своего подвижничества

12 Я вижу тебя, Пурушоттаму —

Средоточие и воплощение

Преданности аскезе.

Я вижу в теле твоем, господин,

Весь этот многообразный мир.

Ты бесконечен и непостижим,

Только в тебе мое прибежище!"

13 Кашьяпе, не знающему греха,

Так ответил довольный Хари:

"Благо тебе! Выбирай дар!

Думаю, ты достоин дара".

15 Услышав эти слова Вишну,
Сказал Кашьяпа, сын Маричи:
"Ради Адити, ради богов,
Ради себя прошу, о Вишну,

16 Подари мне бесценный дар,

О податель даров, верный обету!
Стань, благой, беспорочный,
Сыном моей супруги Адити!

17 Стань, о губитель асуров,
Младшим братом Шакры!
Только ты способен помочь,
Богам, преисполненным скорби.

18 И место это по твоей милости
Будет зваться Сиддхашрамой,
Отсюда, владыка богов, начни
Деяние Совершенного — Сиддхи!"

19 И вот сиятельный Вишну
Родился в лоне Адити

И,приняв облик карлика,
Пришел к Бали, сыну Вирочаны.

20 Он попросил столько земли,
Сколько измерит тремя шагами,
И ими владыка миров измерил
Три мира мирам на благо.

21 Повязав Бали своею силой,
Он, сиятельный, снова отдал
Три мира под власть Шакры,
Подчинив их Великому Индре.

22 А это та самая обитель,
Где некогда жил Вамана,
Она, благая, стала моею

За мою преданность Вишну.

23 Но на нее нападают ракшасы
И чинят препятствия жертвам.
Ты должен, тигр среди людей,
Уничтожить этих злодеев.

24 Войдем же вместе, сынок,
В эту лучшую из обителей.
Отныне обитель Сиддхашрама
Принадлежит тебе, как и мне».

25 Так сказав, Вишвамитра,
Вместе с Рамой и Лакшманой,

Довольный, вступил в обитель,
И великий риши был светел,
Словно вышедший из тумана
Месяц в созвездии Пунарвасу.

26 Завидев издали Вишвамитру,
Мудрецы, живущие в Сиддхашраме,
Поспешили ему навстречу

И почтили с великой радостью.

27 Выказав всемерный почет
Лучшему из мудрецов Вишвамитре,
Они отдали долг гостеприимства
И царевичам Раме и Лакшмане.

28 Отдохнув немного, два царевича,
Губители врагов Рагхавы,
Почтительно сложив ладони,
Сказали тигру среди мудрецов:

29 «Сегодня же, бык среди мудрецов,
Начни свое жертвоприношение.
Да будет слово твое истинным,

Да станет Сиддхашрама совершенной!»

30 И тогда сиятельный Вишвамитра,
Великий риши, смиривший чувства,
Твердый в своих решениях,
Приступил к совершению жертвы.

31 А царевичи всю эту ночь
Провели в глубоком раздумье
И, когда наступило утро,
Приветствуя первую зарю,

32 Сдержанно, тихими голосами
Прочли утренние молитвы,

А затем почтили Вишвамитру,
Сидящего у жертвенного огня.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
двадцать девятая песнь «Книги о детстве».



Тридцатая песнь


1 Два царевича, губители врагов,
Сведущие во времени и месте,
Сказали Каушике слово,
Согласное с временем и местом:

2 «Мы хотим, благословенный,
Дабы на нас не напали врасплох,
Знать, когда появятся ракшасы.
Нельзя терять ни мгновения!»

3 Услышав слова потомков Рагху,
Готовых немедля вступить в битву,
Довольные ими отшельники
Восславили их и сказали:

4 «Шесть ночей, начиная с сегодняшней,
Вам надлежит быть на страже.

А мудрец, приступивший к жертве,
Должен хранить молчание».

5 Выслушав их, царевичи
Шесть дней и ночей подряд,
Не ведая сна, достославные,
Охраняли лесную обитель.

6 Герои, вооруженные луками,
Они стояли, губители недругов,
Вблизи алтаря, оберегая
Лучшего из мудрецов Вишвамитру.

7 Когда настал день шестой
И кончалось указанное время,
Рама сказал сыну Сумитры:
«Будь внимателен и осторожен!»

8 И лишь только сказал это Рама,
Готовый вступить в битву,

На алтаре, окруженном жрецами,
Внезапно вспыхнуло пламя.

9 Языки пламени озарили
Траву дарбху, сосуды с сомой,
Ковши для масла, охапки цветов,
А с ними жрецов и Вишвамитру.

10 И хотя под чтение гимнов
Жертвоприношение продолжалось,
С неба послышался грозный шум,
Оглушающий, приводящий в трепет.

11 Как, внезапно застилая небо,
Надвигается грозовая туча,
Так налетели вдруг ракшасы,
Меняя с помощью магии облик, —

12 Марича и Субаху, а с ними
Их сподвижники ужасного вида

И, налетев на алтарь, обрушили
На него сверху потоки крови.

13 В ту минуту, когда алтарь
Был залит потоками крови,
Навстречу появившимся ракшасам
Ринулся вперед Рама.

14 Глядя, как Марича и Субаху
Яростно нападают с неба,
Лотосоокий Рама в гневе
Сказал, повернувшись к Лакшмане:

15 «Смотри, как стрелой Манавой,
Будто ветром, разгоняющим тучи,
Я разгоню этих ракшасов,
Кровожадных и свирепых.

16 Я разгоню их — нет сомнений, —
Но убивать их пока не буду».
Так сказав, потомок Рагху
Стремительно наложил на лук

17 Превосходную, неотразимую,
Сверкающую стрелу Манаву
И в порыве грозного гнева
Прострелил ею грудь Маричи.

18 Марича, пораженный Манавой,
Этой превосходной стрелою,
Был отброшен на сто йоджан
И упал в океан, бессильный.

19 Видя лишившегося чувств Маричу
Пораженным холодной стрелою
И отброшенным далеко к океану,
Рама сказал Лакшмане:

20 «Взгляни: леденящая кровь
Стрела Манава, творение Ману,
Уже лишила Маричу чувств,
Но еще не лишила жизни.

21 А сейчас я убью других ракшасов,
Живущих нечистой жизнью,
Злокозненных, кровожадных,
Мешающих жертвоприношению».

22 Сказав это Лакшмане, Рама
Стремительным движением
Тотчас же наложил на лук
Могучую стрелу Агнею.

23 Он поразил ею грудь Субаху,

И тот бездыханным упал на землю.
Затем, взяв стрелу Ваявью,
Многославный, великий духом Рама
Убил всех остальных ракшасов,
Наполнив сердца мудрецов радостью.

24 Когда потомок Рагху убил
Ракшасов, губителей жертвы,
Риши воздали ему почет,

Словно Индре, победившему асуров.

25 Затем, окончив жертвоприношение
И видя избавленной от бедствий
Всю округу, мудрец Вишвамитра
Сказал потомку Какутстхи:

26 «Я добился того, чего хотел,
Ты выполнил волю отца,

А эта обитель Сиддхашрама
Стала достойной своего имени!»
И когда он восхвалял Раму,
На обитель спустились сумерки.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
тридцатая песнь «Книги о детстве».



Тридцатая первая песнь


1 Сделав то, что хотели сделать,
Герои Рама и Лакшмана,
Провели эту ночь в обители,
Радуясь всем сердцем.

2 А на исходе ночи, с рассветом,
Исполнив утренние обряды,
Они пришли к Вишвамитре

И ко всем другим риши.

3 Почтив лучшего из подвижников,
Сияющего словно пламя,

Они, искусные в сладостной речи,
Сказали сладкозвучное слово:

4 «Мы, о тигр среди мудрецов,
Пришли к тебе как твои слуги.
Скажи нам, лучший из риши,
Каковы твои повеления».

5 Выслушав эти слова,
Все великие риши

Во главе с Вишвамитрой
Отвечали благородному Раме:

6 «У царя Митхилы Джанаки
Вскоре будет, о лучший из людей,
Благочестивое жертвоприношение.
Мы все направляемся в Митхилу,

7 И ты, о тигр среди людей,
Если хочешь, пойди с нами.
Ты сможешь увидеть в Митхиле
Удивительный лук-сокровище.

8 Этот лук, несравненный по мощи,
Грозный, с сияющей дугою,

Был дарован богами Джанаке

Во время жертвенной церемонии.

9 Ни сами боги, ни асуры,
Ни гандхарвы, ни ракшасы,
Ни тем более смертные люди
Не способны его натянуть.

10 Уже многие владыки земли
Пытали на нем свою силу,
Но и самые могучие царевичи
Даже согнуть его не сумели.

11 Ты можешь, потомок Какутстхи,
Подивиться этому луку,
Посетив жертвоприношение
Великого духом царя Митхилы.

12 Некогда этот лучший из луков,
С прекрасной рукоятью,
Получил один из владык Митхилы
От богов в награду за жертву.

13 И теперь он как жертвенный дар
Хранится в царском дворце, Рагхава,
И его умащают благовониями,
Фимиамом и ладаном».

14 Сказав это, лучший из мудрецов,
Перед тем как отправиться в путь
С потомками Какутстхи и риши,
Попрощался с лесными божествами:

15 «Благо вам! Исполнив задуманное,
Я ухожу из Сиддхашрамы

И иду в предгорья Гималаев
На северный берег Ганги».

16 Так сказав, тигр среди мудрецов
Каушика и его сподвижники
Выступили в дальнюю дорогу

И направились в северную страну.

17 В пути лучшего из мудрецов
Сопровождала сотня повозок,
Заполненных его спутниками —
Брахманами, сведущими в ведах.

18 Стаи птиц и все звери,
Живущие в Сиддхашраме,
Тоже неотступно следовали
За великим духом Вишвамитрой,

19 Пока он и другие риши

Не велели им вернуться в обитель.
Мудрецы, смирившие свои чувства,
Шли долго и на заходе солнца

20 Остановились на берегу Шоны.
А когда закатилось солнце,
Они совершили омовение

И принесли на огне жертвы.

21 Прославленные брахманы
Сели вокруг Вишвамитры,
И Рама с сыном Сумитры
Выказали мудрецам почтение.

22 Сиятельный потомок Рагху,
Сидевший неподалеку

От мудрого риши Вишвамитры,
Подвигнутый любопытством,

23 Обратился к великому мудрецу
С такими учтивыми словами:
«Что это за местность, риши,
Украшенная густым лесом?

24 Я хотел бы о ней услышать.
Благо тебе! Скажи всю правду».
В ответ на слова Рамы
Верный обету великий риши,
Сидя в кругу мудрецов,
Рассказал все об этой местности.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
тридцать первая песнь «Книги о детстве».



Тридцать вторая песнь


1 «Некогда жил великий подвижник,
Потомок Брахмы по имени Куша,
Верный обету, знаток добродетели,
Чтимый праведными людьми.

2 Великий духом, он от жены,
Высокородной царевны Видарбхи,
Имел четырех сыновей,

Таких же, как он, могучих:

3 Кушамбу и Кушанабху,
Асуртараджасу и Васу,
Наделенных царским блеском,
Преданных долгу кшатриев.

4 Им, верным долгу и истине,
Сказал однажды мудрый Куша:
"Ваш долг, сыновья, — защита.
Так выполните свой долг!"

5 Выслушав слово Куши,
Четверо лучших из людей,
Не имеющих равных в мире,
Каждый основал город.

6 Сиятельный Кушамба
Основал город Каушамби,
Добродетельный Кушанабха
Основал город Маходаю,

7 Многомудрый Асуртараджаса —
Город по имени Дхармаранья,
А царь Васу выстроил
Лучший из городов Гиривраджу,

8 Который по имени Васу
Называется также Васумати.
Он стоял, озаренный сиянием
Пяти вершин окрестных гор,

9 И от него до царства Магадхи
Текла прекрасная река,
Сверкая среди горных вершин,
Как длинная цветочная гирлянда.

10 Эта река Магадхи, о Рама,
Орошая плодоносные земли,
И сейчас течет на восток
От города достославного Васу.

11 У Кушанабхи, царственного риши,

Верного своему долгу,

Родились от апсары Гхритачьи

Сто превосходных дочерей.
12 Однажды в пору юности

Они, блистая украшениями,

Словно молнии в сезон дождей,

Гуляли в дворцовом парке.
13 Там они пели, танцевали,

Играли на разных инструментах

И, одетые в праздничные одежды,

Радовались жизни, о Рагхава.
14 Их красота не имела изъянов,

Не было равных им по прелести,

И они казались небесными звездами,

Случайно сошедшими на землю.
15 Их, наделенных всеми достоинствами,

Блистающих красотой и юностью,

Увидел Ваю, всюду веющий,

И сказал им такое слово:
16 "Вы все для меня желанны;

Так станьте моими женами!

Отбросьте бренное тело

И обретите вечную жизнь!
17 Ведь молодость так быстротечна,

Особенно у людей,

Но, если бессмертными станете,

Вас ждет вечная юность!"
18 На эти слова вездесущего бога,

Неутомимого в деяниях,

Сто девушек с насмешкой

Так ему отвечали:

19 "Ты дышишь, о лучший из богов,
В каждом живом существе

И знаешь силу каждого.
Зачем же ты нас оскорбляешь?

20 Ведь мы, о лучший из богов,
Дочери царя Кушанабхи

И способны силой подвижничества
Даже бога сбросить с неба.
21 Не будет такого, глупец,
Чтобы все мы ослушались

Воли отца и избрали

Мужа по собственному желанию.

22 Только отец — нам господин,
Для нас он высшее божество!
И за кого он нас выдаст замуж,
Тот и будет нашим супругом".

23 Услышав ответ их, Ваю
Проник, охваченный гневом,
В тело каждой из царевен

И обезобразил его, могучий.

24 Обезображенные девушки
Бросились в царский дворец,
Полные стыда, в отчаянии,
Со слезами обиды на глазах.

25 Когда любимых своих дочерей,
Которые были так красивы,
Царь увидел обезображенными,
То, удрученный, спросил их:

26 "Что с вами, доченьки? Скажите,
Кто посмел преступить закон?
Кто изувечил вас? Отчего

Вы лишь трепещете и молчите?"
И, испустив тяжелый вздох,
Царь погрузился в раздумье.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Валъмики,
тридцать вторая песнь «Книги о детстве».



Тридцать третья песнь


1 Услышав эти слова отца,
Мудрого царя Кушанабхи,
Сто любимых его дочерей
Припали к ногам его и сказали:

2 "О царь, вездесущий Ваю
Вознамерился нас погубить.
Он выбрал неправедный путь
И не желает чтить добродетель.

3 Мы сказали: 'У нас есть отец,

Мы не можем быть своевольными.
Спроси отца, согласен ли он
Отдать нас тебе в жены'.

4 Но он, приверженный злу,
Не пожелал нас слушать,
И в ответ на наши слова
Ваю нас искалечил".

5 Выслушав их, государь,
Всецело преданный добродетели,
Ста несравненным своим дочерям
Так сказал, достославный:

6 "Только тот, кто проявит терпение,
Способен на праведные деяния.
Знайте, доченьки, в нашем роду
Все были терпеливы.

7 Поистине, только терпение
Украшает и жен и мужей.

И нужно быть вдвойне терпеливым,
Когда поступают дурно боги.

8 Терпение с каждым, кто бы он ни был,
Должно быть и вам свойственно.
Терпение — дар, терпение — истина,
Терпение — это жертва, доченьки.

9 Терпение — слава, терпение — долг,
Мир зиждется на терпении".
Так сказав, богоравный царь
Отпустил дочерей, о потомок Какутстхи,

10 И, знаток совета, с советниками
Держал совет о замужестве,
Которое было бы их достойно
И подобало месту и времени.

11 Как раз в это время подвижник Чулин,
Соблюдающий обет целомудрия,
Прославленный, чистый в деяниях,
Совершал молитвой аскезу Брахмы.

12 Ему, предающемуся аскезе,
Стала прислуживать гандхарви,
Дочь Урмилы по имени Сомада,
Благо тебе, потомок Рагху!

13 Почтительная, добродетельная,
Всегда усердная в служении,
Она долго жила подле Чулина,
И гуру остался ею доволен.

14 По воле всеведущей судьбы

Он сказал ей однажды, о Рагхава:

"Благо тебе! Я тобой доволен.
Что сделать для тебя, милая?"

15 Увидев, что гуру к ней расположен,
Она, радуясь всем сердцем

И зная, что и как говорить,
Отвечала медовым голосом:

16 "Аскет, погруженный в молитву,
Ты владеешь плодом молитвы.
Я прошу тебя дать мне сына,
Воплощающего жар молитвы.

17 Благо тебе! У меня нет мужа,
И я не стану ничьей женою.
Прошу тебя, силой молитвы
Одари меня, мудрец, сыном!"

18 Довольный ею брахмариши
Одарил ее несравненным сыном,
Родившимся от молитвы Брахме
И названным Брахмадаттой.

19 Став царем, Брахмадатта
Царствовал в городе Кампилье,
Царствовал так же счастливо,
Как владыка богов на небе.

20 Так вот, за этого Брахмадатту
Праведный царь Кушанабха
Решил, о потомок Какутстхи,
Выдать дочерей замуж.

21 Сиятельный царь Кушанабха
Пригласил к себе Брахмадатту
И отдал, радуясь всем сердцем,
Сто дочерей ему в жены.

22 Великий царь Брахмадатта,
Равный великому Индре,
Одну за другой своих невест
Брал за руку, о потомок Рагху,

23 И, едва он касался каждой,
Исчезали их уродство и горе,
И сто дочерей Кушанабхи
Вновь засияли красотой.

24 Увидев их избавленными
От проклятия бога ветра,
Царь Кушанабха был счастлив
И радовался снова и снова.

25 Отпраздновав свадьбу дочерей
С великим царем Брахмадаттой,
Он отпустил царя домой
Вместе с женами и учителями.

26 А гандхарви Сомада, встретив сына
И узнав о его женитьбе,

Как того требует обычай,
Радостно приняла невесток
И то и дело их ласкала,
Восхваляя царя Кушанабху.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Валъмики,
тридцать третья песнь «Книги о детстве».



Тридцать четвертая песнь


1 У Кушанабхи, выдавшего замуж
Своих дочерей за Брахмадатту,
Не было сына, и ради сына

Он задумал принести жертву.

2 А во время жертвоприношения
Высокородный Куша, сын Брахмы,
Так сказал, о потомок Рагху,
Владыке земли Кушанабхе:

3 "У тебя родится сын Гадхи

И будет во всем тебе подобен.
Благодаря ему, добродетельному,
Ты стяжаешь нетленную славу".

4 Так сказав, о потомок Рагху,
Владыке земли Кушанабхе,
Куша поднялся в небо

И возвратился в вечный мир Брахмы.

5 А спустя какое-то время

У мудрого царя Кушанабхи
Родился добродетельный сын,
Которого нарекли Гадхи.

6 Средоточие добродетели Гадхи —
Мой отец, о потомок Какутстхи.
Я же, родившийся в роде Куши,
Зовусь Каушикой, о Рагхава.

7 У меня есть старшая сестра,
Которую зовут Сатьявати;

Верная своему долгу,

Она вышла замуж за Ричику.

8 После смерти мужа она живой
Взошла на небо вместе с Ричикой
И там приняла облик реки —
Могучей, прекрасной Каушики.

9 Сестра приняла этот облик
Ради блага всего мира:
Ее чистые, божественные воды
Омывают Химават-гору.

10 С тех пор я живу счастливо
У склона горы Химавата,
Привязанный к этому месту
Любовью к реке Каушики.

11 Ибо сестра моя Сатьявати,
Верная правде и добродетели,
Наделенная великой участью,
Стала Каушики — лучшей из рек.

12 Но, приняв обет, я ее оставил

И пошел в обитель Сиддхашраму,
Где стал Совершенным — Сиддхом
Благодаря твоей доблести, Рагхава.

13 Вот я и рассказал тебе, Рама,
О себе и о своем роде

И о том, что за местность,

О которой ты меня спрашивал.
14 Но, пока я рассказывал, о Рама,

Прошла половина ночи.

Благо тебе! Пора уснуть,

Нам легче будет в пути.
15 Взгляни! Не трепещут уже деревья,

Скрылись на ночь звери и птицы,

Стороны света заволокла

Ночная мгла, о потомок Рагху.
16 Погасла вечерняя заря,

Небо усеяли сонмы звезд

И льют, словно глаза ночи,

Из звездной бездны свое сияние.
17 Поднялся месяц, мглу мира

Он рассеял холодными лучами,

И все живое на земле

Радуется его блеску.

18 Взгляни! По лесу там и здесь
Уже рыщут ночные твари,
С ними якши и множество ракшасов,
Яростных, охочих до мяса».

19 Так сказав, замолчал Вишвамитра,
Великий, сиятельный риши.
И все мудрецы восхвалили его,
Воскликнув: «Прекрасно! Прекрасно!

20 Поистине, славен род Куши
Праведностью и величием;
Потомки Куши, лучшие из людей,
Могучи духом, подобны Брахме.

23 А среди них ты — первый,
Прославленный риши Вишвамитра,
И Каушики, лучшая из рек,
Умножает славу твоего рода!»

24 Так тигры среди мудрецов
Восхвалили потомка Куши.

И он, благой, когда скрылось солнце,
Вскоре отошел ко сну.

25 Также Рама и сын Сумитры,
Восхищенные его рассказом,
Восславили тигра среди риши
И погрузились в мирный сон.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Валъмики,
тридцать четвертая песнь «Книги о детстве».



Тридцать пятая песнь


1 Вишвамитра и великие риши
Провели ночь на берегу Шоны,
Когда же просияла заря,
Вишвамитра сказал Раме:

2 «Ночь отступила, о Рама,
Занялась предрассветная заря.
Благо тебе! Вставай, вставай!
Предстоит дальняя дорога».

3 Рама, выслушав слово риши,
Исполнил утренние обряды
И, готовый выступить в путь,
Сказал мудрецу Вишвамитре:

4 «Хотя и украшены отмелями,
Глубоки прекрасные воды Шоны.
Каким путем пойдем мы, брахман?
Где переправимся через реку?»

5 На эти слова потомка Рагху
Так отвечал Вишвамитра:
«Я укажу брод через реку,
Который знают великие риши».

6 Перейдя реку, они шли долго
И, когда наступил полдень,
Увидели Гангу, лучшую из рек,
Чтимую всеми мудрецами.

7 Любуясь чистыми ее водами,
Обжитыми гусями и журавлями,
И мудрецы, и потомки Рагху
Исполнились восхищения.

8 Оказавшись на берегу Ганги,
Они, как требует того обычай,
Искупались в ней, развели огонь,
Принесли жертвы богам и предкам

9 И отведали жертвенной пищи,
Подобной божественному нектару.
Очистившись и просветлев разумом,
Они сделали привал подле Ганги.

10 Вокруг великого Вишвамитры
Сели, как и положено,
Потомки Рагху и мудрецы —
Каждый согласно своим заслугам.
И тогда с просветленным сердцем
Рама сказал Вишвамитре:

11 «Я хотел бы узнать, благой,
О Ганге, текущей тремя путями:
Как прошла она через три мира,
К владыке рек — океану?»

12 Почтительно спрошенный Рамой
Великий подвижник Вишвамитра
Начал рассказывать сказание

О рождении и участи Ганги:

13 «У Химавата, царя гор,
Великого, богатого рудами,
Было две дочери, красотой
Не знающие себе равных.

14 А матерью их была, о Рама,
Прекрасная дочь горы Меру,
Любимая жена Химавата
Тонкостанная апсара Мена.

15 Старшая дочь Химавата —
Это и есть река Ганга,

А другую, младшую его дочь,
Зовут, о Рагхава, Умой.

16 Дабы помочь им в небесных обрядах,
Боги просили Химавата

Дать им старшую дочь Гангу,
Реку, текущую тремя путями.

17 И Химават, повинуясь долгу,
Желая блага всему миру,
Отдал богам благую Гангу,
Выбирающую путь по своей воле.

18 Обрадовавшись всем сердцем

Исполнению своего желания,

Боги на благо трем мирам

Взяли Гангу на небо.
19 А другая дочь Химавата — Ума

Приняла подвижнический обет

И предалась, о потомок Рагху,

Суровой и долгой аскезе.
20 Дочь, наделенную силой аскезы,

Славную в трех мирах Уму

Владыка гор Химават отдал

В жены несравненному Рудре.

21 Таковы две дочери царя гор,
Которых чтят во всем мире:
Лучшая среди рек Ганга

И богиня Ума, о Рагхава.

22 Вот я и рассказал тебе, милый,
Как Ганга, текущая тремя путями,
Проложила, о лучший из путников,
Первый свой путь — на небо

И вознесла туда свои воды,
Очищающие мир от зла».

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
тридцать пятая песнь «Книги о детстве».



Тридцать шестая песнь


1 Этот рассказ Вишвамитры
Герои Рама и Лакшмана
Выслушали и, благодарные,
Сказали быку среди мудрецов:

2 «Твое сказание, о брахман,
Прекрасно и поучительно.

Мы просим дальше тебя поведать
О старшей дочери Царя гор,
Ибо во всех тонкостях
Ты знаешь все о богах и о людях.

3 Отчего очищающая мир река
Пролагает путь через три мира?
Почему лучшая из рек Ганга
Зовется Текущей тремя путями?

4 И за какие деяния в трех мирах,
О мудрец, прославлена Ганга?»
На просьбу потомков Какутстхи
Великий подвижник Вишвамитра,

5 Сидя в окружении риши,
Поведал такое сказание:
«Некогда, женившись на Уме,
Великий аскет с темной шеей,

6 Не отрывая от Умы взгляда,
Предавался с нею любовным утехам.
Для Махадевы, поглощенного страстью,
Мудрого бога с темной шеей,
Незаметно прошли в наслаждении

Сто божественных лет.

7 Но за все это время, о Рагхава,
Богиня не родила сына,

И тогда боги во главе с Брахмой,
Озабоченные, подумали:

8 "Никто не сможет совладать

С сыном, который родится у Умы!"
И боги пошли к Махадеве
И, почтив его, так сказали:
9 "О Махадева, бог богов,
Ты предан благу этого мира.
Мы припадаем к твоим стопам
И просим тебя о милости.

10 Три мира, о лучший из богов,
Не вынесут жара твоего семени,
В котором сила твоей аскезы
Умножена силой аскезы Умы.

11 Ради блага трех миров
Удержи в себе свое семя,
Защити от него миры, Шива,
Не допусти их гибели!"

12 Выслушав просьбу богов,
Владыка всех миров Шива
Сказал им в ответ: "Я согласен".
Но затем, подумав, добавил:

13 "Я, с позволения Умы,
Готов удержать мое семя,
Дабы были и дальше в покое
Тридцатка богов и Земля.

14 Но во мне это могучее семя
Уже пришло в движение!
Скажите, лучшие из богов,
Кто сможет его удержать?"

15 Шиве с быком на знамени
Отвечали на это боги:

"Если семя пришло в движение,
Его готова принять Земля".

16 Выслушав их, владыка богов
Излил, многосильный, свое семя,
И семя его затопило землю,

Со всеми горами ее и лесами.

17 Испуганные боги сказали
Пожирателю жертв Агни:
"Войди с помощью Ваю

В это великое семя Рудры!"
18 Охваченное огнем семя,
Похожее на яркое солнце,
Превратилось в белую гору,
Покрытую островерхим лесом,

19 А из горы появился сияющий
Рожденный в огне Картикея.
Тогда почтили Уму и Шиву
Все боги и сонмы риши,

20 И наполнились их сердца
Величайшей радостью.

Но дочь Химавата Ума,
Взглянув на тридцатку богов

21 Покрасневшими от гнева глазами,
Всех их прокляла, негодуя:

"Я так хотела иметь сына,
А вы меня его лишили.

22 За это и вы отныне не будете
Иметь детей от ваших жен
И начиная с этого дня
Супруги ваши станут бесплодны!"

23 Вначале прокляв богов,
Землю она прокляла особо:
"Ты утратишь единый облик
И станешь женою многих,

24 Запятнанная моим гневом,

Ты лишишься радости материнства,
Ибо ты, злонамеренная, не пожелала,
Чтобы я выносила сына!"

25 Тогда опечалились все боги,
А владыка богов Шива
Пошел в ту сторону света,
Которую охраняет Варуна,

26 И там на северном склоне
Одной из вершин Гималаев
Вместе с женой своей Умой
Предался суровой аскезе.

27 О Рама, я поведал сказание

Об одной из дочерей Химавата.
Слушай же вместе с Лакшманой
О другой его дочери — Ганге.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Валъмики,
тридцать шестая песнь «Книги о детстве».



Тридцать седьмая песнь


1 Когда Шива предавался аскезе,
Индра, Агни и все боги,

Желая иметь предводителя войска,
Пришли к Великому Отцу Брахме.

2 Боги во главе с Индрой
И идущим впереди Агни,

Выказав почтение Благому,
Так сказали Брахме:

3 "Тот, кого некогда Благой
Назначил предводителем войска,
Предается суровой аскезе
Вместе с супругой Умой.

4 Скажи ради блага трех миров,
Что нам теперь делать?
Наставь нас, знаток наставлений!
Ты единственная наша защита".

5 Выслушав их слово,
Великий Отец всех миров
Утешил тридцатку богов,
Сказав им медовым голосом:

6 "Слово дочери Царя гор,
Обрекшее ваших жен на бесплодие,
Нерушимо! Это — истина,

В этом нет сомнения.

7 Но от Агни, пожирателя жертв,
Небесная Ганга родит сына,

И сын ее, губитель врагов,
Станет вождем вашего войска.

8 Старшая дочь Химавата, Ганга,
Будет гордиться своим сыном,

И не меньше ее — нет сомнений —

Будет чтить его Ума".
9 Выслушав это слово Брахмы,

Боги, добившись чего хотели,

Благодарные, припали к стопам

Великого Отца мира.
10 И, приблизившись к лучшей из гор —

Кайласе, обильной рудами,

Боги уговорили Агни

Поскорее родить сына:
11 "О Пожиратель жертв, ты должен

Сделать божественное дело.

Излей свое семя, многосильный,

В лоно дочери Царя гор!"
12 Павака, дав богам согласие,

Явился к Ганге со словами:

"Выноси в лоне своем, богиня,

Сына, желанного для богов!"

13 В ответ на его слова Ганга

Приняла божественный облик,

И, восхищенный ее красотой,

Агни излил в нее свое семя.
14 Своим семенем Павака

Оросил все тело богини,

И семенем этим, о Рагхава,

Наполнились все протоки Ганги.
15 И тогда сказала Ганга

Идущему впереди богов Агни:

"Кипения твоего семени

Я не в силах более вынести,

16 Оно пылает, словно огонь,

И приводит в смятение мой разум".
Пожиратель божественных жертв
На это так отвечал Ганге:

17 "Здесь, на склоне Химавата,
Оставь зародыш, богиня".
Услышав это слово Агни,
Достославная Ганга

18 Исторгла сияющий зародыш
Из вод своих, о безгрешный Рама,
И он, выпав из ее лона,
Сверкал, как расплавленное золото.

19 Когда, сияя золотым блеском,
Он оказался на земле,

Жар его на земле породил
Серебро и золото, медь и железо,

20 А все нечистое на нем
Стало свинцом и оловом.
Так, когда он попал на землю,
Появились различные металлы.

21 Едва зародыш коснулся земли,
Лес, растущий на горном склоне,
Озаренный его блеском,

Тоже превратился в золото.

22 С этих пор, о потомок Рагху,
Называют золото воплощенным блеском,
Ибо сияние его похоже

На блеск пожирателя жертв — Агни.

23 Как только родился Кумара,
Боги и маруты во главе с Индрой,

Дабы вскормить его молоком,
Поручили его попечению Криттик.

24 И те, дав богам согласие
Вскормить молоком новорожденного,
Решили, что он отныне

Будет им общим сыном.

25 Поэтому боги назвали
Родившегося Картикеей,

И сказали боги: "Этот мальчик
Стяжает славу в трех мирах!"

26 Выпавшего до времени
Из лона своей матери,
Криттики вымыли мальчика,
Пылавшего как огонь.

27 И боги сказали: "Да будет
Имя ему — Сканда",

Ибо, пылающий как огонь,
Он выпал из лона матери.

28 Новорожденного Криттики
Напоили своим молоком;
Он пил его из шести грудей

И стал Шадананой — Шестиликим.

29 И хотя всего лишь один день
Он пил молоко Криттик,
Могучий, еще мальчиком

Он победил полчища дайтьев.

30 И боги с идущим впереди Агни,
Собравшись вместе, помазали
Сиятельного Картикею

В предводители своего войска.

31 Вот я и рассказал тебе, Рама,
Все сказание о богине Ганге,
А также о благословенном,
Счастливом рождении Кумары.

32 Тот человек на земле,

Кто чтит Картикею, о Рагхава,
Обретет долголетие, детей, внуков
И окажется на небе со Скандой».

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
тридцать седьмая песнь «Книги о детстве».



Тридцать восьмая песнь


1 Поведав потомку Какутстхи
Сладостный для слуха рассказ,
Вскоре еще одно предание
Пересказал ему Каушика:

2 «Некогда был царем Айодхьи
Владыка людей по имени Сагара.
Добродетельный, любимый народом,
Он долго оставался бездетным.

3 Старшей супругой Сагары
Была царица Кешини,
Дочь владыки Видарбхи,
Добродетельная, правдивая.

4 А второй супругой Сагары
Была сестра Супарны

И дочь Ариштанеми,
Которую звали Сумати.

5 Великий царь с двумя женами
Предпринял долгую аскезу

В обители Бхригу в Гималаях
На горе Бхригупрасаване.

6 Когда минули сто лет аскезы,
Бхригу, лучший из знатоков истины,
Умилостивленный Сагарой,
Наградил царя щедрым даром:

7 "У тебя, безгрешный государь,
Будет бесчисленное потомство.
И ты, о бык среди людей,
Стяжаешь в мире великую славу.

8 У одной из жен твоих, милый,
Будет сын — продолжатель рода,
И шестьдесят тысяч сынов
Родит для тебя жена другая".

9 Так сказал он тигру среди царей,
И царицы, охваченные радостью,
Почтительно сложив ладони,
Подошли к Бхригу и спросили:

10 "Какая родит одного сына,
А какая — шестьдесят тысяч?
Мы хотели бы знать это, брахман.
Да будет истинным твое слово!"

11 В ответ им мудрец Бхригу,
Средоточие самой добродетели,
Сказал прекрасное слово:
"Выбирайте сами, чего хотите.

12 Пусть каждая выберет дар:
Одного сына, продолжателя рода,
Или многих могучих сыновей,
Наделенных славой и мужеством".

13 Выслушав слово мудреца,
Кешини, о потомок Рагху,

В присутствии мужа-государя
Выбрала одного сына.

14 А Сумати, сестра Супарны,
Выбрала шестьдесят тысяч
Могущественных сыновей,
Наделенных славой и мужеством.

15 Царь, почтительно склонив голову,
Обошел риши слева направо,
А затем возвратился с женами
К себе в столицу, о Рагхава.

16 Спустя какое-то время
Старшая царица Кешини
Родила Сагаре сына,
Которого звали Асаманьджа.

17 А Сумати, о тигр среди людей,
Родила тыкву, из которой
Выпали, когда она раскололась,
Шестьдесят тысяч младенцев.

18 Всех их вырастили няньки
В кувшинах с топленым маслом,
И по прошествии многих лет
Они стали прекрасными юношами.

19 Так с течением времени
У царя Сагары выросли
Шестьдесят тысяч сыновей,
Наделенных красотой и юностью.

20 Старшему сыну царя Сагары
Было в радость, о Рама,
Испытывать силу на братьях:
Бросать их в реку Сараю,

21 А бросив, со смехом наблюдать,
Как они барахтаются в воде.

За это бесчестное поведение,

За зло, причиненное добрым людям,

22 За препоны, чинимые горожанам,
Отец изгнал его из Айодхьи.

Но остался вместе с Сагарой
Аншуман, сын Асаманьджи,

23 С каждым любезно говорящий
И чтимый всеми людьми.
Прошло много лет, о Рама,

И однажды, о лучший из людей,

24 Задумал Сагара предпринять
Великое жертвоприношение.
Придя к такому решению

И посоветовавшись с наставниками,
Царь по предписаниям вед
Начал жертвенную церемонию».

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
тридцать восьмая песнь «Книги о детстве».



Тридцать девятая песнь


1 Когда Вишвамитра кончил рассказ,
Довольный потомок Рагху
Мудрецу, сияющему как пламя,
Сказал такое слово:

2 «Благо тебе! Я хочу услышать
Твое сказание полностью.
Расскажи, о брахман, как мой предок
Совершил великое жертвоприношение».

3 Выслушав просьбу Рамы,
Охваченного любопытством,
Вишвамитра, слегка улыбнувшись,
Ответил потомку Какутстхи:

4 «Слушай же, Рама, полностью
Сказание о царе Сагаре:
Химават, величайшая из гор,
Прославленный тесть Шанкары,

5 И вершины гор Виндхья издали
Словно бы смотрят друг на друга.
Как раз посредине меж ними
Шло жертвоприношение Сагары,

6 Ибо место это, тигр среди людей,
Благоприятно для жертвы.
По приказу царя, потомок Какутстхи,
Охранять жертвенного коня

7 Был назначен царевич Аншуман,
Искусный лучник, могучий воин.
Однако при принесении жертвы
В самый разгар церемонии

8 Васава, войдя в тело ракшасы,
Похитил жертвенного коня.
Узнав о пропаже коня,
Предназначенного для жертвы,

9 Наставники так сказали Сагаре,
Устроителю жертвоприношения:
"Еще не кончилась ашвамедха,
А силой уведен жертвенный конь.

10 Убей вора, потомок Какутстхи!
Конь должен быть возвращен:
Обернется для нас бедой
Незаконченная ашвамедха.

11 Нельзя прерывать ашвамедху,
Необходимо ее продолжить".
Выслушав слово наставников,
Сказанное на совете,

12 Великий царь обратился

К шестидесяти тысячам сыновей:
"Сыны мои, тигры среди людей!
Не знаю, как удалось это ракшасам,

13 Ибо мы освятили ашвамедху
Охранительными молитвами.
Ступайте же и найдите коня.
Да сопутствует вам удача!

14 Обыщите внимательно всю землю,
Опоясанную океаном,
Одну за другой, сынки, пройдите
По ней каждую йоджану!

15 Разыскивая по моему приказу
Похитителя жертвенного коня,
Разройте земные глуби,

Но коня непременно верните.

16 Я же, готовый продолжить жертву,
С наставниками и внуком

Останусь здесь поджидать коня.
Да сопутствует вам удача!"
17 Возрадовавшись всем сердцем,
Могучие сыновья царя,
Повинуясь отцовскому приказу,
Выступили в поход, о Рама.

18 Не пропуская ни одной йоджаны,
Они обыскали всю землю

И начали рыть ее руками,
Могучими, как ваджра Индры,

19 Пиками, похожими на молнии,
Острыми боевыми топориками.
И расколотая земля стонала
Под их напором, о Рагхава.

20 А со стоном ее сливались
Вопли нагов, асуров, ракшасов,
Всех живущих в земле тварей,
Убиваемых сынами Сагары.

21 Они прорыли земные глуби
На шестьдесят тысяч йоджан
И дошли до нижнего мира —
Прекрасной расаталы, о Рама.

22 Так царевичи, о тигр среди людей,
Повсюду разыскивая коня,
Раскопали всю Джамбудвипу,

Все ее холмы и горы.

23 И тогда боги, а вместе с ними
Гандхарвы, асуры и наги

С трепещущими сердцами
Пришли к Великому Отцу Брахме.

24 Они почтили великого духом
И, потупив испуганные лица,
Охваченные страхом, сказали
Великому Отцу такое слово:

25 "Благословенный, вся земля
Перекопана сынами Сагары.
Они убивают великих духом
Обитателей нижнего мира.

26 'Вот губитель нашей жертвы,
Похититель жертвенного коня!' —
Так восклицают сыны Сагары,
На земле истребляя все живое".

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
тридцать девятая песнь «Книги о детстве».



Сороковая песнь


1 На это Великий Отец Брахма,
Податель благих советов,
Ответил богам, озабоченным
Угрозой всеобщей гибели:

2 "Эта земля-буйволица
Принадлежит Васудеве —
Славному потомку Мадху,
Он ее мудрый господин.

3 Приняв облик Капилы,

Он неусыпно хранит землю.
И в пламени его гнева
Сгорят сыновья Сагары.

4 Ибо нерушимость земли
Предустановлена навечно,
И потому неизбежна

Гибель высокомерных царевичей".

5 Тридцать три губителя недругов,
Услышав слово благого Брахмы,
Обрадованные, удалились

Тем же путем, что пришли.

6 Между тем не утихал гул,
Поднятый сыновьями Сагары, —
Гул истерзанной ими земли,
Похожий на грохот землетрясения.

7 Но вот, изрыв всю землю
И обойдя ее слева направо,
Царевичи возвратились к отцу
И сказали ему такое слово:

8 "Мы обыскали всю землю,
Убили много могучих существ,
Богов, данавов и ракшасов,
Пишачей, нагов и змей,

9 Но не нашли твоего коня,
Не нашли и его похитителя.
Решай, что делать нам дальше.
Да сопутствует тебе удача!"

10 Выслушав своих сыновей,
Лучший из государей Сагара
Им в ответ, о потомок Рагху,
В гневе сказал такое слово:

11 "Идите и снова ройте землю,
И возвращайтесь только тогда,

Когда отыщите вора.

Да сопутствует вам удача!"

12 Послушные слову отца,
Великого духом Сагары,
Шестьдесят тысяч его сынов
Снова спустились в нижний мир

13 И, раскопав его, увидели
Хранителя мира Вирупакшу —
Слона высотою с гору,
Поддерживающего землю.

14 Ибо знай, о потомок Рагху:
Земля, все леса ее и горы
Держатся на голове Вирупакши,
Величайшего из слонов.

15 А когда время от времени
Великий слон, не знающий отдыха,
Шевелит головой от усталости,
Случается землетрясение.

16 Слону — хранителю мира
Царевичи выказали почтение,
Обошли его слева направо

И снова стали рыть землю.

17 Раскопав землю на востоке,
Они начали рыть ее на юге
И в южном пределе увидели
Прекрасного слона Махападму,

18 Великого духом, могучего,
Похожего на большую гору,
Держащего на голове землю,
И пришли в великое изумление.

19 Шестьдесят тысяч сынов Сагары
Обошли его слева направо

И снова принялись рыть землю
Уже в западном ее пределе.

20 И на западе нижнего мира
Они, мощнорукие, увидели
Хранителя мира Сауманасу —
Слона, похожего на гору.

21 Обойдя его слева направо,
Пожелав ему благополучия,
Они стали рыть землю

На севере, где обитает Сома.

22 И в северном пределе увидели
Белоснежного слона Бхадру,
Прекрасного, держащего

На себе эту землю, потомок Рагху.

23 Почтительно его коснувшись
И обойдя слева направо,
Шестьдесят тысяч сынов Сагары
Продолжали копать землю.

24 И наконец сыны Сагары,
Яростно разрывая землю,
Попали в ее прославленный
Северо-восточный предел.

25 И там, великие духом,
Наделенные ужасной силой,
Мощнорукие, они повстречали
Капилу — вечного Васудеву.

26 А рядом с Капилой, о Рагхава,
Они увидели пасущимся
Несравненного жертвенного коня,
Которого тщетно искали.

27 Сочтя Капилу губителем жертвы,
Они, чьи глаза пылали гневом,
Вооружившись лопатами, топорами,
Стволами деревьев, камнями,

28 Напали на него и в ярости
Восклицали: "Держи его! Держи!
Это он, оказывается, похитил
Нашего жертвенного коня.

29 Знай, что мы, сыновья Сагары,
Отыскали тебя, злодея!"
Услышав их крики, о Рагхава,
Несравненный мудрец Капила,

30 Охваченный сильным гневом,
Презрительно на них цыкнул.
И тут же, о потомок Какутстхи,
Великий духом Капила

Всех этих сыновей Сагары
Превратил в кучу пепла.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Валъмики,
сороковая песнь «Книги о детстве».



Сорок первая песнь


1 Озабоченный долгой отлучкой
Сыновей своих, о Рагхава,
Царь Сагара сказал внуку,
Блистающему силой духа:

2 "Ты храбр, владеешь знаниями,
Мужествен, как и твои предки;
Ступай, разыщи отцов,
Ушедших за жертвенным конем.

3 В глубинах земли ты встретишь
Много могучих, страшных существ.
Чтобы иметь от них защиту,
Возьми с собою лук и меч.

4 С приветливым сам будь приветлив,
Чинящих препятствия — убей!

А когда выполнишь свой долг,

Вернись завершить жертвоприношение".

5 Почтительно выслушав слово
Великого духом царя Сагары,
Аншуман взял лук и меч

И ушел быстрой поступью.

6 По наказу царя, о потомок Рагху,
Он строго следовал по пути,
Проложенному в недрах земли
Его отцами, великими духом.

7 Как и они, он, многославный,
Встретил слона — хранителя мира,
Чтимого богами и асурами,
Пишачами, птицами и змеями.

8 Он обошел его слева направо,
Пожелал благоденствия,
Расспросил о своих отцах

И о том, кто похитил коня.

9 На его расспросы так ответил
Многомудрый Хранитель мира:
"Ты добьешься успеха, сын Асаманьджи
И вскоре возвратишься с конем".

10 Соблюдая правила обхождения,
Аншуман по очереди расспросил
Всех хранителей сторон света,
Которых встретил на пути.

11 И они, слоны — хранители мира,
Сведущие в искусстве слова,
Оказали ему почет и ободрили:
"Ты возвратишься вместе с конем".

12 Выслушав каждого, Аншуман
Дальше двинулся быстрой поступью
И пришел туда, где громоздилась
Куча пепла от сыновей Сагары.

13 Когда Аншуман ее увидел,
Его охватило великое горе

И он начал стенать, сокрушенный
Гибелью своих родичей.

14 Оплакивая свою беду,
Тигр среди людей Аншуман
Заметил пасущимся неподалеку
Пропавшего жертвенного коня.

15 Тогда, желая почтить царевичей
Погребальным возлиянием,
Он, сиятельный, тщетно

Стал искать поблизости воду.

16 И когда он оглядывался вокруг,
То вдруг увидел Супарну,
Царя птиц, быстрого как ветер,
Своего дядю, брата матери.

17 Этот могучий сын Винаты
Сказал ему такое слово:

"Не горюй, о тигр среди людей!
Их гибель пойдет во благо миру.

18 Они, могучие, сожжены
Несравненным в мудрости Капилой.
И не ищи обычную воду,
Чтобы совершить возлияние —

19 Возлиянием для твоих родичей
Да послужат, о бык среди людей,
Воды Ганги, о мощнорукий,
Старшей дочери царя Химавата!

20 Пусть она, очищающая миры,
Омоет серую кучу пепла,
И из пепла, омытого Гангой,
Любимицей всего живого,
Восстанут и взойдут на небо
Шестьдесят тысяч сынов Сагары.

21 А теперь, о бык среди людей,
Наделенный благой участью,
Уходи и бери с собою коня,
Дабы завершить жертву".

22 Выслушав слова Супарны,
Аншуман, могучий и доблестный,
Не стал медлить, взял коня

И возвратился домой, многославный.

23 Он пришел, о Рагхава, к царю,
Готовому принести жертву,

И поведал ему о случившемся
И о том, что сказал Супарна.

24 Выслушав слово Аншумана,
Словно гром, его оглушившее,
Царь в согласии с долгом
Закончил жертвоприношение.

25 Но великий царь, принеся жертву
И возвратившись к себе в столицу,
Никак не мог изыскать способ
Низвести с небес Гангу.

26 Процарствовав тридцать тысяч лет
И за все это долгое время

Так и не найдя решения,
Великий царь ушел на небо.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Валъмики,
сорок первая песнь «Книги о детстве».



Сорок вторая песнь


1 Когда, подвластный закону времени,
Царь Сагара умер, о Рама,
Подданные избрали царем
Добродетельного Аншумана.

2 Царь Аншуман, о потомок Рагху,
Был величайшим государем

И имел великого сына,
Которого звали Дилипой.

3 Оставив на царстве Дилипу,
Аншуман, о потомок Рагху,
Ушел на вершину Гималаев
И предался суровой аскезе.

4 Тридцать две тысячи лет,
Стяжав великую славу,

Царь жил как лесной отшельник
И отшельником вознесся на небо.

5 А сиятельный царь Дилипа,
Зная о гибели дедов

И, удрученный разлукой,
Размышляя об их судьбе,

6 Так и не смог найти средство,
Как низвести с небес Гангу

И принести погребальное возлияние,
Чтобы спасти своих дедов.

7 У него, поглощенного этой мыслью,
Всецело преданного своему долгу,
Родился исполненный добродетели
Сын по имени Бхагиратха.

8 Целые тридцать тысяч лет,
Принося бесчисленные жертвы,
Сиятельный царь Дилипа
Праведно правил царством,

9 Но так и не смог найти средства,
Как спасти своих предков.
Подвластный закону времени,
Заболел Дилипа и умер

10 И за праведные деяния
Вознесся в мир Индры, о Рагхава.
А на царство бык среди государей
Помазал сына своего Бхагиратху.

11У великого царя Бхагиратхи,
Добродетельного царственного риши,
Не было детей, о потомок Рагху,

И он страстно желал иметь сына.

12 Замыслив с небес на землю
Низвести Гангу, он предпринял
Долгое покаяние в Гокарне,
Доверив царство заботе министров.

13 Тысячу лет, подавляя плоть,
Не опуская воздетые руки,
Принимая пищу лишь раз в месяц,
Он вершил аскезу пяти огней.

14 По истечении тысячи лет
Бхагиратхой, великим духом,

Был умилостивлен благой Брахма,
Владыка всего живого.
15 Великий Отец и сонмы богов
Пришли к совершающему аскезу
Царю Бхагиратхе, о Рагхава,
И Брахма сказал такое слово:

16 "О Бхагиратха, владыка людей,
Великий царь, я тобой доволен.
Безупречна твоя аскеза,
Выбирай дар, о верный обету!"

17 Великому Отцу Брахме,
Почтительно сложив ладони,
Так отвечал Бхагиратха,
Сиятельный, мощнорукий:

18 "Если ты, благой, доволен
И моя аскеза не бесплодна,
Позволь для сынов Сагары
Совершить погребальное возлияние!

19 Пусть чистые воды Ганги
Омоют пепел моих предков,
Пусть они, великие духом,
Обретут на небе вечную жизнь!

20 И еще прошу у тебя потомства,
Чтобы не кончился род Икшваку.
Пусть вторым твоим даром
Станет продолжение рода!"

21 Так сказавшему Бхагиратхе
Великий Отец миров Брахма
Отвечал приветливым словом,
Сладостным каждым звуком:

22 "О Бхагиратха, великий воин!
Прекрасно твое желание.
Благо тебе! Оно исполнится,
И продолжится род Икшваку!

23 Но не ведает преград Ганга,
Старшая дочь Химавата.
Если она упадет на землю,
Та не выдержит ее падения.

24 Один только Хара способен
Остановить падение Ганги.
Кроме Шивы, я никого не знаю,
Кто бы смог удержать Гангу".

25 Так сказав царю Бхагиратхе
И дав наставление Ганге,
Творец мира удалился на небо
С богами и сонмом марутов.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Валъмики,
сорок вторая песнь «Книги о детстве».



Сорок третья песнь


1 Когда бог богов скрылся,
Бхагиратха в течение года
Стоял, о Рама, касаясь земли
Лишь большими пальцами ног.

2 А когда прошел этот год,
Пашупати, супруг Умы,
Чтимый всеми мирами,
Сказал Бхагиратхе такое слово:

3 "Я доволен, о лучший из людей,
И сделаю то, чего ты хочешь:

Я приму на свою голову
Дочь царя гор Химавата".

4 Вскоре старшая дочь Химавата,
Чтимая всеми мирами,

В облике могучей реки,
Стремительной и неудержимой,

5 Упала с небес, о потомок Рагху,
На прекрасную голову Шивы.
Не ведающая преград
Богиня Ганга подумала:

6 "Я проникну в подземный мир
И увлеку за собой Шанкару".
Но, распознав ее гордыню,
Разгневался благой Хара,

7 И задумал Трехглазый бог
Заставить Гангу исчезнуть.
Когда чистые воды Ганги
Упали на чистую голову Рудры,

8 Она запуталась в его волосах,
Похожих на Гималайские горы,
И, сколько ни прилагала усилий,
Не смогла продолжить падение.

9 Оказавшись в копне волос Шивы,
Ганга тщетно пыталась выбраться,
И она блуждала в его волосах
Неисчислимое множество лет.

10 Бхагиратха, увидев Гангу плененной,
Продолжил суровую аскезу,
И этой аскезой, о Рагхава,
Умилостивлен был Хара.

11 Довольный, он выпустил Гангу
В священное озеро Бинду,
И она, оказавшись в озере,
Разделилась на семь потоков.

12 Три первых ее потока,
Хладини, Павани и Налини,
Понесли на восток свои воды,
Благословенные и прекрасные.

13 Три других ее потока,
Сучакшу, Сита и Синдху,
Великие и благодатные,
Потекли в западные земли.

14 А седьмой поток устремился
Вслед за колесницей Бхагиратхи.
Бхагиратха, царственный риши,
Стоя на божественной колеснице,

15 Мчался, сиятельный, впереди,
А за ним следовала Ганга.
Так Ганга сквозь волосы Шивы
Упала с небес на землю.

16 С неописуемым шумом
Потекли по земле воды Ганги,
Увлекая с собой черепах, дельфинов
И великое множество рыбы,

17 И, оглушенные этим шумом,
На землю падали птицы.
Боги, риши и гандхарвы,
Якши и сонмы сиддхов

18 Любовались Гангой, сошедшей с неба,

Восседая на слонах и конях,

Стоя на божественных колесницах,

Каждая величиною с город,
19 И, как огромные ладьи,

Сновали по небу колесницы.

Желая видеть потрясшее мир
Чудесное нисхождение Ганги,
20 Сонмы всемогущих богов
Собрались все вместе на небе,
И сиянием,которое исходило
От богов и их украшений,

21 Словно сотней взошедших солнц,
Озарилось ясное небо.

А когда выпрыгивали из воды
Рыбы, дельфины и змеи,

22 Воздух казался пронизанным
Множеством сверкающих молний.
Тысячами светлых брызг
Пенились воды Ганги,

23 И небо казалось усеянным
Похожими на облака гусями.
Изгибаясь и выпрямляясь,
Опадая и снова полнясь,

24 Река то бежала стремительно,
То опять замедляла ход.
Время от времени волны Ганги,
Сталкиваясь друг с другом,

25 То высоко вздымались в небо,
То вновь припадали к земле.
Упав с головы Шанкары

На потрясенную землю,

26 Струились по ней воды Ганги,
Чистые, спасающие от зла.

К ним устремлялись сонмы риши
И живущие на земле гандхарвы,

27 Думая: "Воды Ганги святы,
Если падают с головы Бхавы".
И те, кто когда-то был проклят
И сброшен с неба на землю,

28 Совершив омовение в Ганге,
Очищенные ее водами,
Избавлялись от проклятия,
Обретали прежний облик

29 И возвращались на небо
Прекрасными и просветленными.
Весь мир ликовал и радовался
Ганге, сияющей словно солнце,

30 И, омытый чистыми ее водами,
Очищался от пятен греха.
Царственный риши Бхагиратха,
Стоя на божественной колеснице,

31 Все мчался и мчался вперед,
А за ним струилась Ганга.
Боги и сонмы риши,
Дайтьи, данавы и ракшасы,

32 Лучшие из гандхарвов и якшей,
Киннары, наги и апсары
Следовали, о потомок Рагху,
За колесницей Бхагиратхи,

33 А те, кто живет в воде,
Радуясь, плыли в волнах Ганги.
Куда ехал царь Бхагиратха,
Туда и текла Ганга,

34 Достославная, лучшая из рек,
Избавляющая ото всех грехов.
На пути своем залила Ганга
Алтарь, на котором мудрец Джахну,

35 Прославленный своими деяниями,
Великий духом, приносил жертву.
Разгневанный ее дерзостью
Многосильный Джахну, о Рама,

36 Одним глотком — великое чудо! —
Выпил все воды Ганги.

Боги, риши и гандхарвы,
Изумленные его подвигом,
37 Почтили лучшего из людей
Великого духом Джахну
И нарекли Гангу дочерью
Прославленного мудреца.

38 Тогда обрадованный мудрец
Излил реку из ушных раковин.

С тех пор, став дочерью Джахну,
Ганга зовется Джахнави.

39 И вновь потекла Ганга

За колесницей Бхагиратхи,
Пока не достигла, лучшая из рек,
Пределов могучего океана.

40 И, завершая свое деяние,

Она устремилась в подземный мир,

Где приведший за собой реку
Царственный мудрец Бхагиратха
41 Увидел пепел своих предков,
Увидел и лишился чувств.
А Ганга омыла кучу пепла
Своими прекрасными водами,
И, избавленные от грехов,
Сыны Сагары взошли на небо.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Валъмики,
сорок третья песнь «Книги о детстве».



Сорок четвертая песнь


1 Вместе с Гангой царь Бхагиратха
Достиг океана, а затем
Проник за нею в подземный мир,
Где лежал пепел его предков.

2 Когда воды Ганги, о Рама,
Омыли пепел царевичей,
Владыка миров Брахма
Так сказал Бхагиратхе:

3 "Шестьдесят тысяч сынов
Великого духом Сагары
Победив смерть, о Бхагиратха,
Словно боги, взошли на небо.

4 Пока в этом мире землю
Омывают воды океана,

До тех пор сыновья Сагары
Будут на небе жить с богами.

5 А Ганга будет считаться
Твоей старшей дочерью
И станет известна в мире
Под твоим, государь, именем.

6 Бхагиратхи — так отныне
Будут звать божественную Гангу,
И еще ей имя —Трипатхага,
Ибо течет тремя путями.

7 Ты же, владыка людей,
В память своих предков
Соверши погребальное возлияние
И исполни давний обет.

8 Ибо не смог, о государь,
Этот обет исполнить

Сагара, лучший из добродетельных,
Твой достославный предок.

9 Не исполнил этот обет —
Низвести Гангу на землю —
Также и внук его Аншуман,
Несравненный по доблести.

ю Даже отцу твоему Дилипе,

Благородному царственному мудрецу,
Преданному долгу кшатрия,
Блеском равному великим риши,

11 Равному мне силой аскезы,

Не удалось, о великий участью,
Низвести, согласно обету,
Гангу с небес на землю.

12 Этот обет теперь исполнен
Тобою, о бык среди людей!
И ты стяжал в этом мире
Великую, нетленную славу.

13 Ты добился, о губитель врагов,
Нисхождения Ганги на землю,
И тебя впереди ожидает
Великая обитель добродетели.

14 А теперь, о лучший из людей,
Омойся в чистых водах Ганги,
И ты обретешь, государь,
Светлый плод очищения.

15 Соверши погребальное возлияние
В память своих предков!

А я ухожу к себе на небо.
Иди и ты и будь счастлив!"

16 Так сказав, владыка богов,
Великий Отец всех миров,
Удалился на небо, достославный,
Тем же путем, что пришел.

17 Царственный мудрец Бхагиратха,
Согласно долгу и обычаю,
Почтил сыновей Сагары
Погребальным возлиянием,

18 Сам совершил омовение
И, возвратившись в столицу,

Правил справедливо царством,

Исполнив свой долг, о Рагхава.
19 При этом лучшем из царей

Люди жили богато и счастливо

И мир полнился радостью,

Избавленный от забот и горя.
20 Вот я и рассказал полностью

Сказание о Ганге, о Рама.

Но уже погасла вечерняя заря,

Благо тебе! Будь счастлив!

21 Тот, кто поведает это сказание
Мудрецам, кшатриям и всем людям,
Обретет сыновей, славу,
Долголетие и жизнь на небе.

22 Этому прекрасному сказанию
О нисхождении Ганги на землю
Издревле радуются боги,
Радуются духи предков.

23 Кто услышит его, о потомок Рагху,
Тот исполнит свои желания,
Обретет богатство, долгую жизнь
И избавится ото всех грехов!»

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
сорок четвертая песнь «Книги о детстве».



Сорок пятая песнь


1 Услышав рассказ Вишвамитры,
Рагхава вместе с Лакшманой
Пришли в великое восхищение

И сказали божественному мудрецу:

2 «Необыкновенно и удивительно
Поведанное тобой сказание

О нисхождении святой Ганги
И о сыновьях Сагары, о брахман.

3 Для нас, чей разум и сердце
Захвачены твоим рассказом,
Ночь промелькнула незаметно,
Словно одно мгновение.

4 Вся эта ночь, Вишвамитра,
У меня и у сына Сумитры

Прошла в глубоком раздумье
Над твоим прекрасным сказанием».
э Уже наступило светлое утро,
Когда губитель врагов Рагхава,
Исполнив утренние обряды,
Сказал подвижнику Вишвамитре:

6 «Благословенна минувшая ночь,
Услышано то, что должно слышать.
Переправимся же через Гангу,
Реку, текущую тремя путями!

7 Вот уже добронравные риши,
Узнав о твоем прибытии,
Быстро подогнали ладью,
Устланную мягкой травою».

8 Каушика, выслушав слово
Великого духом Рагхавы,
Вместе с собравшимися риши
Переправился через реку.

9 На северном берегу Ганги
Братья Рама и Лакшмана
И высокочтимые риши
Увидели город Вишалу.

10 Вишвамитра, лучший из мудрецов,
Вместе с потомками Рагху
Направился к славному городу,
Похожему на небесные кущи.

11 И тогда многомудрый Рама,
Почтительно сложив руки,
Попросил великого мудреца
Рассказать о прекрасной Вишале:

12 «Благо тебе! Что за царский род
Правит в Вишале, великий риши?
Я хотел бы об этом услышать.
Велико мое любопытство».

13 В ответ на слова Рамы

Бык среди мудрецов Вишвамитра
Начал ему рассказывать
Древнее сказание о Вишале:

14 «Я расскажу тебе, Рама,
Чудесное сказание о Шакре,
Слушай в согласии с истиной
О том, что было в Вишале.

15 Некогда в Критаюгу, Рама,
Жили могучие сыны Дити,
И у Адити были сыновья,
Храбрые, праведные, счастливые.

16 И вот они, великие духом,
Стали думать, о тигр среди людей,
Как стать им бессмертными,

Не ведать старости и болезней.

17 И когда они так размышляли,

У них, мудрых, возникла мысль:
"Собьем Молочный океан в масло
И добудем расу — нектар бессмертия".

is Так решив, они, многосильные,
Свили веревку из змея Васуки,
Мутовкой взяли гору Мандару
И принялись пахтать океан.

19 Они пахтали тысячу лет,

Как вдруг змеиные головы Васуки
Зубами стали покусывать скалы
И источать губительный яд.

20 Этот губительный яд Халахала,
Подобно пылающему огню,
Грозил уничтожить весь мир
С богами, асурами и людьми.

21 Тогда все боги пришли к Махадеве
Искать защиты у Шанкары

И, восславив Пашупати-Рудру,
Воскликнули: "Спаси нас, спаси!"

22 Так умоляли боги Шиву,
Своего господина и владыку,

Как вдруг среди них появился Хари
С раковиной и диском в руках.

23 И сказал, улыбаясь, Хари
Рудре, держателю трезубца:
"То, что появилось первым
При пахтанье Молочного океана,

24 Принадлежит тебе по праву,
Ибо ты — владыка богов.
Прими этот яд, господин,
Как первый дар почитания!"

25 Так сказав, исчез из виду
Лучший из богов Вишну.

А Шива, видя страх богов
И выслушав лучника Вишну,

26 Выпил, будто нектар бессмертия,
Страшный яд Халахалу

И, распростившись с богами,
Удалился благой владыка.

27 Тогда все боги и асуры
Снова стали пахтать океан,
Но мутовка их, лучшая из гор,
Увязла в подземном мире.

28 Увидев это, боги с гандхарвами
Восславили Мадхусудану:

"Ты, Вишну, — оплот всего живого
И первый защитник богов!

29 Защити же нас, о мощнорукий,
Подними вверх эту гору!"
Услышав их просьбу, Хришикеша
Принял вид черепахи

30 И, водрузив гору на спину,
Поднял ее над океаном.
Затем с вершиной горы в руках
Хранитель мира Кешава

31 Принялся, Пурушоттама,
Вместе с богами пахтать океан.
Прошла еще тысяча лет,

И вот поднялся из океана

32 С посохом и кувшином в руках
Муж, исполненный добродетели, —
Творец аюрведы Дханвантари.

А за ним появились апсары.

33 Они, прекрасные, появились
При пахтании вод —
апсу

Из нектара бессмертия — расы;
И потому прозываются апсарас.

34 Этих прекрасных жен — апсар
Насчитывается шестьдесят коти,
И у них, о потомок Какутстхи,
Несчетное множество прислужниц.

35 Ни боги, ни асуры, о Рагхава,
Не захотели принять апсар,
И оттого, никем не принятые,
Они принадлежат всем.

36 Затем поднялась из вод океана
Наделенная благой участью
Дочь Варуны — Варуни, или Сура,
И стала искать покровителей.

37 Но сыновья Дити, о Рама,
Не захотели принять Суру,
А сыновья Адити приняли
Беспорочную дочь Варуны.

38 И сыновья Дити зовутся асурами,
А сыновья Адити — сурами,
Поскольку суры приняли

Под свое покровительство Варуни.

39 Затем появился коньУччайхшравас,
Затем — драгоценный камень Каустубха,
А затем, о лучший из людей,

Амрита — нектар бессмертия.

40 Из-за обладания амритой
Рассорилась семья небожителей,
И сыновья Адити, о Рама,
Сразились с сынами Дити.

41 Асуры, чтобы взять верх,
Заключили союз с ракшасами,
И разразилась великая битва,
Ужасная, потрясшая три мира.

42 Всем грозила близкая гибель,
Когда мощнорукий Вишну
Магией принял облик Мохини
И быстро похитил амриту.

43 Все, кто противился Вишну,
Бессмертному Пурушоттаме,
Все были наголову разбиты
Могущественным богом.

44 В этой великой, грозной битве
Между дайтьми и адитьями
Убили храбрые сыны Адити
Множество сынов Дити.

45 А когда погибли сыны Дити,
Сокрушитель крепостей Индра
Стал царем богов и царствует
В окружении чаранов и риши.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
сорок пятая песнь «Книги о детстве».



Сорок шестая песнь


1 После гибели своих сыновей
Дити, охваченная скорбью,
Сказала своему супругу
Сыну Маричи — Кашьяпе:

2 "Благой, мои сыновья убиты
Твоими могучими сыновьями.
Я хочу аскезой обрести сына,
Который убил бы Шакру.

3 Я готова начать аскезу,
Дабы ты даровал мне сына,
Который убил бы Шакру.
Дай мне свое соизволение!"

4 Выслушав ее просьбу,
Сиятельный сын Маричи
Кашьяпа так отвечал Дити,
Томимой великой скорбью:

5 "Благо тебе! Да будет так!
Соблюдай чистоту поведения,

И ты, подвижница, родишь сына,
Который в битве убьет Шакру.

6 Если в течение тысячи лет
Будешь блюсти чистоту,

То родишь по моей милости
Сына — губителя трех миров".

7 Так сказав, сиятельный Кашьяпа
Ласково погладил жену рукой
И, пожелав ей благополучия,
Ушел продолжать подвижничество.

8 После его ухода Дити,
Обрадованная обещанием,
Поселилась в обители Кушаплаве
И предалась суровой аскезе.

9 А когда она вершила аскезу,
Ей, о лучший из людей,

Стал прислуживать с великим рвением
Тысячеглазый бог Индра.
10 Он разводил для нее огонь,
Приносил хворост, траву кушу,
Воду, плоды и коренья —
Все, что только она желала,

11 И, дабы избавить ее от усталости,
Заботливо растирал ей ноги.
Так ночью и днем, в любое время
Прислуживал Шакра Дити.

12 До истечения тысячи лет
Оставалось всего лишь десять,
Когда довольная Индрой Дити
Так сказала Тысячеглазому:

13 "Осталось всего лишь десять лет
До завершения моей аскезы.
Благо тебе, о лучший из сильных,
Ты скоро увидишь брата.

и Его, алчущего победы,
Рожу я ради тебя, сынок:
Ты избавишься от забот,
Когда он покорит три мира.

15 О рождении сына я просила
Твоего отца, великого духом.
И теперь, через тысячу лет,
Этот дар его я получаю".

16 Когда Дити так говорила,
Солнце стояло в зените,

И богиня уснула, положив ноги
Туда, где следует быть голове.

17 Увидев ее в нечистой позе,
С ногами у изголовья ложа,
Там, где им быть не пристало,
Рассмеялся обрадованный Шакра.

18 Он, сокрушитель крепостей,
Тут же проник ей в чрево
И, полный решимости, стал резать
На семь частей нерожденный плод.

19 Сотней клинков ваджры разрезал
Еще не рожденный плод Индра,
И тогда тот громко закричал,
И от крика его проснулась Дити.

20 "Нет, не кричи! Не кричи!" —
Сказал ему могучий Васава
И продолжал его резать,
Невзирая на крики младенца.

21 "Не убивай его! Не убивай!" —
Громко возопила Дити.

И из почтения к слову матери
Шакра покинул ее чрево.

22 Почтительно сложив руки,
Шакра сказал Дити:

"Ты стала нечистой, богиня,
Положив ноги в изголовье.

23 Потому, проникнув в твое чрево,
Я разрезал на семь частей

Того, кто стал бы убийцей Шакры.
Прости, если можешь, богиня!"

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
сорок шестая песнь «Книги о детстве».



Сорок седьмая песнь


1 Когда Индра внутри утробы Дити
Разрезал плод на семь частей,

В глубокой печали богиня
Смиренно сказала Тысячеглазому:

2 "По моей вине на семь частей
Разрезан неродившийся сын.
Здесь нет на тебе греха,

О владыка богов, Губитель Балы.

3 Но хочу, чтобы гибель плода
От твоей руки пошла во благо.
Пусть станут семь его частей
Повелителями семи ветров!

4 Пусть эти семеро, сынок,
Странствуют в разных частях неба;
Пусть, приняв божественный облик,
Будут зваться они марутами.

5 Один будет веять в мире Брахмы,
Второй — в твоем мире, Индра,
Третий да будет прославлен
Под именем Дивьяваю.

6 Четверо же других сыновей

Пусть странствуют, лучший из богов,
В тех сторонах света,
Какие сам ты им предпишешь.
7 И пусть по твоему слову
Имя им будет — маруты!"

Услышав пожелание Дити,
Сокрушитель крепостей Индра,

8 Почтительно сложив ладони,
Сказал ей в ответ такое слово:
"Все будет так, как ты сказала.
Да не будет в этом сомнения!

9 Благо тебе! Твои сыновья
Станут богами-странниками!"
Так в подвижнической обители
Мать и сын пришли к согласию

10 И, добившись чего хотели,

Удалились на третье небо.

Ты видишь, Рама, то место,

Где некогда жил великий Индра,
11 Прислуживая, о потомок Какутстхи,

Дити во время ее аскезы.

Здесь же, о тигр среди людей,

Сын Икшваку и Аламбуши,

12 Славящийся добродетелью
И носящий имя Вишала,
Основал некогда город,
Названный, как и он, Вишалой.

13 Могучего сына Вишалы
Звали, о Рама, Хемачандрой,
А наследником Хемачандры
Был царь Сучандра.

14 Сын Сучандры, о Рама,
Известен под именем Дхумрашвы,
А у Дхумрашвы родился сын,
Которого звали Сринджая.

15 У Сринджаи был сын —
Славный и могучий Сахадева,
А добродетельный Кушашва
Был сыном Сахадевы.

16 У Кушашвы родился сын —
Славный и могучий Сомадатта,
А у Сомадатты был сын,
Которого звали Какутстха.

17 Сын Какутстхи Сумати,
Прославленный, непобедимый,
И теперь царствует, сиятельный,
В этом городе — Вишале.

is Все государи Вишалы
Обладают по милости Икшваку
Мужеством и высотой духа,
Добродетелью и долгой жизнью.

19 Эту ночь, о потомок Икшваку,
Мы здесь проведем в покое,
А завтра, о лучший из людей,
Ты увидишь царя Джанаку».

20 Узнав о прибытии Вишвамитры,
Сиятельный, достославный Сумати
Вместе с наставниками и родичами
Вышел ему навстречу.

21 Смиренно сложив ладони,
Он оказал почет Вишвамитре,
Пожелал ему благоденствия

И приветствовал такими словами:

22 «Я счастлив, мне оказана милость:
Ты удостоил, о великий мудрец,
Мое царство своим присутствием,
Нет человека меня счастливей!»

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
сорок седьмая песнь «Книги о детстве».



Сорок восьмая песнь


1 Когда Сумати и Вишвамитра,
Встретившись, обменялись приветствиями,
Расспросили друг друга о здоровье,
Сумати сказал великому мудрецу:

2 «Благо тебе! Кто эти юноши,
Похожие на богов величием,

На царственных слонов походкой,
На могучих тигров силой?

3 Их глаза — лепестки лотосов.
Наделенные красотой юности,
С мечом, луком и стрелами,
Они подобны двум Ашвинам.

4 Они — словно бессмертные боги,
Случайно сошедшие на землю.
Почему они ходят, а не летают?
Кто они и зачем пришли?

5 Они озаряют эту местность,
Словно луна и солнце — небо.
Осанкой, походкой, жестами
Как походят они друг на друга!

6 Отчего эти лучшие из людей
Проделали трудный путь?

Кто они с их грозным оружием?
Я хотел бы знать всю правду».

7 В ответ великий мудрец поведал
Обо всем, что случилось ранее,

И, выслушав рассказ Вишвамитры,
Царь, преисполнившись восхищения,

8 Почтил достойных почета
Могущественных сынов Дашаратхи
И принял их, как и положено,

С радушием и гостеприимством.

9 Встреченные с должным почетом
Потомки Рагху, Рама и Лакшмана,
Провели у Сумати одну ночь,

А затем направились в Митхилу.
10 Мудрецы, завидев издали

Чудесную столицу Джанаки,

Воскликнули: «Прекрасно, прекрасно!» —

И воздали ей громкую хвалу.
11 В небольшом лесу подле Митхилы

Рама увидел старую обитель,

Красивую, но безлюдную,

И спросил быка среди мудрецов:

12 «Это место похоже на обитель,
Но не видно в ней отшельников.

Я хотел бы знать, благословенный,
Кому она прежде принадлежала?»

13 Услышав слова потомка Рагху,
Так отвечал ему Вишвамитра,
Сиятельный, великий мудрец,
Сведущий в искусстве слова:

14 «Слушай, я расскажу, Рагхава,

Всю правду об этой обители,

Кто прежде был ее хозяином

И почему он в гневе ее проклял.
15 Некогда это была обитель

Великого духом Гаутамы,

Похожая на небесные кущи,

Чтимая всеми богами.
16 Здесь вместе с женой Ахальей

Несчетное множество лет

Он, сиятельный, предавался

Суровой аскезе, о царевич.
17 Однажды узнал Тысячеглазый,

Что Гаутамы нет в обители,

И, приняв облик этого мудреца,

Сказал супруге его Ахалье:
18 "Тот, кто не пылает страстью,

Ждет подходящего времени.

Но я не желаю медлить

И хочу любви твоей, тонкостанная".
19 Хотя Ахалья и распознала

В облике мужа Тысячеглазого,

Но, неразумная, прельстилась

Владыкой богов, о потомок Рагху.
20 И, утолив с ним страсть, сказала

Индре, лучшему из богов:

"Твое желание я исполнила,

А теперь, господин, уходи быстрее!

21 Огради, о владыка богов,

И меня, и себя от гнева Гаутамы".
На это Индра с улыбкой
Так отвечал Ахалье:

22 "Прекраснобедрая, я доволен.
И теперь уйду, как и пришел".
И, насладившись любовью,
Поторопился покинуть хижину.

23 Но когда он поспешно уходил,
Опасаясь гнева супруга Ахальи,
То увидел идущим ему навстречу
Великого отшельника Гаутаму,

24 Не подвластного ни богам, ни данавам,
Наделенного силой подвижника.
Блистая как жертвенный огонь,
Гаутама, бык среди мудрецов,

25 Возвращался после омовения,
С хворостом и травой кушей.
Встретив его, владыка богов
В смятении потупил голову,

26 А праведный мудрец, увидев
Индру, принявшего его облик
И совершившего злое дело,

В гневе сказал такое слово:

27 "Поддавшись дурному умыслу,
Ты содеял, приняв мой облик,
То, чего не следует делать.

Да лишишься ты мужской силы!"

28 И только мудрец, великий духом,
Так сказал, охваченный гневом,
В тот же миг у Тысячеглазого
Упали на землю яйца.

29 А Гаутама, прокляв Шакру,
Проклял затем и свою супругу:
"Многие тысячи лет придется
Тебе провести в этой обители.

30 Невидимой для живых существ
Ты будешь лежать на земле в золе,
Страдая от зноя и голода,
Питаясь одним лишь ветром.

31 И лишь тогда, когда в этот лес
Явится Рама, сын Дашаратхи,
Непобедимый для врагов,
Ты очистишься от греха.

32 Если ты, учинившая зло,
Примешь его со всем радушием,
То возвратишь себе прежний облик
И снова встретишься со мною".

33 Так сказав согрешившей жене,
Ушел из обители Гаутама

И, сиятельный, великий подвижник,
Продолжил свою аскезу
На одной из вершин Гималаев,
Где обитают сиддхи и чараны.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Валъмики,
сорок восьмая песнь «Книги о детстве».



Сорок девятая песнь


1 Шакра, лишившись мужской силы,
Сказал с удрученным видом

Богам с идущим впереди Агни,
Сиддхам, гандхарвам и чаранам:

2 "Воспрепятствовав покаянию
Великого духом Гаутамы

И вызвав гнев его, я содеял
Благое для богов дело.

3 В гневе мудрец отверг жену

И лишил меня моего мужества,
Но, подвигнув его на проклятие,
Я лишил его покаяние силы.

4 Потому вы, лучшие из богов,
Вместе с риши и чаранами
Мне, принесшему богам благо,
Должны возвратить мужскую силу".

5 Выслушав слово Индры,
Вершителя ста жертвоприношений,
Агни, боги и сонмы марутов
Сказали божественным предкам:

6 "Вот баран, он имеет яйца,
А Шакра своих лишился;
Возьмите яйца у барана

И тотчас отдайте их Шакре.

7 Оскопленный вами баран
Получит великое воздаяние:
Людям, которые, вас радуя,
Принесут вам барана в жертву,
Вы даруете неувядаемую,
Многосильную мужскую силу".

8 Услышав это слово Агни,
Божественные предки
Вырвали у барана яйца

И отдали их Тысячеглазому.

9 С тех пор, о потомок Какутстхи,
Всем божественным предкам
Приносят в жертву барана,
Оскопленного ради Индры.

10 С тех пор, о Рагхава, Индра,

Покорный силе подвижничества

Великого духом Гаутамы,

Имеет бараньи яйца.
11 Теперь войди, о сиятельный,

В обитель праведного Гаутамы

И возврати благой Ахалье
Ее божественный облик».

12 Выслушав слово Вишвамитры,
Рагхава вместе с Лакшманой,
Следуя за Вишвамитрой,
Вошел в обитель Гаутамы.

13 И там Рагхава увидел Ахалью,
Пылающую жаром аскезы,
Великую участью, но скрытую
От глаз людей, богов и асуров.

14 Она казалась созданным Брахмой
Воплощением божественной майи,
Сверкающим сполохом пламени

В темных клубах дыма,

15 Светлой луной в морозной дымке
Или скрытым за облаками
Ярко сияющим солнцем,
Погруженным в небесные воды.

16 Ибо по слову Гаутамы
Она оставалась невидимой
Для обитателей трех миров,
Пока не увидит Рагхаву.
Но теперь, когда они встретились,
Пришел конец проклятию.

17 Оба потомка Рагху с почтением
Коснулись ног Ахальи,
И она, помня наказ Гаутамы,
Приняла их со всем радушием.

18 Соблюдая обряд гостеприимства,
Она учтиво омыла им ноги,
И Рама, как требует обычай,
Благодарно принял ее заботу.

19 Под грохот барабанов богов
С неба посыпался дождь цветов,
И были охвачены ликованьем
Сонмы гандхарвов и апсар.

20 Возгласами «Прекрасно! Прекрасно!»
Боги почтили Ахалью,
Чье тело по слову Гаутамы
Очистилось силой покаяния.

22 Сиятельный Гаутама с радостью
Возвратился к своей супруге

И, великий духом, почтив Раму,
Продолжил свою аскезу.
23 Рама же, с должным смирением
Приняв высокие почести
От великого мудреца Гаутамы,
Проследовал дальше в Митхилу.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
сорок девятая песнь «Книги о детстве».



Пятидесятая песнь


1 Вишвамитра и оба царевича
Направились на северо-восток
И вскоре пришли к тому месту,
Где Джанака приносил жертву.

2 Рама в присутствии Лакшманы
Сказал тигру среди мудрецов:
«Как прекрасно и величественно
Жертвоприношение царя Джанаки!

3 О наделенный благой участью!
Я вижу здесь многие тысячи
Брахманов, искушенных в ведах,
Которые прибыли отовсюду.

4 Я вижу подле жилищ риши
Многие сотни их повозок.
Укажи же, брахман, место,
Где мы сможем остановиться».

5 Услышав сказанное Рамой,
Великий мудрец Вишвамитра
Выбрал уединенное место,
Удобное близостью к воде.

6 Как только лучший из царей
Добродетельный Джанака
Узнал о прибытии Вишвамитры,
Полный глубокого смирения,

7 Он быстро пошел ему навстречу
С главным жрецом Шатанандой
И другими великими жрецами,
Дабы оказать гостеприимство.

8 Верный долгу и добродетели,

Он с радушием встретил Вишвамитру,

И тот, принятый с почетом
Великим духом Джанакой,

9 Расспросил царя о здоровье,
Об успехе его жертвоприношения,
Пожелал также благополучия
Мудрецам, жрецам и наставникам

10 И, как требует того обычай,
Приветствовал радостно всех риши.
Почтительно сложив ладони,
Царь сказал лучшему из мудрецов:

11 «Займи свое место, благословенный,
Рядом с быками среди риши!»
Услышав эти слова Джанаки,
Великий мудрец сел в кресло,

12 А главный жрец и его помощники,
Царь Джанака и министры
Уселись, как им и подобало,

По обе стороны от Вишвамитры.

13 Глядя на мудрого Вишвамитру,
Сказал владыка людей Джанака:
«Сегодня мое жертвоприношение
Боги сделали плодоносным.

14 Сегодня, встретив тебя, господин,
Я обрел плод моей жертвы.
Я счастлив, я удостоен милости,
Ибо ты, о бык среди мудрецов,

15 Своим благим присутствием
Почтил мое жертвоприношение.
Знатоки говорят, о брахмариши,
Что оно продлится двенадцать дней,

16 И тогда, о Каушика, ты увидишь
Богов, что явятся за своею долей».
Так сказав Вишвамитре,
Полный радости Джанака,

17 Почтительно сложив ладони,
Принялся его расспрашивать:
«Благо тебе! Кто эти юноши,
Похожие на богов величием,

18 На царственных слонов походкой,
На могучих тигров силой?
Наделенные красотой юности,
Они подобны двум Ашвинам.

19 Они — словно бессмертные боги,
Случайно сошедшие на землю.
Почему они ходят, а не летают?
Кто они и зачем пришли?

20 Чьи они сыновья, мудрец,
Эти герои с грозным оружием?
Они озаряют эту местность,
Словно луна и солнце — небо.

21 Осанкой, походкой, жестами
Как походят они друг на друга!

Я все хочу знать об этих юношах
С завитками волос на висках».

22 Выслушав эти расспросы
Великого духом Джанаки,
Достославный мудрец ответил,
Что это сыны Дашаратхи,

23 Поведал о битве в Сиддхашраме,
Об истреблении ракшасов,

О полном опасностей пути,
О прибытии в город Вишалу,

24 О встрече с отшельницей Ахальей,
О свидании с мудрецом Гаутамой,
А затем о приходе в Митхилу,
Дабы увидеть могучий лук.

25 Обо всем подробно поведав
Великому духом Джанаке,
Умолк лучший из мудрецов
Сиятельный Вишвамитра.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
пятидесятая песнь «Книги о детстве».



Пятьдесят первая песнь


1 У великого мудреца Шатананды,
Слушавшего риши Вишвамитру,
От наслаждения его рассказом
Поднялись волоски на теле.

2 Сын Гаутамы, весь в сиянии
Своих подвижнических деяний,
Увидев потомка Рагху,
Пришел в великое восхищение.

3 Глядя на двух царевичей,
Удобно сидящих в креслах,
Шатананда сказал Вишвамитре,
Лучшему среди мудрецов:

4 «Скажи, о бык среди мудрецов,
Встретилась ли с царевичем
Моя достопочтенная мать,
Верная долгому покаянию?

5 Выказала ли мать моя, благой,
Почтенье достойному почета?
Предложила ли ему в угощение
Лесные плоды и ягоды?

6 Рассказал ли ты Раме, сиятельный,
Что случилось с моею матерью,

О том, как некогда дурно
Обошелся с нею бог Индра?

7 Благо тебе, о Каушика!
Скажи, после встречи с Рамой
Не состоялось ли примирение
Моего отца с матерью?

8 Был ли оказан, о сын Кушики,
Моим отцом почет Раме,

И он пришел к нам от отца
В сиянии этого почета?

9 Принял ли, о сын Кушики,
Своим смягчившимся сердцем
И отец мой знаки почета,
Выказанного ему Рамой?»

10 Выслушав его, Вишвамитра,
Великий мудрец, знаток слова,
Так отвечал Шатананде,
Искусному в красноречии:

11 «Я сделал, о лучший из мудрецов,
То, что и должен был сделать:
Гаутама примирился с супругой,
Как Джамадагни с Ренукой».

12 Выслушав этот ответ
Великого мудреца Вишвамитры,
Сиятельный Шатананда
Сказал Раме такое слово:

13 «Привет тебе, лучший из людей!
Тебя привела благая судьба

И вместе с тобой — Вишвамитру,
Великого, несравненного риши.

14 Неслыханны деяния Вишвамитры!
Своим суровым подвижничеством
Он, сиятельный, стал брахмариши.
Мне ведом его великий подвиг.

15 Нет на земле человека,
Счастливей, чем ты, Рама,
Ибо тебя опекает Каушика,
Свершивший великую аскезу.

16 Я расскажу тебе все, что знаю
О великом духом Каушике,

Я поведаю правдивый рассказ
О его могуществе. Слушай!

17 Блюститель закона и знания,
Губитель врагов, защитник правды,
Он долгое время был царем,
Преданным благу подданных.

18 Предком его был великий царь —
Сын Праджапати по имени Куша,
Сыном Куши был Кушанабха,
Могучий и добродетельный.

19 У Кушанабхи родился сын —
Прославленный царь Гадхи,
А сыном Гадхи был Вишвамитра,
Великий, сиятельный мудрец.

20 Став царем, Вишвамитра
Охранял, могучий, эту землю
И многие тысячи лет
Правил своим царством.

21 Однажды он, сиятельный,
Собрал четырехчастное войско
И во главе отважных воинов
Выступил в дальний поход.

22 На своем пути Вишвамитра
Прошел многие страны,
Высокие горы, города, реки,
Святые обители отшельников,

23 Пока не прибыл в обитель Васиштхи,
Всю в цветах и лианах,

Полную птиц и разных зверей,
Чтимую сиддхами и чаранами.

24 Боги, данавы и гандхарвы
Освящали ее своим присутствием,
По ней бродили ручные лани

И жило множество брахманов.

25 Среди них были и брахмариши,

И божественные мудрецы девариши —
Великие духом подвижники,
Пламенеющие жаром аскезы.

26 В ней жили великие отшельники,
Отвергшие зло, смирившие чувства,
Благочестием подобные Брахме,
Питающиеся одной водою,

27 Или ветром, или сухими листьями,
Или только плодами и кореньями.
Здесь были и риши-валакхильи,
Постоянно шепчущие молитвы.

28 Такой обитель Васиштхи —
Украшенную многими риши

И разного рода подвижниками,
Похожую на второй мир Брахмы —
Увидел могучий царь Вишвамитра,
Лучший из победителей-воинов.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
пятьдесят первая песнь «Книги о детстве».



Пятьдесят вторая песнь


1 Многосильный царь Вишвамитра,
Увидев обитель, пришел в восхищение
И смиренно склонился пред Васиштхой,
Лучшим из знатоков гимнов.

2 Великий духом Васиштха
Пожелал ему благополучия

И попросил, благословенный,
Сесть рядом с собой на ложе.

3 А когда Вишвамитра сел,
Васиштха, лучший из мудрецов,
Предложил ему по обычаю
Угощение из плодов и кореньев.

4 Приняв от него дары почета,
Лучший из царей Вишвамитра

Расспросил, сиятельный, Васиштху
О его учениках, его аскезе,

5 Приносимых им на огне жертвах
И даже о деревьях обители.

И Васиштха ответил царю,
Что все обстоит благополучно.

6 В свою очередь царя Вишвамитру,
Удобно сидящего на ложе,
Спросил Васиштха, сын Брахмы,
Лучший из знатоков гимнов:

7 "Здравствуешь ли ты, государь?
Заботишься ли, добродетельный,
В согласии с законом и долгом

О довольстве своих подданных?

8 Благоденствуют ли твои слуги?
Повинуются ли твоим приказам?
Покорились ли тебе твои недруги,
О сокрушитель врагов?

9 Как твое войско, победоносный,
Как казна твоя, как союзники?
Здоровы ли, тигр среди царей,
Твои сыновья и внуки?"

10 "Все хорошо", — отвечал Васиштхе,
Мудрецу, великому духом,
Знатоку учтивого поведения,
Сиятельный царь Вишвамитра.

11 И оба добродетельных мужа
Еще долго вели беседу,
Испытывая друг к другу
Все большее расположение.

12 Затем в конце разговора
Благословенный Васиштха
Сказал с улыбкой Вишвамитре
Такое слово, о потомок Рагху:

13 "Тебе, могучий, и твоим воинам,
Хотя и трудно их исчислить,
Каждому по его заслугам,

Я хочу оказать гостеприимство.
14 Прими от меня, благословенный,
Дар приязни, что я предлагаю.
Ты — лучший для меня гость
И будешь почтен со всем усердием".

15 На эти слова Васиштхи

Отвечал многомудрый Вишвамитра:
"Ты и так довольно меня почтил,
Удостоив, мудрец, своей беседы,

16 Угостив плодами и кореньями,
Растущими в твоей обители,
Предложив воду для рта и ног,

Да и тем, что я просто тебя увидел.
17 Ты принял меня со всем радушием,
По всем законам гостеприимства.
Благодарю тебя, многомудрый,
Не гневайся, я пойду дальше".

18 Но, как ни отказывался царь,
Добродетельный риши Васиштха,
Высокий духом и разумом,
Настаивал на своем желании.

19 "Хорошо! — сказал тогда Васиштхе
Вишвамитра, сын Гадхи. —

Как угодно быку среди мудрецов,
Поступай, благой, как хочешь!"
20 Услышав это, Васиштха,
Лучший из знатоков гимнов,
Подозвал к себе, довольный,
Безгрешную пятнистую корову:

21 "Быстрей подойди, Шабала,
И выслушай мое слово:

Я хочу оказать гостеприимство
Царственному риши и его войску,
Предложить им достойную еду.
Прошу тебя, помоги мне в этом!

22 Ради меня надои для них
Любые, какие ни есть, яства,
Наделенные шестью вкусами,

О божественная корова желаний!

23 Великое множество снеди —
Все, что можно есть или пить,
Вкушать, лакать и уписывать, —
Приготовь поскорее, Шабала!"

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Валъмики,
пятьдесят вторая песнь «Книги о детстве».



Пятьдесят третья песнь


1 В ответ на просьбу Васиштхи
Шабала, исполнительница желаний,
Приготовила, о губитель врагов,
Яства на любой вкус:

2 Из сахарного тростника и меда,
Из жареных рисовых зерен,
Превосходные вина, соки,
Напитки и прочие кушанья:

3 Груды вареного риса,
Высящиеся, словно горы,
Пряности всевозможных видов,
Отвары, простокваши, творог;

4 Тысячи видов сластей,
Восхитительных, тающих во рту,
Изготовленных на сахаре и патоке,
Изукрашенных кремами.

5 Всем этим накормил Васиштха
Войско Вишвамитры, о Рама,
И угощенные им воины
Были восхищены и довольны.

6 Были восхищены и довольны

И царственный риши Вишвамитра,
И все его домочадцы,
И брахманы, и жрецы.

7 Вместе с министрами и слугами
Вкусив прекрасные яства,
Испытав великое удовольствие,
Вишвамитра сказал Васиштхе:

8 "Ты, брахман, достойный почета,
Почтил меня гостеприимством.
Но послушай слово, что я скажу,
О сведущий в искусстве слова!

9 В обмен на сто тысяч коров
Уступи мне корову Шабалу!
Ведь она корова-сокровище,
А царь — хранитель сокровищ.

10 Она моя по праву, о брахман.
Прошу, уступи мне Шабалу!"
На эти слова благой Васиштха,
Лучший из добродетельных,

11 Бык среди мудрецов, ответил
Великому царю Вишвамитре:
"Ни за сотни тысяч коров,
Ни даже за тысячу миллионов,

12 Ни за горы золота и серебра

Я не отдам тебе, царь, Шабалу.

Она, о губитель врагов,

Не должна со мной разлучаться.

13 Шабала будет всегда со мной,
Как честь у твердого духом.

В ней — источник моей жизни,

Мои жертвенные возлияния;
14 От нее зависят жертвы богам

И жертвы божественным предкам,

От нее — и обряды мои, и молитва,

И всевозможные знания;
15 На ней, о царственный риши,

Зиждется мое довольство.

Она, поистине, все для меня,

От нее все, чем я владею!

16 По этой причине, государь,
Я не отдам тебе Шабалу".

В ответ на отказ Васиштхи
Вишвамитра, искусный в речи,

17 Снова сказал мудрецу слово,
Настойчивое и страстное:

"Я дам тебе четырнадцать тысяч
Слонов в золотом убранстве,

18 С золотыми цепочками на шее,
С золотыми бодцами и седлами.

Я дам восемьсот золотых колесниц,
И каждую с четырьмя лошадьми,

19 Сбруи которых украшены
Золотыми колокольчиками.
Я дам тебе, о верный обету,
Одиннадцать тысяч коней,

20 Чистокровных, породистых,
Обгоняющих в беге ветер.
Я дам тебе десять миллионов
Всевозможных коров любой окраски,
Во всем цвете их юности,
Но уступи мне Шабалу!

2i Столько, сколько захочешь,
Драгоценных камней и золота
Я дам тебе, лучший из брахманов,
Лишь уступи мне Шабалу!"

22 На эти слова Вишвамитры
Ответил благой мудрец Васиштха:
"Нет, государь, ни за что на свете
Я не отдам тебе Шабалы,

23 Ибо она мое сокровище,
Ибо она мое богатство,
Ибо она — все для меня,
Ибо в ней моя жизнь.

24 И в новолуние, и в полнолуние
Она и жертва, и награда за жертву;
Она для меня и жертвенный дар,
И средоточие любой жертвы.

25 Она источник — здесь нет сомнений —
Всех моих праведных деяний.

Что говорить тут! Я не отдам
Исполняющую желания корову!"

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Валгмики,
пятьдесят третья песнь «Книги о детстве».



Пятьдесят четвертая песнь


1 Мудрец Васиштха не уступил
Корову, исполняющую желания,
И тогда, о Рама, Вишвамитра
Силой увел у него Шабалу.

2 Уведенная могучим царем,
Шабала впала в уныние,
Разразилась мычанием-воплем
И, полная скорби, подумала:

3 "Почему оказалась я брошенной
Великим духом Васиштхой,

И меня, отчаявшуюся, несчастную,
Тащат царские слуги?

4 Что дурного я сделала риши,
Чье сердце очищено молитвой,
Если он, благой, меня бросил,
Верную, ни в чем не повинную?"

5 Так подумав и горько
Снова и снова вздыхая,

Она побежала назад к Васиштхе,
Наделенному несравненной силой.

6 Разбросав несколько сотен слуг,
Она, о губитель врагов,
Побежала со скоростью ветра

И припала к ногам великого духом.

7 Оказавшись подле Васиштхи,
Шабала, стеная и плача,
Издала громогласное мычание
И так упрекнула мудреца:

8 "Скажи, господин мой, сын Брахмы,
Почему я тобою покинута?
Почему слуги царя Вишвамитры
Лишили меня твоей близости?"

9 На эти слова несчастной Шабалы,
Чье сердце сжигало горе,
Ответил ей, словно сестре,
Божественный риши Васиштха:

10 "Я не покинул тебя, Шабала,

И ты предо мной неповинна.

Тебя увел царь Вишвамитра,

Опьяненный своей силой.
11 У меня, Шабала, нет силы,

Равной силе этого государя,

Ибо он могучий кшатрий

И владыка этой земли.

12 Взгляни на его огромное войско
Со слонами, конями, колесницами,
Все в развевающихся знаменах!
Нет, этот царь сильнее, чем я".

13 На эти слова Васиштхи
Сведущая в слове и поведении
Отвечала корова Шабала
Сиятельному брахмариши:

14 "Говорят, ничтожна сила кшатрия
В сравнении с силой брахмана.
Сила брахмана божественна
И сильнее силы кшатрия.

15 Ни с чем не сравнима твоя сила,
И нет сильнее тебя, Васиштха.
Вишвамитра — великий воин,
Но твоей силе нет предела!

16 Только прикажи, сиятельный,

И, исполнившись силой брахмана,

Я уничтожу у этого злодея

И гордыню его, и силу".
17 На эти, о Рама, слова коровы

Ответил прославленный Васиштха:

"Сотвори же войско, способное

Уничтожить самую сильную силу!"
18 Услышав слово его, Сурабхи,

Громко замычав, сотворила

Сотни воинов пахлавов,

Излив их из своего вымени.

19 И они на глазах Вишвамитры
Принялись истреблять его войско.
Тогда, охваченный яростью,
Широко раскрыв глаза в гневе,

20 Вишвамитра начал разить пахлавов
Дальним и ближним оружием.

И, увидев, что сотни пахлавов
Убиты царем Вишвамитрой,

21 Шабала вновь сотворила войско,
Состоящее из шаков и яванов,

И грозными шаками и яванами
Она запрудила всю землю.

22 Эти могучие герои воины,
Блистающие, как золотые лотосы,
С острыми мечами и копьями,

В кольчугах золотого цвета,

23 Перебили все войско Вишвамитры,
Будто бы выжгли его пламенем.
Тогда многославный Вишвамитра
Стал метать неотразимые стрелы
И засыпал ими войско Камбоджей,
Яванов и прочих варваров.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
пятьдесят четвертая песнь «Книги о детстве».



Пятьдесят пятая песнь


1 Увидев, как все они пали
Под ливнем стрел Вишвамитры,
Повелел Васиштха корове желаний
Силой йоги создать новых воинов.

2 Замычав громогласно, она сотворила
Камбоджей, сверкающих как солнце,
Из вымени своего исторгла
Пахлавов и их оружие,

3 Яваны вышли из ее лона,
Из-под хвоста посыпались шаки,
Из-под волос на голове —
Млеччхи, хариты и кираты.

4 И все они в миг единый, Рама,
Уничтожили войско Вишвамитры

С его пешими воинами и всадниками,
Со слонами и колесницами.

5 Видя все войско уничтоженным
Великим духом Васиштхой,
Взяли в руки оружие

Сто сыновей Вишвамитры

6 И бросились в ярости на Васиштху,
Лучшего из знатоков гимнов.

Но, презрительно на них цыкнув,
Всех их сжег великий риши.

7 Мгновенно сыны Вишвамитры,
Их колесницы, кони и воины —
Все были превращены в пепел
Великим духом Васиштхой.

8 Увидев сынов убитыми

И войско свое уничтоженным,
Пристыженный царь Вишвамитра
Погрузился в горькое раздумье.

9 Он потерял всю свою силу,
Как океан, лишившийся волн,
Или змея с вырванными зубами,
Или солнце, попавшее в тень луны.

10 Оставшись без войска и сыновей,
Несчастный, как птица без крыльев,
Утратив силу и мужество,
Он отвернулся от мирской жизни.

11 Передав свое царство сыну,
Единственному, кто остался в живых,
И поручив ему охранять землю,
Вишвамитра ушел в лес.

12 Там на одной из вершин Гималаев,
Обжитой киннарами и змеями,

Великий подвижник предался аскезе,
Надеясь умилостивить Махадеву.

13 Спустя долгое время

Перед аскетом Вишвамитрой
Предстал податель даров Шива,
Бог с быком на знамени.

14 "Ради чего твое покаяние?
Скажи, царь, чего ты хочешь.
Я податель даров. И ты получишь
Дар, который тебе по сердцу". —

15 Так сказал ему Махадева.

И великий подвижник Вишвамитра,
Низко склонившись перед богом,
Почтительно ему ответил:

16 "Если ты, Махадева, доволен мною,
То научи меня, о безупречный,
Знанию оружия, большому и малому,
Со всеми тайнами и заклинаниями.

17 Дай овладеть мне, безупречный,
Тем оружием, что владеют боги,
Данавы и великие риши,
Гандхарвы, якши и ракшасы.

18 По твоей милости, владыка богов,
Пусть сбудется мое желание!"
"Да будет так!" — ответил Шива
И, сказав это, удалился.

19 Получив оружие от Махадевы,
Могущественный Вишвамитра,
И так исполненный гордыни,
Возгордился еще больше.

20 Он почувствовал прилив силы,
Словно океан в полнолунье,
И уже представил себе убитым
Васиштху, лучшего из риши.

21 Подойдя к обители Васиштхи,
Он обрушил на нее свои стрелы
И пылающим жаром этих стрел
Сжег обитель Таповану.

22 Оказавшись под ливнем стрел,
Пущенных Вишвамитрой,
Перепуганные отшельники
Побежали во все стороны.

23 Вслед за учениками Васиштхи
Побежали из обители звери,

И даже птицы, объятые страхом,
Разлетелись по тысяче направлений.

24 В одно мгновение обитель
Васиштхи, великого духом,
Стала безмолвной и безлюдной,
Похожей на пустыню.

25 Один Васиштха снова и снова
Восклицал: "Не бойтесь, не бойтесь!
Сегодня сгинет сын Гадхи,

Как туман от лучей солнца".

26 А затем, ободрив отшельников,
Сиятельный мудрец Васиштха,
Лучший из знатоков гимнов,
Гневно сказал Вишвамитре:

27 "Ты погубил эту обитель,
Так долго жившую мирно.
За это, злодей и глупец,
Теперь ты лишишься жизни!"

28 И, полный великого гнева,
Как Агни в день гибели мира,
Он, всемогущий, поднял посох,
Подобный грозной дубинке Ямы.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Валъмики,
пятьдесят пятая песнь «Книги о детстве».



Пятьдесят шестая песнь


1 Услышав слова Васиштхи,
Многосильный царь Вишвамитра
Вынул огненную стрелу Агнею

И крикнул: "Стой! Стой!"

2 В ответ Васиштха поднял,
Словно вторую дубинку Ямы,
Свой брахманский посох

И в гневе сказал такое слово:

3 "Вот я, о жалкий кшатрий!
Покажи мне свою силу!
Сегодня моим оружием, Каушика,
Я избавлю тебя от гордыни.

4 Малого стоит сила кшатрия

В сравнении с силой брахмана.

Ты узнаешь божественную мою силу,

О позорящий род кшатриев!"

5 И грозную, необоримую
Огненную стрелу Вишвамитры
Он укротил брахманским посохом,
Как вода укрощает жар пламени.

6 Тогда разгневанный сын Гадхи
Обрушил на Васиштху
Оружие Варуны, Рудры, Индры,
Пашупати, стрелу Айшику,

7 Стрелы Манаву и Мохану,
Усыпляющую стрелу гандхарвов,
Стрелы Сжигающую, Пьянящую,
Увлажняющую, Слезящую,

8 Иссушающую и Разрывающую,
Неодолимое оружие — ваджру,
Сеть Брахмы, сеть Калы,

А также сеть Варуны,
9 Смертоносное оружие Пинаку,

Дротики Сухой и Влажный,

Дандастру, стрелу пишачей,

А также стрелу Краунчу,
10 Диск Дхармы, диск Калы,

А также диск Вишну,

Стрелу Ваю — Матхану,

А также стрелу Хаяширас;
11 Швырнул двойную пику,

А также палицу Канкалу,

Великую стрелу видьядхаров

И грозную стрелу Калы,

12 Страшное оружие Трезубец,
Палицы Капалу и Канкану.
Все эти виды оружия

Он обрушил, о потомок Рагху,

13 На великого мудреца Васиштху.
Но случилось великое чудо:
Все это божественное оружие
Поглотил посох сына Брахмы.

14 Увидев оружие укрощенным,
Сын Гадхи швырнул стрелу Брахмы.
Когда могучая стрела Брахмы
Грозно поднялась в воздух,

15 Все боги с идущим впереди Агни,
Все риши, гандхарвы и змеи,
Все обитатели трех миров
Были охвачены ужасом.

16 Но и эту губительную стрелу
Силой брахмана, о Рагхава,
Брахманским своим посохом
Укротил великий мудрец Васиштха.

17 Внушающий ужас облик
Великого духом Васиштхи,
Когда смирял он стрелу Брахмы,
Привел в трепет три мира.

18 Из всех пор его тела
Вырывались, подобно искрам,
Яркие языки пламени,
Окутанные облаком дыма.

19 А посох Брахмы, зажатый
В руке Васиштхи, сиял

Как огонь в день гибели мира,
Как вторая дубинка Ямы.
20 Сонмы собравшихся мудрецов
Принялись восхвалять Васиштху:
"Не знает предела сила брахмана,
Сдержи силой свою силу!

21 Тобой, о брахман, побежден
Могущественный Вишвамитра.
Сила твоя не знает предела.
Да будет избавлен мир от зла!"

22 Услышав слова мудрецов,
Могучий, сиятельный Васиштха
Обрел спокойствие, а Вишвамитра,
Униженный, сказал со вздохом:

23 "Ничтожна сила кшатрия.
Вся сила — в силе брахмана!
Одним лишь посохом брахмана
Уничтожено все мое оружие.

24 Увидев эту силу воочию,

Со смиренным сердцем и разумом
Я начинаю великое покаяние
В надежде стать брахманом".

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
пятьдесят шестая песнь «Книги о детстве».



Пятьдесят седьмая песнь


1 С той поры Вишвамитра,
Удрученный, тяжко вздыхая,
Помня свое унижение,
Затаил вражду к великому духом.

2 Вместе с главной царицей-супругой
Он ушел далеко на юг

И предпринял суровую аскезу,
Смиренно предавшись покаянию.

3 Став великим подвижником,
Он ел лишь плоды и коренья,
И со временем у него родились
Сыны, верные долгу и истине:

4 Хавишпанда и Мадхушпанда,
Дридханетра и Махаратха.
Минула тысяча лет, и Брахма,
Великий Отец трех миров.

5 Сказал подвижнику Вишвамитре
Такое сладостное слово:
"Твоим покаянием, сын Кушики,
Завоеван мир царственных риши.

6 Силой своего покаяния

Ты стал царственным риши".
Так сказав, верховный владыка
Сиятельный Брахма удалился

7 Вместе с богами на третье небо,
А оттуда — в мир Брахмы.
Вишвамитра, выслушав Брахму,
Со стыдом потупил голову

8 И, преисполнившись скорби,
Так сказал, опечаленный:
"Несмотря на великую аскезу,
Боги и риши меня считают

9 Всего лишь царственным риши.

Не это плод моего покаяния!"

Так подумав, великий подвижник

Продолжил тягчайшую аскезу
10 И отдался ей, добродетельный,

Всем сердцем, о потомок Какутстхи.

В ту пору жил верный правде,

Усмиривший свои чувства
11 Потомок рода Икшваку —

Царь по имени Тришанку.

У него, о потомок Рагху,

Родилась мысль: "Принесу жертву

12 И войду, сохранив нетленным тело,
В вышнюю обитель богов!"

Он пригласил к себе Васиштху
И рассказал что задумал.

13 "Я не могу этого сделать", —
Ответил ему великий духом.
И, получив отказ Васиштхи,
Тришанку направился на юг,

14 И ради успеха своего дела
Стал искать сыновей Васиштхи,
Которые жили там отшельниками,
Исполняя долгую аскезу.

15 На юге сиятельный Тришанку
Встретил сто сыновей Васиштхи,
Благочестивых отшельников,
Наделенных великим блеском.

16 Подойдя к достославным
Сыновьям своего гуру,
Тришанку, склонив голову,
Приветствовал их смиренно,

17 И, почтительно сложив ладони,
Сказал аскетам, великим духом:
"Я прошу у вас покровительства,
О покровители просящих!

18 Мне отказал в моей просьбе

Великий духом Васиштха.

Благо вам! Дайте согласие

Принести ради меня жертву.
19 Почтительно вас приветствуя

И склоняя пред вами голову,

Я прошу сыновей моего гуру,
Брахманов, твердых в аскезе,
20 Принести для меня жертву,
Чтобы я при ее успехе
Мог подняться в божественный мир,
Сохранив нетленным свое тело.

21 Отвергнутый гуру Васиштхой,
Я не вижу другого пути,

Как прибегнуть к вашей помощи,
О сыновья моего гуру!

22 Для всех царей рода Икшваку
Главный жрец — высший оплот.
Поэтому вы, его сыновья,

Для меня все равно что боги!"

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
пятьдесят седьмая песнь «Книги о детстве».



Пятьдесят восьмая песнь


1 Выслушав просьбу Тришанку,
Сто сыновей Васиштхи,
Охваченные негодованием,
Так сказали царю, о Рама:

2 "Тебе, злонамеренный, отказал
Твой гуру, преданный истине.
Зачем же ты перечишь ему

И у других ищешь помощи?

3 Для всех царей рода Икшваку
Главный жрец — высший оплот,
И никак не должно пренебречь
Его словом, верным истине.

4 'Я не могу этого сделать', —
Сказал благой Васиштха.
Как же мы, его сыновья,
Пойдем против его воли?

5 У тебя, государь, ребячий разум.
Возвращайся же в свой город.
Благой Васиштха способен
Жертвой покорить три мира,

6 Смеем ли мы, его сыновья,
Быть к нему непочтительны!"

Выслушав эти слова риши,
Полные неподдельного гнева,

7 Царь Тришанку в ответ
Сказал им такое слово:

"Я был отвергнут моим гуру,
А теперь и его сыновьями;

8 Пойду у других искать защиты,
Счастья вам, подвижники!"
Сыновья риши в его словах
Услышали скрытую угрозу

9 И, разгневавшись, его прокляли:
"Отныне ты будешь чандалой!"
Так прокляв его, великие духом,
Возвратились к себе в обитель.

10 И едва только минула ночь,
Царь превратился в чандалу,
Черного, грубого, в грязном платье,
Со спутанными волосами,

11 Умащенного кладбищенским прахом,
Украшенного браслетами из железа.
Увидев царя в облике чандалы,
Тришанку покинули министры,

12 А затем разбежались слуги

И горожане, что за ним следовали.
Оставшись один, о потомок Какутстхи,
Страдая и днем и ночью,

13 Царь, верный своему замыслу,
Пошел к подвижнику Вишвамитре.
Когда Вишвамитра увидел царя,
Чьи желания оказались бесплодны,

14 В облике чандалы, о Рама,
Он почувствовал сострадание.
И, подвигнутый жалостью,
Сиятельный, праведный мудрец

15 Сказал ему: "Благо тебе, царь!
Отчего так страшен твой облик?
Что стоит за твоим приходом,
Могущественный царский отпрыск?

16 Знаю, о государь Айодхьи,
Ты стал по проклятию чандалой".
Услышав слова Вишвамитры,
Тришанку, ставший чандалой,

17 Искусный в слове, знатоку слова
Сказал, почтительно сложив руки:
"Я был отвергнут моим гуру,

А затем — сыновьями гуру

18 И, не исполнив свое желание
Взойти на небо, сохранив тело,
Получил этот страшный облик,
О риши, прекрасный, как месяц!

19 Совершив сотни жертвоприношений,
Я не снискал за них награды;

Я и прежде не говорил неправды,
И теперь говорить ее не буду:
20 Хотя и постигло меня несчастье —
Клянусь тебе честью кшатрия! —
Я справедливо правил подданными,
Охраняя их многими жертвами;

21 Благочестивым поведением
Радовал гуру, великих духом.
Но, когда, взыскуя добродетели,
Захотел для себя принести жертву,

22 Мои гуру, о бык среди мудрецов,
Отказали мне в моей просьбе.
Полагаю, это судьба
Беспощадна ко мне и жестока.

23 От судьбы в этом мире все зависит,
Только судьба — залог успеха.

И теперь, претерпев беду,
Я пришел у тебя искать защиты.
Благо тебе! Ты один можешь
Помочь сломленному судьбой.

24 Нет для меня иного пути,
Нет для меня иного убежища!
Прошу, усилием человека
Пересиль силу моей судьбы!"

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Валъмики,
пятьдесят восьмая песнь «Книги о детстве».



Пятьдесят девятая песнь


1 Выслушав просьбу Тришанку,
Царя в облике чандалы,

Сын Кушики, сострадая,
Ответил ему медовым словом:

2 "Благо тебе, потомок Икшваку!
Я знаю, сынок, твое благочестие.
Я дарую тебе мою защиту,

Не бойся, о бык среди царей!

3 Я созову великих риши,
Чистых в своих деяниях;
Они принесут за тебя жертву,
И она окажется счастливой.

4 В облике чандалы, который
Ты получил по проклятию гуру,
В этом облике, сохранив тело,
Ты взойдешь, государь, на небо,

5 И, знаю, ты станешь владыкой
Всего небесного мира.

Ты пришел ко мне за защитой
И получишь эту защиту!"

6 Так сказав, сиятельный Вишвамитра
Поручил сынам своим, многомудрый,
Сведущим в делах благочестия,

Все подготовить для жертвы.

7 И, призвав своих учеников,
Он сказал им такое слово:
"Приведите по моему приказу
Сынов Васиштхи и всех риши

8 С их учениками и помощниками,
С самыми сведущими жрецами.
А если кто-нибудь, кого позову,
Пренебрежет моим словом

9 И скажет что-либо мне в обиду —
Доложите мне все без утайки".
Выслушав приказ Вишвамитры,
Ученики, искушенные в ведах,

10 Разошлись по разным странам,

А когда вернулись оттуда,

Поспешили предстать пред Вишвамитрой,

Мудрецом, пылающим силой,
11 И рассказали, что им ответили

Брахманы, знатоки обрядов:

"Услышав от нас твое слово,

Из всех стран дваждырожденные

12 Отправились в путь и уже пришли —
Все, если не считать Маходаю

И ста сыновей Васиштхи.
Эти сыновья Васиштхи

13 Воспылали неистовым гневом,
И слушай, как они отвечали:
'Если жрецом становится кшатрий,
Да к тому же жрецом чандалы,

14 Как могут божественные риши
Участвовать в жертвенной церемонии?
И как великие духом брахманы,
Приняв угощение от чандалы,

15 Обретут небесную жизнь
Даже с помощью Вишвамитры?'
Так с презрением нам ответили
Сто сыновей Васиштхи,

16 А с ними вместе Маходая,

И глаза их пылали яростью".

Выслушав их рассказ,

Бык среди мудрецов, Вишвамитра

17 Вознегодовал и воскликнул

С покрасневшими от гнева глазами:
"За то, что они оскорбили
Меня, безгрешного аскета,
18 Все они, злонамеренные,
Станут пеплом — тут нет сомнений!
Сегодня же их, опутав сетью,
Уведет Яма в свою обитель.

19 На протяжении семисот рождений
Будут они сторожить кладбища,
Питаться собачьим мясом

И зваться «презренными» — муштиками;

20 Уродливые, безобразные,
Они будут бродить по миру.

А злодей Маходая, оскорбивший
Меня, безгрешного мудреца,

21 Станет нишадой-охотником,
Презираемым всеми людьми,
И будет, не ведая жалости,
Губить чужие жизни;

22 На долгие годы мой гнев
Обречет его на злодейство".
Сказав, окруженный риши,

Это грозное слово,

Умолк сиятельный Вишвамитра,

Великий мудрец и подвижник.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
пятьдесят девятая песнь «Книги о детстве».



Шестидесятая песнь


1 Погубив силой своей аскезы
Сынов Васиштхи и Маходаю,
Сиятельный Вишвамитра
Сказал, сидя в кругу риши:

2 "Славный потомок Икшваку,
Праведный и щедрый Тришанку
Пришел ко мне и просит

Для себя моего покровительства.

3 Он хочет подняться в мир богов,
Сохранив нетленным свое тело.
Так вот, дабы он во плоти
Вознесся в мир богов на небо,

4 Вы должны вместе со мною
Совершить жертвоприношение".
Выслушав слово Вишвамитры,
Добродетельные великие риши,

5 Знатоки и блюстители закона,
Сказали тогда друг другу:
"Сын Кушики Вишвамитра
Пылает великим гневом.

6 Слово его — здесь нет сомнений —
Должно быть точно исполнено.
Иначе он, чья сущность — огонь,
И нас проклянет в своем гневе.

7 Нам надлежит принести жертву,
Чтобы Тришанку, потомок Икшваку,
Силой духа Вишвамитры,
Сохранив тело, вознесся на небо.

8 Да состоится жертвоприношение,
И все мы примем в нем участие!"
Так решив, приступили риши

К жертвенной церемонии.

9 Совершал жертвоприношение
Сам сиятельный Вишвамитра,

А с ним и другие знатоки вед,

Согласно закону и обычаю,
10 Исполнили жертвенные обряды

И в должном порядке пропели гимны.

Спустя какое-то время

Великий подвижник Вишвамитра
11 Пригласил богов, дабы каждый

Получил свою долю в жертве.

Но за получением этой доли

Ни один из богов не явился.

12 Тогда, исполнившись гнева,
Великий мудрец Вишвамитра
Грозно поднял жертвенный ковш
И так сказал Тришанку:

13 "Убедись, о владыка людей,

В силе, дарованной мне аскезой!
Этой силой
я посылаю
Тебя с телом твоим на небо.
14 Сохранив плоть, владыка людей,
Ступай на недоступное небо!
Хоть так, да проявится плод
Совершенной мною аскезы!

15 О царь, силой моей аскезы
Поднимись на небо вместе с телом!"
Лишь только сказал это Вишвамитра,
Как владыка людей Тришанку

16 На глазах мудрецов, о потомок Рагху,
Сохранив плоть, вознесся на небо.
Его, когда он попал на небо,
Увидел Индра, Губитель Паки,

17 И вместе с сонмом бессмертных богов
Сказал ему такое слово:
"Тришанку, возвращайся обратно,
На небе нет тебе места!

18 Глупец, проклятый своим гуру,
Падай вниз головой на землю!"
Так сказал Великий Индра,
И Тришанку полетел на землю,

19 Взывая о помощи: "Защити!" —
Великого подвижника Вишвамитру.
Когда прославленный Каушика
Услышал эти его вопли,

20 То, воспылав сильным гневом,
Он закричал: "Стой! Стой!"
И, окруженный риши, сияющий,
Словно второй Праджапати,

21 Сотворил в южной части неба
Второе созвездие Семи Риши,
Сотворил, охваченный гневом,
И другие прекрасные созвездия.

22 Всю южную часть неба

Он украсил новыми светилами
И, породив их, многославный
Воскликнул, пылая гневом:

23 "Я сотворю второго Индру
Или оставлю мир без Индры!"

И в гневе готов был Вишвамитра
Создать на небе новых богов.

24 Тогда, придя в замешательство,
Боги, и асуры, и риши
Великому духом Вишвамитре
Сказали учтивое слово:

25 "О обладающий благой участью!
Этот царь был проклят своим гуру.
О подвижник! Он не должен,
Сохранив тело, взойти на небо".

26 Выслушав просьбу богов,
Сын Кушики Вишвамитра,
Бык среди мудрецов, в ответ
Сказал свое всесильное слово:

27 "Царю Тришанку я обещал,
Что он живым взойдет на небо.
Благо вам! Мое обещание

Да не окажется лживым!

28 Пусть навеки, сохранив тело,
Останется на небе Тришанку,

И пусть сотворенные мною звезды,
Пока длятся эти миры,

29 Будут сиять на небе,
Каждая на своем месте!
На все, что сделано мною,

Вы, боги, должны дать согласие".

30 Быку среди мудрецов

На это так отвечали боги:

"Благо тебе! Пусть так и будет:
Все останется, как ты сделал!

31 В стороне от пути солнца
Пусть эти новые звезды
Сияют среди других созвездий,
О лучший среди мудрецов!

32 Пусть среди них, получив бессмертие,
Вниз головой висит Тришанку,

А новые звезды станут свитой
Этого лучшего из царей,

33 Прославленного и вознесенного,
Как он и хотел, на небо".

И добродетельный Вишвамитра,
Восхваляемый всеми богами,

34 Сиятельный, окруженный риши,
Дал на это богам согласие.

Когда кончилось жертвоприношение,
Боги и риши, великие духом, —
Все ушли, о лучший из людей,
Тем же путем, что пришли.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
шестидесятая песнь «Книги о детстве».



Шестьдесят первая песнь


1 Увидев, что риши ушли,
Сиятельный Вишвамитра
Сказал, о тигр среди людей,
Сидящим рядом отшельникам:

2 "Велика помеха для покаяния,
Когда находишься в южных землях.
Пойдем скорее в другую страну

И там предадимся аскезе.

3 На западе у реки Вишалы

Есть место по имени Пушкары —
Прекрасная лесная обитель,
Там будет успешной наша аскеза".

4 Так сказав, великий мудрец
Направился в Пушкары и начал
Суровую, трудную аскезу,
Питаясь плодами и кореньями.

5 Случилось, что в это время
Могучий владыка Айодхьи
Царь по имени Амбариша
Совершал жертвоприношение.

6 Но когда он приносил жертву,
Индра унес жертвенное животное.
И, увидев, что жертва похищена,
Мудрый жрец сказал царю:

7 "Из-за твоего небрежения
Пропало жертвенное животное.
А царя, если он дурной хранитель,
Подобный грех убивает.

8 Лишь принеся человека в жертву,
Можно искупить этот грех.
Пока идет жертвоприношение,
Отыщи для жертвы человека!"

9 Выслушав слово наставника,
Амбариша, бык среди людей,
Стал для жертвы искать человека
В обмен хоть на тысячу коров.

10 Он долго его разыскивал
В разных странах и землях,
Лесах, городах, селениях
И святых обителях отшельников.

11 И наконец на горе Бхригутунга
Он встретил мудреца Ричику,
Живущего там, о потомок Рагху,
С женой и тремя сыновьями.

12 Его, великого духом подвижника,
Пылающего огнем покаяния,
Сиятельный царственный риши,
Почтительно попросил о помощи.

13 Пожелав благополучия Ричике,
Он сказал ему такое слово:
"Если за сотню тысяч коров

Ты отдашь мне сына, потомок Бхригу,
14 Я принесу его, о благой, в жертву

И смогу закончить жертвоприношение.

Увы! Обойдя все земли,

Я не нашел иной жертвы.
15 Потому прошу, отдай за выкуп

Одного из твоих сыновей!"

На слова сиятельного царя
Ответил мудрец Ричика:

16 "Старшего сына, о государь,

Я не отдам ни за какой выкуп".
Услышав этот ответ Ричики,
Мать сыновей, великих духом,

17 Тигру среди людей Амбарише
Сказала тогда свое слово:

"'Я не отдам старшего сына', —
Ответил мой муж, потомок Бхригу.

18 Мне же, знай, господин, дорог
Младший мой сын — Шунака.
Потому тебе, государь,

Я не отдам младшего сына.

19 Так же, о лучший из царей,
Как отцами
любимы первенцы,
Матерям дороги младшие дети;
Я сберегу моего младшего".

20 И когда так ответили царю
Мудрец и его супруга,
Средний сын Шунахшепа
Сказал, о Рама, свое слово:

21 "Отец не хочет отдать старшего,
Мать — младшего сына.
Думаю, подойдет средний.
Возьми меня, потомок царей!"

22 Так сказал Шунахшепа

В согласии с высшей правдой,
И мощнорукий царь Амбариша
За десять миллионов золотом,

23 За сто тысяч коров, Рагхава,

И множество драгоценных камней
Выменял для себя Шунахшепу
И остался весьма доволен.

24 Блистательный, многославный
Царственный риши Амбариша
Взял Шунахшепу на колесницу
И направился к месту жертвы.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
шестьдесят первая песнь «Книги о детстве».



Шестьдесят вторая песнь


1 Взяв с собой Шунахшепу,
Достославный царь Амбариша
В полдень, о лучший из людей,
Остановился в Пушкаре, о Рагхава.

2 Пока государь отдыхал,
Достославный Шунахшепа,
Бродя по прекрасной Пушкаре,
Встретился с Вишвамитрой,

3 Своим дядей по матери,
Предававшимся там аскезе.
Страдая от жажды и усталости,
В горести потупив лицо,

4 Он припал к коленям подвижника
И сказал, о Рама, такое слово:
"Нет у меня ни отца, ни матери,
Нет ни родичей, ни друзей;

5 Защити меня, бык среди мудрецов,
Как требует того добродетель!
Ведь ты, о лучший из людей,

Для всех защитник и благодетель!

6 Царь выполняет свой долг,
Но и я хочу прожить долго

И в награду за подвижничество
Достичь небесной обители.

7 Для меня, не имеющего покровителя,
Стань благим покровителем!

От неправды, как отец сына,
Защити меня, о справедливый!"

8 Выслушав слово Шунахшепы,
Великий подвижник Вишвамитра
Всячески его утешил

И сказал своим сыновьям:
9 "Пришло время, ради которого

Отцы воспитывают сыновей,

Желая себе благоденствия

И блаженства в ином мире.
10 Этот мальчик, сын мудреца,

Ищет у меня защиты.

Окажите же мне услугу

Ценой собственной жизни!

11 Все вы чисты в своих деяниях,
Ваша высшая цель — добродетель.
Ради блага жертвенного огня
Принесите на нем себя в жертву!

12 Шунахшепа обретет покровителя,
Жертва пройдет без помех,
Боги будут довольны,

И окажется истинным мое слово".

13 Выслушав просьбу мудреца,
Сыновья во главе с Мадхучхандой
Отвечали, о лучший из людей,
Насмешливо и высокомерно:

14 "Ты жертвуешь своими сынами
И помогаешь чужому сыну.

Нам кажется, так поступать, отец, —
Все равно что есть собачье мясо".
15 Услышав такой ответ,
Бык среди мудрецов, Вишвамитра,
Чьи глаза покраснели от гнева,
Произнес грозное проклятие:

16 "От вашего дерзкого отказа
Вздымаются волоски на теле,
Вы перечите моему слову,
Попираете долг и добродетель.

17 Так же, как сыновей Васиштхи,

Да постигнет вас низкое рождение!
Живите же тысячу лет,
Питаясь одним собачьим мясом!"

19 Обрушив на сыновей проклятие,
Лучший из мудрецов Вишвамитра
Сказал несчастному Шунахшепе,
Желая спасти его от гибели:

20 "Когда тебя в красном венке,
Умащенного благовониями,
Привяжут к жертвенному столбу,
Умилостиви огонь словом.

21 Вот два священных гимна,
Которые ты должен прочесть

На жертвоприношении Амбариши,
И ты обретешь освобождение".

22 Шунахшепа, твердый духом,
Овладел двумя гимнами,

А затем сказал Амбарише,
Льву среди государей:

22 "О лев среди государей,
Пора уже приносить жертву.
Объяви, о лучший из царей,
Начало жертвенной церемонии".

23 Услышав слова сына риши,
Царь, радуясь всем сердцем,
Полный решимости, направился
К месту принесения жертвы.

24 Получив согласие жрецов,
Он облачил Шунахшепу

В красное платье жертвы

И привязал к жертвенному столбу.

25 Привязанный к столбу Шунахшепа,
Как и наказал Вишвамитра,
Восславил двумя прекрасными гимнами
Индру и младшего брата Индры.

26 И тогда Тысячеглазый Васава,
Довольный тайным восхвалением,
Даровал Шунахшепе долгую жизнь
И освободил его от пут.

27 Амбариша, о лучший из людей,
Завершил жертвоприношение
И по милости Тысячеглазого
Получил за него награду.

27 А Вишвамитра, великий подвижник,
Средоточие добродетели,
Еще в течение тысячи лет
Предавался в Пушкарах аскезе.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Валъмики,
шестьдесят вторая песнь «Книги о детстве».



Шестьдесят третья песнь


1 К Вишвамитре, тысячу лет
Верному принятому обету,
Явились боги во главе с Брахмой
Вознаградить его за аскезу.

2 Окруженный сиянием Брахма
Сказал ему любезное слово:

"Благо тебе! За деяния,

Тобой совершенные, ты — риши!"

3 Так сказав, владыка богов
Удалился на третье небо,
А сиятельный Вишвамитра
Продолжил великую аскезу.

4 Как-то, спустя долгое время,
Прекрасная апсара Менака
Пришла, о лучший из людей,
В Пушкары искупаться.

5 Апсару, чья прелесть
Не знает себе равных,
Прекрасную, как молния в туче,
Увидел сиятельный Каушика,

6 И, оказавшись во власти Кандарпы,
Мудрец, воспылавший страстью,
Сказал: "Добро пожаловать, апсара!
Останься со мной в обители.

7 Благо тебе! Будь благосклонна
Ко мне, опьяненному любовью!"
Выслушав это признание,
Апсара согласилась остаться

8 И была великой помехой
Покаянию мудреца Вишвамитры,
Пока в течение десяти лет
Жила в покое и удовольствии

9 В благочестивой обители

Этого лучшего из мудрецов.

Когда же минули эти годы,

Великий мудрец Вишвамитра,
10 Предавшись горьким размышлениям,

Устыдился своего поведения.

И тогда, о потомок Рагху,

Гнев овладел его разумом:
11 "Эта помеха моему покаянию

Задумана, несомненно, богами.

Будто один лишь день и ночь,

Прошли уже десять лет,
12 Как я, влюбившись в апсару,

Потворствую своей страсти".

В раскаянии, тяжко вздыхая,

Великий мудрец взглянул на Менаку,

13 Трепещущую от страха,
Смиренно сложившую ладони,
И, ласково с нею простившись,
Отослал ее из обители.

14 Затем мудрец Вишвамитра
Пошел на Северную гору
И, одержав победу над страстью,
Очистив ум от желаний,

15 На берегу Каушики, многославный,
Предался неслыханной аскезе.
Его великое покаяние
Длилось на Северной горе

16 Тысячу лет, и сердца богов
Были охвачены страхом.
Тогда боги и сонмы риши,
Собравшись, так рассудили:

17 "Да будет отныне сын Кушики
Зваться именем махариши!"
Узнав о решении богов,
Великий Отец миров Брахма

18 Сказал подвижнику Вишвамитре
Слово, сладостное для слуха:
"Приветствую тебя, махариши!
Довольный твоим подвижничеством,

19 Я даю тебе, о сын Кушики,
Достоинство величайшего риши!"
Услышав это слово Брахмы,
Великий подвижник Вишвамитра,

20 Почтительно сложив ладони,
Сказал Брахме, склонив голову:
"Я думал, подвигом благочестия
Стяжал уже имя брахмариши,

21 Но, видно, еще не смирил чувства,
Раз ты меня так не называешь".
На это ответил ему Брахма:
"Настолько ты не смирил чувства.

22 Продолжи свои усилия!"

И, так сказав, удалился на небо.
Когда Брахма и боги ушли,
Великий подвижник Вишвамитра
23 В одиночестве, питаясь лишь ветром,
С высоко поднятыми руками,

В летний зной — меж пяти огней,

В сезон дождей — ничем не прикрытый,

24 Зимой — погрузившись в воду,
День за днем и ночь за ночью
На протяжении тысячи лет
Предавался тягчайшей аскезе.

25 Эта суровая аскеза
Великого мудреца Вишвамитры
Породила великий страх

У богов во главе с Васавой.

26 И тогда в присутствии марутов
Шакра во вред сыну Кушики,
А себе и богам во благо

Так сказал апсаре Рамбхе:

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Валъмики,
шестьдесят третья песнь «Книги о детстве».



Шестьдесят четвертая песнь


1 "Тебе, Рамбха, должно сделать
Ради богов великое дело:
Опоить страстью и соблазнить,
Вишвамитру, сына Кушики!"

2 Когда хитроумный Тысячеглазый
Сказал это апсаре, о Рама,

Та, в смятении сложив руки,
Так отвечала владыке богов:

3 "Слишком грозен, о царь богов,
Великий мудрец Вишвамитра.

Он обрушит — здесь нет сомнений —
На меня ужасный свой гнев, Индра.

4 Я боюсь. Прояви ко мне милость,
Избавь меня от этой участи!"

На эти слова испуганной Рамбхи,
Почтительно сложившей ладони,

5 Трепещущей от великого страха,
Так отвечал Тысячеглазый:
"Благо тебе! Не бойся, Рамбха,
Делай то, что приказываю!

6 Я буду рядом, став кукушкой,
Пленяющей сердца пением

Весной с цветущего дерева,

А вместе с нами будет Кандарпа.

7 И тогда прекрасным своим обликом,
Сияющим каждой чертою,

Ты разрушишь аскезу Каушики,
Этого грозного риши, красавица!"

8 Послушная слову Индры, Рамбха
Приняла прекрасный облик

И стала соблазнять Вишвамитру,
Чаруя его улыбкой и лаской.

9 Сначала Вишвамитра услышал
Пленительную песнь кукушки,
А затем, обрадованный, увидел
Рядом с собой красавицу апсару.

10 Но тут несравненная прелесть
Чудесного пения кукушки,
Да и само появление Рамбхи
Пробудили у мудреца сомнения.

11 Бык среди мудрецов распознал,
Что все это козни Тысячеглазого.
И тогда, охваченный гневом,
Сын Кушики проклял Рамбху:

12 "Я борюсь со страстью и гневом,
А ты меня соблазняешь, Рамбха.
За это на десять тысяч лет

Ты станешь камнем, несчастная,

13 И будешь им, пока некий брахман
Силой, данной ему покаянием,
Тебя, запятнанную моим гневом,
Не освободит от проклятия!"

14 Так сиятельный Вишвамитра
Не смог удержать свой гнев,
Выговорил слова проклятия
И нанес ущерб своей аскезе.

15 Рамбха по этому проклятию
Тотчас превратилась в камень,
А Кандарпа скрылся, услышав
Грозное слово великого риши.

16 Из-за вспыхнувшего гнева
Не сумев победить свои чувства,
Вишвамитра лишился плодов аскезы
И не обрел покоя сердца.

17 У него, лишившегося плодов аскезы,

Тогда созрело в уме решение:

"Отныне я не уступлю гневу

И не скажу ни единого слова.
18 Дабы полностью победить

Любые проявления чувства,

Я, умерщвляя свою плоть,

Перестану дышать на сотни лет,

19 Пока в силу этой аскезы

Не обрету достоинства брахмана.
Я буду стоять неподвижно,
Не дыша, не принимая пищи,

20 Пока аскеза меня не избавит
От малейших признаков плоти".
И бык среди мудрецов приступил
К неслыханному в этом мире
Подвижническому обету,
Длившемуся тысячу лет.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
шестьдесят четвертая песнь «Книги о детстве».



Шестьдесят пятая песнь


1 Великий мудрец Вишвамитра
Оставил пределы Гималаев
И, направившись на восток,
Начал тягчайшую аскезу.

2 В течение тысячи лет, о Рама,
Он соблюдал обет молчания

И вершил подвижнический подвиг,
Едва ли кому-нибудь доступный.

3 В течение тысячи лет

Он стоял недвижно, как дерево,
И сердце его не ведало гнева,
Несмотря на множество искушений.

4 Когда же минула тысяча лет
Исполнения взятого им обета,
Великий подвижник решил,
Что аскеза его нерушима.

5 Тогда, о лучший из рода Рагху,
Он захотел отведать пищи,

Но приготовленный им рис
Попросил Индра в облике брахмана.
6 Без раздумий он отдал брахману
Весь рис, что себе приготовил,
Асам, великий подвижник,
Не съел, добродетельный, ни крошки.

7 Соблюдая обет молчания,

Он не сказал ни слова брахману
И продолжал молчать, как прежде,
И не сделал ни единого вздоха.

8 И еще в течение тысячи лет
Мудрец удерживал дыхание,
Так что над его головой
Сгустилось облако дыма.

9 Будто обожженные этим дымом,

Затрепетали три мира,

И смущенные его аскезой

Боги, гандхарвы и риши,
10 Наги, змеи и ракшасы,

Утратив свой блеск и силу,

В отчаянии пришли и сказали

Великому Отцу Брахме:

11 "Многими, о владыка, уловками
Пытались мы соблазнить Вишвамитру
И возбудить в душе его гнев,

Но лишь выросла сила его аскезы.

12 Кажется, мы уже не можем
Учинить ему даже малый вред.
И теперь, если он не получит
То, чего жаждет всем сердцем,

13 Нет сомнений, погибнут три мира
Со всем, что движется и недвижимо.
Сквозь дым над его головой

Едва различимо пространство,
14 Моря вышли из берегов,

Раскалываются горы,

Сотрясается в страхе земля,

И дует губительный ветер.
15 Если мы не исполним его желание,

Люди не будут чтить богов,

Обитатели трех миров

В страхе лишатся разума,

16 Даже солнце перестанет светить,
Испугавшись этого риши.

Пока он, великий аскет,

Не обрек все миры на гибель,

17 Нужно умилостивить, о благой,
Наделенного силой огня Вишвамитру,
Иначе он сожжет три мира,

Как всепожирающий Агни.
18 Дай ему все, что он захочет,
Пусть даже небесное царство!"
Сонмы богов во главе с Брахмой
Пришли, испуганные, к Вишвамитре

19 И сказали великому духом
Такое медовое слово:
"Слава тебе, о брахмариши!
Мы довольны твоим покаянием!

20 Ты обрел суровой аскезой
Достоинство брахмана, о Каушика.
Боги и маруты, о брахман,
Даруют тебе долгую жизнь.

21 Благо тебе! Будь счастлив!
Иди, господин, куда желаешь!"
Услышав это слово Брахмы

И всей тридцатки богов,

22 Обрадованный великий мудрец
Смиренно склонился перед ними
И сказал: "Если я удостоен
Достоинства брахмана и долголетия,

23 То даруйте мне знание Брахмы,
Знание жертвы, знание вед,
Полное знание веды кшатриев
И другие ведийские знания.

24 И пусть назовет меня брахманом
Сын Брахмы Васиштха!

Лишь исполнив мои желания,
Ступайте, быки среди богов!"

25 По просьбе богов Васиштха,
Лучший из знатоков гимнов,
Заключил с Вишвамитрой дружбу
И сказал: "Он — брахмариши!"

26 "Нет сомнений: ты брахмариши!
Ты добился всего, чего хотел!" —

Так сказав, удалились боги
Тем же путем, что пришли.

27 Добродетельный мудрец Вишвамитра,
Обретя достоинство брахмана,

Став брахмариши, почтил Васиштху,
Лучшего из знатоков гимнов,

28 И, добившись желанного, всю землю
Обошел, соблюдая аскезу.

Так Вишвамитра, великий духом,
Получил достоинство брахмана.

29 Он, Рама, —лучший из мудрецов,
Он — воплощение подвижничества,
Он — вечная, высшая добродетель,
Он — олицетворение силы!»

30 Так сказав, умолк Шатананда,
Сиятельный, лучший из брахманов.
А Джанака, выслушав этот рассказ
В присутствии Рамы и Лакшманы,

31 Сказал Вишвамитре, сыну Кушики,
Почтительно сложив руки:

«Я счастлив, о бык среди мудрецов!
Я удостоен великой милости:

32 Вместе с потомками Какутстхи

Ты пришел на мое жертвоприношение!
Увидев тебя, великий подвижник,
Я очистился от грехов!

33 Встреча с тобой меня одарила
Многими добродетелями.

Я полностью выслушал рассказ
О твоей прославленной аскезе,

34 Выслушал, о сиятельный брахман,
Вместе с великим духом Рамой,
Вместе со всеми жрецами,
Прибывшими на жертвоприношение.

35 Несравненно твое подвижничество,
Несравненна твоя духовная сила,
Несравненны и вечны, о Каушика,
Твои высокие достоинства!

36 Никогда не иссякнет у меня жажда
Слушать рассказ о твоих деяниях!
Но заходит солнце, великий мудрец,
Настало время для жертвы.

37 Разреши завтра утром снова

Повидаться с тобой, сиятельный.

А теперь дозволь проститься с тобой,

О лучший из знатоков гимнов!»
эд В ответ лучший из мудрецов

Восславил быка среди царей

И, сам обрадованный, отпустил

Радующегося царя Джанаку.

39 Получив дозволение уйти,
Владыка Митхилы Джанака
С наставниками и родичами
Обошел Вишвамитру слева направо,

40 А добродетельный Вишвамитра
И с ним Рама и Лакшмана,
Прославляемые всеми мудрецами,
Удалились в отведенные им покои.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
шестьдесят пятая песнь «Книги о детстве»



Шестьдесят шестая песнь


1 Назавтра, безоблачным утром,
Исполнив положенные обряды,
Царь призвал к себе Вишвамитру
Вместе с потомками Рагху.

2 Почтив, как предписано в шастрах,
Великого мудреца Вишвамитру

И великих духом царевичей,
Добродетельный царь сказал:

3 «Будь счастлив, благословенный!
Что для тебя, безгрешный, сделать?
Приказывай, господин! Я послушен
Любому твоему приказу».

4 На эти слова великого духом
Лучший из мудрецов Вишвамитра,
Добродетельный, искусный в слове,
Так отвечал Джанаке:

5 «Со мною два сына Дашаратхи,
Прославленные в мире кшатрии.
Они пришли к тебе увидеть
Лучший из луков, тобой хранимый.

6 Благо тебе! Покажи его!
И, исполнив свое желание,
Увидев этот лучший из луков,
Царевичи покинут Митхилу».

7 На эти слова царь Джанака
Так отвечал Вишвамитре:
«Слушай рассказ об этом луке
И почему он здесь хранится.

8 Был великий царь Деварата,
Старший брат достославного Ними.
Ему, великому духом, боги
Отдали этот лук на хранение.

9 На жертвоприношении Дакши
Этот лук натянул могучий Шива
И, угрожая богам гибелью,
С усмешкой сказал Тридцатке:

10 "Я желал своей доли в жертве,
Но вы не дали мне этой доли.
За это я срежу стрелами лука
Ваши бесценные головы".

11 Тогда, о бык среди мудрецов,
Все боги, придя в смущение,
Умилостивили владыку богов,
И был доволен ими Бхава.

12 Умилостивленный, он отдал
Свой лук богам, великим духом,
А те этот лук-сокровище
Великого духом Шивы

13 Отдали на хранение
Моему могучему предку.
Однажды, вспахивая поле,

Я увидел под плугом девушку.
14 Найденная при освящении поля,

Поднявшаяся из борозды,

Она была названа Ситой,

И я воспитал ее как дочь.
15 За нее, не рожденную в женском лоне,

Но восставшую из борозды,

Ставшую мне наградой за силу

И воспитанную мною как дочь,
16 Стали свататься, о великий риши,

Государи из разных земель.

Но я объявил владыкам земли,
Что дочь, добытую силой,

17 Я отдам, о мудрец, только тому,
Кто сможет выкупить ее силой.
Тогда все цари, желавшие
Получить руку моей дочери,

18 Явились в Митхилу, и я
Подверг испытанию их силу.
Перед ними по моему приказу
Положили этот лук Шивы,

19 Но никто не смог ни натянуть,
Ни даже просто поднять его.
Убедившись в бессилии царей,
Слывших многосильными,

20 Я отверг все их притязания.
Знай это, великий подвижник!
Тогда, о бык среди мудрецов,
Эти цари, разгневавшись,

21 Что сила их вызвала сомнение
И они отвергнуты мною,
Осадили, быки среди царей,
Со всех сторон Митхилу

22 И обрекли своей яростью
Народ Митхилы на мучения.
Осада длилась целый год,

И войско мое, великий мудрец,

23 Оказалось на краю гибели,
А меня охватило отчаяние.
Тогда я решил покаянием
Умилостивить великих богов.

24 И боги, довольные мною,

Дали мне четырехчастное войско.
С его помощью я победил царей,
И они, лишенные мужества,

25 Бежали, бессильные, с поля битвы
Со всеми своими советниками.
Этот лук, о тигр среди мудрецов,
Ослепляющий своим блеском,

26 Я, верный принятому обету,
Хочу показать Раме и Лакшмане.
И если доблестный Рама сможет
Натянуть тетиву этого лука,

Я в супруги отдам ему дочь —

Не рожденную в женском лоне Ситу».

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
шестьдесят шестая песнь «Книги о детстве».



Шестьдесят седьмая песнь


1 Выслушав слово Джанаки,
Великий мудрец Вишвамитра
Сказал владыке земли:
«Покажи этот лук Раме».

2 Царь Митхилы Джанака
Приказал своим министрам:
«Принесите лук, украшенный
Цветами и благовониями!»

3 По повелению Джанаки
Министры ушли в Митхилу

И вскоре, могучие, возвратились,
Следуя за повозкой с луком.

4 Восьмиколесную повозку
Волокли с великим трудом
Пять тысяч мужей,
Сильных и крепких духом.

5 Когда тяжелый железный ларь
С божественным луком Шивы
Поставили перед царем Джанакой,
Министры сказали государю:

6 «Здесь, государь, лучший из луков,
Чтимый всеми царями.
О великий владыка Митхилы,
Покажи его людям, если хочешь».

7 Выслушав их, царь Джанака,
Почтительно сложив ладони,
Сказал Вишвамитре, великому духом,
И царевичам Раме и Лакшмане:

8 «Вот лучший из луков, брахман,
Чтимый моими предками.
Самые могучие государи
Натянуть его были не в силах.

9 Не могли этого сделать
Ни боги, ни асуры с ракшасами,

Ни лучшие из гандхарвов и якшей,
Ни киннары, ни великие змеи.

10 Тем более не способен смертный
Натянуть тетиву на этом луке,
Да и просто поднять его, согнуть,
Сдвинуть или взять в руки.

11 Вот этот лучший из луков,
О бык среди мудрецов.
Покажи его двум царевичам,
О наделенный счастливой участью!»

12 Когда Вишвамитра и Рама
Услышали слово Джанаки,
Вишвамитра сказал Раме:
«Взгляни на этот лук, милый».

13 По слову великого риши
Потомок Рагху открыл ларь,

В котором лежал лук Джанаки,
Поглядел на него и сказал:
14 «Смотрите, вот я трогаю
Рукою божественный лук.
А теперь я хочу поднять его
И натянуть на нем тетиву».

15 «Хорошо», — согласился царь,
«Хорошо», — сказал Вишвамитра.
И тогда по слову мудреца

Рама взялся за дугу лука.

16 На глазах у тысячи людей
Благородный потомок Рагху
Легко, словно играючи,
Поднял божественный лук.

17 И, подняв его вверх, многосильный,

Лучший из людей Рама

Так натянул на нем тетиву,

Что лук сломался посередине.
18 Раздался великий грохот,

Как если бы грянул гром,

Заколебалась земля

И на ней раскололись горы.
19 Оглушенные этим грохотом,

Вокруг попадали люди.

Устояли лишь царь, Вишвамитра

И оба потомка Рагху.

20 Когда же все пришли в себя,
Царь, сбросив оцепенение,
Сведущий в слове, сложив руки,
Почтительно сказал Вишвамитре:

21 «О господин, я увидел воочию
Силу царевича Рамы,
Случилось великое чудо,

О котором не мог я и помыслить.

22 Если теперь дочь моя Сита
Станет женой потомка Рагху,
Она, поистине, принесет славу
Всему роду моих предков.

23 Я верен, о Каушика, обещанию
Выдать дочь в награду за силу,
И милую мне, как жизнь, Ситу
Я выдам замуж за Раму.

24 Благо тебе, сын Кушики!

С твоего согласия, брахман,

Мои министры тотчас поедут

На быстрых колесницах в Айодхью

25 И со всем почтением попросят
Прибыть сюда царя Дашаратху,
Расскажут ему о грядущей свадьбе
Завоеванной силой Ситы,

26 Расскажут о его сыновьях,
Которых ты, мудрец, опекаешь,
И, порадовав царя Дашаратху,
Вместе с ним возвратятся в Митхилу».

27 «Да будет так!» — сказал Каушика.
И добродетельный царь Джанака
Послал министров в Айодхью,
Наказав им поведать Дашаратхе
О том, что случилось в Митхиле,
И привезти царя с собою.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
шестьдесят седьмая песнь «Книги о детстве».



Шестьдесят восьмая песнь


1 Проведя три ночи в пути
И загнав своих лошадей,

Послы по приказу Джанаки
Прибыли в город Айодхью.

2 Послушные слову государя,
Они пришли во дворец,
Где увидели богоподобного
Престарелого царя Дашаратху.

3 Подавив охвативший их трепет,
Они, смиренно сложив ладони,
Почтительно сказали царю
Сладостно звучащее слово:

4 «Царь Митхилы Джанака,
Каждодневно приносящий жертвы,
Словами, сладкими для слуха

И исполненными к тебе приязни,

5 Снова и снова справляется
О здоровье и благополучии
Твоих жрецов и подданных

И тебя самого, о великий царь.

6 Джанака, владыка Митхилы,
Желает тебе благоденствия

И с согласия мудреца Каушики
Говорит тебе такое слово:

7 "Я обещал, что выдам замуж
Дочь за того, кто проявит силу.
Много царей ее возжелали,

Но, слабосильные, были отвергнуты.

8 А теперь моя дочь завоевана
Твоими сынами, о государь,
Недавно вместе с Вишвамитрой
Посетившими мой город.

9 При большом стечении народа
Мое сокровище — божественный лук
Был сломан, о мощнорукий,
Великим духом Рамой.

10 Ему в награду за силу
И должна быть отдана Сита.
Я хочу сдержать обещание
И прошу твоего согласия.

11 Благо тебе! С наставниками
И верховным жрецом Васиштхой
Приезжай, великий царь, в Митхилу,
Где ты встретишься с сыновьями.

12 Помоги мне, Индра среди царей,

Выполнить мое обещание,

И радость двух твоих сыновей

Станет твоей радостью".
13 Такое медовое слово

Сказал владыка Видехи,

И слово его одобрили

Вишвамитра и жрец Шатананда».
14 Выслушав речь посланцев,

Царь был весьма обрадован

И так сказал Васиштхе,

Вамадеве и всем министрам:

15 «Под покровительством Каушики
Рама, любимый сын Каусальи,

И брат его Лакшмана
Посетили страну Видеху.

16 Там Рама порадовал силой
Великого духом царя Джанаку,
И тот желает выдать замуж
Дочь свою за потомка Рагху.

17 Если вам по душе решение
Великого духом Джанаки,
То не будем терять времени

И отправимся сразу в Митхилу».
18 «Да будет так!» — отвечали царю

Министры и великие риши,

И с радостью царь приказал

Назавтра же выступить в путь.
19 А послы великого царя Джанаки

Провели эту ночь в довольстве,

Окруженные, как и подобало,

Вниманием и почетом.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
шестьдесят восьмая песнь «Книги о детстве».



Шестьдесят девятая песнь


1 Затем, когда минула ночь,
Радостный царь Дашаратха
В присутствии родичей и наставников
Так сказал Сумантре:

2 «Пусть сегодня же стражи сокровищницы,
Взяв с собою богатые дары

И множество драгоценных камней,
Выйдут вперед под надежной охраной.

3 По моему приказу немедленно
Пусть двинется в дорогу
Мое четырехчастное войско
С повозками и колесницами.

4 Пусть пойдут впереди войска
Брахманы Васиштха и Вамадева,
С ними Джабали и Кашьяпа,
Престарелый риши Маркандея,

5 А также брахман Катьяяна.
Дабы не терять времени,
Приготовь и для меня колесницу:
Уже торопят нас послы Джанаки».

6 По приказу Индры среди царей,
Следуя за Дашаратхой и риши,
Выступило походом в Митхилу
Четырехчастное царское войско.

7 Четыре дня проведя в пути,
Дашаратха прибыл в Видеху.
Узнав об этом, царь Джанака
Встретил его с большим почетом

8 И когда увидел перед собой
Престарелого царя Дашаратху,
То и так уже всем довольный
Испытал еще большую радость.

9 Джанака, лучший из государей,

Сказал Дашаратхе любезное слово:

«Благо тебе! Хвала судьбе,

Что привела тебя к нам, Рагхава!
10 Мужество твоих сыновей

Принесло тебе радость встречи с ними!

Я счастлив видеть рядом с тобой

Сиятельного риши Васиштху,
11 Окруженного лучшими из брахманов,

Словно Индра, окруженный богами.

Я счастлив: нет препятствий!

Я счастлив: возвеличен мой род
12 Союзом с потомками Рагху,

Могучими, лучшими из героев!

Прошу тебя, Индра среди людей,

Завтра после утренней жертвы
13 Приступи с лучшими из риши

К началу свадебной церемонии».

Выслушав это слово Джанаки,

В окружении риши царь Дашаратха,
14 Лучший из знатоков слова,

Так отвечал владыке земли:

«Я знаю древнее изречение:

"Получающий дар послушен дарителю".

15 Мы будем, знаток добродетели,
Все делать, как ты скажешь».
Этим согласным с добродетелью,
Учтивым ответом Дашаратхи,

16 Всегда говорящего правду,
Был восхищен царь Видехи.
Затем собравшиеся мудрецы
Вступили друг с другом в беседу

17 И, полные радостных предчувствий,
Провели эту ночь в покое.

Царь Дашаратха был счастлив
Увидеться с сыновьями
18 И остался весьма доволен
Гостеприимством Джанаки.
А многомудрый царь Джанака
Провел эту ночь, сиятельный,
Готовя в согласии с законом
Жертвенные и брачные обряды.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
шестьдесят девятая песнь «Книги о детстве».



Семидесятая песнь


1 Утром, вместе с великими риши
Закончив жертвоприношение,
Джанака, сведущий в слове,
Сказал жрецу Шатананде:

2 «Мой брат по имени Кушадхваджа,
Наделенный великим блеском,
Могущественный и добродетельный,
Живет в городе Санкашье,

3 Окруженном крепостным валом,
Омываемом рекой Икшумати,
Похожем своей святостью

На колесницу богов Пушпаку.

4 Я хочу его видеть рядом,
Моего помощника в обрядах.
Пусть он, могучий, вместе со мною
Возрадуется моей радостью».

5 Как только в присутствии Шатананды
Сказал это царь Джанака,

Явились проворные слуги

И, выслушав царское повеление,

6 По приказу Индры среди людей
Выехали на быстрых конях,
Чтобы привезти Кушадхваджу,
Словно Вишну по слову Индры.

7 По прибытии в Санкашыо

Они встретились с Кушадхваджей,
Рассказали о происшедшем
И о намерениях Джанаки.

8 Узнав о событиях в Митхиле
От этих лучших из вестников,
Кушадхваджа прибыл в столицу
По приказу Индры среди царей.

9 Здесь его встретил великий духом,
Верный долгу царь Джанака,

И Кушадхваджа приветствовал брата
И добродетельного Шатананду.
10 Он сел на прекрасный трон,
Достойный царя, божественный,
И, сидя на троне, оба брата,
Наделенные несравненным блеском,

11 Сказали, славные, Судамане,
Лучшему из советников:

«Иди скорее, главный советник,
К сиятельному Дашаратхе

12 И позови его с сыновьями

И твердыми духом министрами!»
Придя во дворец и увидев
Достославного потомка Рагху,

13 Судамана, низко склонив голову,
Приветствовал его и сказал:

«О великий царь Айодхьи!

Джанака, владыка Митхилы,
14 Хочет скорее тебя видеть

С наставниками и главным жрецом».

Выслушав лучшего из советников,

Дашаратха вместе с родичами
15 И своими наставниками явился

Во дворец, где ждал его Джанака.

В присутствии наставников,

Советников и родичей

16 Дашаратха, лучший из знатоков слова,
Так сказал владыке Видехи:
«Великий царь, тебе известен
Божественный риши Васиштха,

17 Хранитель рода Икшваку,
Советчик во всех моих делах.
Если на то дадут согласие
Вишвамитра и великие риши,

18 Пусть добродетельный Васиштха
Расскажет, что знает, о моем роде».
Когда Дашаратха замолчал,
Благословенный риши Васиштха,

19 Сведущий в речи, так сказал
Царю Видехи и Шатананде:

«Из непроявленного возник Брахма,
Вечный, всегда неизменный.

20 У него родился сын Маричи,
У Маричи — сын Кашьяпа,

У Кашьяпы родился Вивасват,
У Вивасвата — сын Ману.

21 У Ману, родителя всех существ,
Был могущественный сын Икшваку,
И знай, государь, что Икшваку
Стал первым царем Айодхьи.

22 Достославный сын Икшваку
Известен под именем Кукши,
А у Кукши родился сын —
Достославный Викукши.

23 Сиятельный, могучий Бана
Был сыном Викукши,

А у Баны родился сын —
Сиятельный герой Анаранья.

24 У Анараньи родился Притху,
У Притху родился Тришанку,
А достославный Дхундхумара
Был сыном Тришанку.

25 Могучий воин Юванашва
Был сыном Дхундхумары,

А Мандхатар, владыка земли,
Был сыном Юванашвы.

26 У Мандхатара родился сын —
Достославный Сусандхи,

У Сусандхи же было два сына:
Прасенаджит и Дхрувасандхи.

27 Дхрувасандхи имел сына,
Которого звали Бхарата,
А сиятельный царь Асита
Был сыном Бхараты.

28 У Аситы появились враги,
Домогающиеся его царства:
Хайхаи, таладжангхи

И могучие потомки Шашабинду.

29 Царь вступил с ними в битву,

Но, побежденный, был ими изгнан
И принужден уйти в Гималаи
Вместе с двумя супругами.

30 Подвластный закону времени,
Немощный Асита умер,

Как раз тогда, когда его женам
Предстояло разрешиться от бремени.

31 Одна из жен другой дала яд,
Чтоб извести плод в ее чреве,
Но случилось, что в это время
На одной из вершин Гималаев

32 Предавался аскезе сын Бхригу
Мудрец по имени Чьявана.
Лотосоокая жена Аситы,
Которую звали Калинди,

33 Почтила великого риши,
Богоподобного сына Бхригу,
Наделенного великой участью,
И обратилась к нему с мольбою

34 Даровать ей достойного сына.

И мудрец отвечал ей приветливо:

"В животе твоем, о благая,
Уже растет прекрасный сын.

35 Не печалься, лотосоокая!
Добродетельный, многомощный,
Сиятельный, он вскоре родится,
Но родится с ядом в крови —
тарой".

36 Царица, потерявшая мужа,
Но оставшаяся ему верной,
Почтила Чьявану и по его слову
Вскоре родила сына.

37 А поскольку другая жена пыталась
Извести сына Калинди ядом,
Новорожденный с ядом в крови
Был назван Сагарой — "С-ядом".

38 Сыном Сагары был Асаманьджа,
У Асаманьджи был сын Аншуман,
У Аншумана — сын Дилипа,

А у Дилипы — Бхагиратха.

39 Бхагиратха родил Какутстху,
Какутстха родил Рагху,
Сыном Рагху был Правриддха,
Известный по имени Калмашапада

40 И ставший пожирателем людей.
У Правриддхи родился Шанкхана,
Сыном Шанкханы был Сударшана,
А сыном Сударшаны — Агниварна.

41 У Агниварны был сын Шигхрага,
У Шигхраги — сын Мару,

У Мару — сын Прашушрука,
А у Прашушруки — Амбариша.

42 У Амбариши родился сын —
Великий государь Нахуша,
Сыном Нахуши был Яяти.
А у Яяти родился Набхага.

43 Сыном Набхаги был Аджа,
Сыном Аджи — Дашаратха,
А у Дашаратхи родились
Братья Рама и Лакшмана,

44 Отпрыски древнего рода,
Славные потомки Икшваку,
Мужественные, верные истине,
Беспорочные, добродетельные.

45 В жены Раме и Лакшмане
Я прошу, о лучший из царей,
Двух твоих дочерей — ты призван
Равное соединить с равным!»

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
семидесятая песнь «Книги о детстве».



Семьдесят первая песнь


1 Выслушав Васиштху, Джанака
Почтительно сложил ладони
И сказал мудрецу: «Благо тебе!
Я хочу рассказать о моем роде.

2 В день свадьбы, о лучший из мудрецов,
Подобает поведать о своем роде
Одному из его потомков.

Слушай же, многомудрый!

3 Был царь Ними, в трех мирах
Прославленный своими деяниями,
Олицетворение добродетели,
Лучший из живших на земле.

4 Сына его звали Митхи,

У Митхи был сын Джанака —
Первый Джанака в нашем роде,
А у Джанаки — сын Удавасу.

5 У Удавасу родился сын —
Добродетельный Нандивардхана,
Сыном же Нандивардханы

Был герой по имени Сукету.

6 Добродетельный, могучий Деварата
Был сыном Сукету,

А у царственного риши Сукету
Родился сын Брихадратха.

7 Могущественный герой Махавира
Был сыном Брихадратхи,

А сыном Махавиры — Судхрити,
Решительный и преданный истине.

8 У Судхрити был сын Дхриштакету,
Добродетельный и справедливый,

А у царственного риши Дхриштакету
Сыном был славный Харьяшва.

9 У Харьяшвы родился сын Мару,
У Мару — сын Пратиндхака,
Добродетельный Киртиратха
Был сыном Пратиндхаки.

10 У Киртиратхи родился сын
По имени Девамидха,
У Девамидхи был сын Вибудха,
У Вибудхи — сын Махидхрака.

11 Многосильный царь Киртирата
Был сыном Махидхраки,
А у царственного риши Киртираты
Родился сын Махароман.

12 У Махаромана родился сын —
Добродетельный царь Сварнароман,
А у царя Сварнаромана

Сыном был Храсвароман.

13 У этого знатока добродетели,
Великого духом государя,
Родились два сына: я — старший

И младший — мой брат Кушадхваджа.

14 Удалившись в лес, мой отец
Меня, старшего, помазал на царство
И оставил на моем попечении
Младшего брата Кушадхваджу.

15 А когда престарелый отец умер,
Я принял по долгу царское бремя
И с любовью заботился о брате,
Богоравном Кушадхвадже.

16 Но спустя какое-то время
Могучий царь Судханван,
Явившись из города Санкашьи,
Осадил с войском Митхилу.

17 Он потребовал уступить ему
Несравненный лук Шивы,
А также отдать ему в жены
Дочь мою — лотосоокую Ситу.

18 Я ответил ему отказом,
И тогда, о великий риши,
Он вызвал меня на битву,

Но был побежден и убит мною.

19 Убив, о лучший из мудрецов,
Владыку людей Судханвана,

Я помазал царем в Санкашье
Брата моего Кушадхваджу.
20 Вот он, мой младший брат,
Я же, великий мудрец, старший.
И теперь с радостью выдаю замуж
Двух дочерей, о бык среди риши:

21 Ситу — за Раму, Урмилу — за Лакшману;
Выдаю замуж богоравную Ситу,
Выкупленную силой, за Раму

И Урмилу выдаю за Лакшману.

22 Вот и в третий раз — благо тебе! —
Повторяю с великой радостью,
Чтобы не было никаких сомнений:
Я выдаю дочерей замуж!

23 О царь, прикажи, согласно обычаю,
Обрезать волосы Раме и Лакшмане
И после поминовения предков
Приступай к обряду свадьбы.

24 Сейчас луна — в созвездии Магха,
А на третий день, когда она будет
В созвездии Уттара Пхалгуни,
Соверши свадебную церемонию!
И пусть во славу Рамы и Лакшманы
Будут розданы щедрые дары!»

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Валъмики,
семьдесят первая песнь «Книги о детстве».



Семьдесят вторая песнь


1 На эти слова владыки Видехи,
Добродетельного царя Джанаки,
Отвечал с одобрения Васиштхи
Великий мудрец Вишвамитра:

2 «О государь! Два эти рода —
Потомков Икшваку и царей Видехи —
Несравненны и удивительны,

В мире нет им равных.

3 По красоте и добродетели
Удивительно схожи, о государь,
Царевичи Рама с Лакшманой

И царевны Сита с Урмилой.

4 Но выслушай, лучший из царей,
Слово, что я хочу сказать:

У твоего младшего брата
Добродетельного Кушадхваджи,

5 Сведущего в законе и долге,
Есть, государь, две дочери,
Обе красоты несравненной.
Их тоже следует выдать замуж.

6 Потому я хочу, о царь, посватать
Двух дочерей Кушадхваджи

За двух высоких духом царевичей —
За Бхарату и Шатругхну.

7 Все сыновья Дашаратхи
Одарены красотой и юностью,
Не уступая богам в мужестве,
Они подобны Хранителям мира.

8 Пусть отныне узы родства
Свяжут накрепко два рода:
Могущественный род Икшваку
И твой род, чистый в деяниях!»

9 Выслушав слово Вишвамитры,

Одобренное Васиштхой,

Джанака так отвечал мудрецам,

Почтительно сложив ладони:
10 «Думаю, счастлив тот род,

Который брачными узами

Вы, о быки среди мудрецов,

Свяжете с равным ему родом!
11 Благо вам! Пусть так и будет,

Пусть две дочери Кушадхваджи

Станут отныне супругами

Бхараты и Шатругхны!

12 Пусть, о великие мудрецы,
Четыре могучих царевича
Получат в один и тот же день
Четырех царевен в супруги!

13 Из двух дней, когда луна
Находится в созвездиях Пхалгуни,
Второй, под покровом Бхаги,
Мудрецы называют благим для свадьбы!»

14 Сказав это прекрасное слово,
Джанака встал и приветствовал,

Почтительно сложив руки,
Двух лучших из мудрецов:
15 «Я ученик ваш и выполнил
Главный долг моей жизни.
Сядьте в эти царские кресла,
О два быка среди мудрецов!

16 Отныне Айодхья — мой город,
А Митхила — город Дашаратхи!
Нет сомнений в вашем величии!
Делайте все, что сочтете нужным».

17 Так сказал государь Видехи,
И на это потомок Рагху,
Великий царь Дашаратха,
Обрадованный, ответил:

18 «Братья, владыки Митхилы!
Неисчислимы ваши достоинства.
Деяниями вашими возвеличены
Сонмы царей и риши.

19 Благо вам! Будьте счастливы!
А я ухожу во дворец,
Чтобы исполнить как положено
Обряд поминовения предков».

20 Простившись с царем Джанакой,
Достославный царь Дашаратха
Быстро ушел, и с ним ушли
Два Индры среди мудрецов.

21 Придя к себе, царь совершил
Жертвоприношение предкам,
А утром, на рассвете, исполнил
Обряд стрижки волос.

22 Во время обряда, по обычаю,
От имени своих сыновей

Он брахманам, каждому по заслугам,
Роздал сотни тысяч коров.

23 Четыреста тысяч молочных коров
С позолоченными рогами
Роздал царь, и с каждой — теленка
И ведро для молока из меди.

24 Да и многими другими дарами
Одарил Дашаратха брахманов,
Когда обрезали волосы
Любимым его сыновьям.

25 На церемонии стрижки волос
Он стоял, окруженный сынами,
Словно благой Праджапати
В окружении Хранителей мира.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
семьдесят вторая песнь «Книги о детстве».



Семьдесят третья песнь


1 Когда великий царь Дашаратха
Исполнял обряд стрижки волос,
В тот самый день в Митхилу
Прибыл доблестный Юдхаджит.

2 Сын государя Кекаи,
Дядя по матери Бхараты,
Встретив царя Дашаратху,
Пожелал ему благоденствия:

3 «Владыка Кекаи с любовью
Спрашивает тебя о здоровье
И сообщает о добром здравии
Всех, кому ты желаешь блага.

4 Великий царь хочет видеть
Сына моей сестры Бхарату.
Ради этого я явился

В Айодхью, о Индра среди царей.

5 Но, узнав, о владыка земли,
Что ты и твои сыновья
Отбыли из Айодхьи в Митхилу,
Дабы отпраздновать свадьбу,

6 Я поспешил приехать сюда
В надежде встретить племянника».
С радостью царь Дашаратха
Принял прибывшего гостя

7 И почтил радушным приемом
Юдхаджита, достойного почета.
Эту ночь провел Дашаратха

Со своими героями сыновьями,

8 А на следующий день, исполнив
Положенные утренние обряды,
Дашаратха со всеми риши
Направился к жертвенному алтарю.

9 В присутствии Васиштхи
И других великих риши
Раме и его братьям,
Одетым в праздничное платье,

10 В счастливый час повязали
На запястья свадебные браслеты.
А затем благой Васиштха
Пошел и сказал царю Видехи:

11 «Царь Дашаратха с сыновьями,
Надевшими свадебные браслеты,
Ожидает, о лучший из людей,
Тебя, государь, — отца невест.

12 Для отца невест и отца женихов
Приготовлено все что нужно.
Исполни же долг свой, государь,
Начни свадебную церемонию!»

13 На слова великого духом Васиштхи
Сиятельный царь Джанака,
Многославный и добродетельный,
Отвечал такими словами:

14 «Разве стоит у дверей страж?

Чьего указания ждет Дашаратха?

Разве колеблются в собственном доме?

Он, как и я, властелин царства.
15 Надев свадебные браслеты,

Блистая как жертвенный огонь,

К подножию свадебного алтаря

Уже пришли мои дочери.

16 И я стою рядом с ними,
Ожидая царя Дашаратху.
Нет никаких препятствий,
К чему же нам медлить!»

17 Услышав слова Джанаки,
Великий царь Дашаратха
Вошел в свадебную залу

С сыновьями и сонмом риши.
18 И тогда государь Видехи

Так сказал риши Васиштхе:

«Мудрый, вместе с другими риши

Делай то, что положено!
19 Начни свадебную церемонию

Любимого людьми Рамы!»

«Да будет так!» — отвечал Джанаке
Благой риши Васиштха.
20 Выйдя вперед с Вишвамитрой
И добродетельным Шатанандой,
Великий мудрец оросил водою
Середину свадебного алтаря.

21 Он украсил со всех сторон
Алтарь свежими цветами,
Уставил его золотыми кубками,
Расписными кувшинами с водою,

22 Сосудами, полными нектара,
Фиалами с благовониями,
Чашами в виде раковин,
Деревянными ковшами

23 И искусной выделки блюдами,
Полными жареного риса.
Затем великий мудрец Васиштха
Покрыл алтарь травой кушей,

24 Произнес священные заклинания
И под чтение ведийских гимнов
Возжег алтарный огонь,

На котором принес жертву.

25 Затем он подвел к алтарю
Ситу, блистающую украшениями,
И, когда он поставил Ситу
Лицом к лицу с потомком Рагху,

26 Царь Джанака сказал Раме,
Любимому сыну Каусальи:
«Вот Сита, моя дочь,

Теперь ваши судьбы нераздельны.

27 Благо тебе! Прими ее,
Возьми в свою руку ее руку!
Она будет верной тебе женой
И как тень следовать за тобою».

28 Так сказав, царь обрызгал Ситу
Водой, освященной гимнами.
«Прекрасно! Прекрасно!» — со всех сторон
Послышались крики богов и риши,

29 Прозвучал грохот барабанов,

И с неба посыпался дождь цветов.
Так, окропив освященной водой,
Джанака выдал Ситу замуж.

30 Затем царь, полный радости,
Подозвал Лакшману и сказал:
«Благо тебе! Подойди, Лакшмана,
Я отдаю тебе дочь Урмилу.

31 Прими ее, возьми за руку!

Да не будет здесь промедления!»
Сказав так, царь Джанака
Затем обратился к Бхарате:

32 «Возьми, о потомок Рагху,
В свою руку руку Мандави!»
И наконец владыка Митхилы
Сказал, добродетельный, Шатругхне:

33 «О мощнорукий, в свою руку
Возьми руку Шрутакирти!

Вы все прекрасны, потомки Какутстхи,
И верны обету добронравия;

34 Примите каждый свою жену,

И да не будет здесь промедления!»
Послушные слову Джанаки
И с одобрения Васиштхи

35 Четыре царевича коснулись
Руки каждой из царевен.

И обошли слева направо
Потомки Рагху и их жены

36 Жертвенный огонь и алтарь,
И царя, и великих риши.
Так, по обычаю и закону,
Прошла свадебная церемония.

37 А с неба, сияя, сыпался
Нескончаемый дождь цветов,
Гремели божественные барабаны,
Слышались звуки музыки,

38 Плясали сонмы апсар,
Нежно пели гандхарвы,
И свадьба потомков Рагху
Поистине казалась чудесной.

39 Под пение и под звуки
Гремящих на небе барабанов,
Царевичи трижды обошли
Алтарь и стали супругами.

40 Затем потомки Рагху с женами
Удалились в царский дворец,

И царь последовал за ними
Вместе с родичами и риши.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
семьдесят третья песнь «Книги о детстве».



Семьдесят четвертая песнь


1 Затем, когда минула ночь,
Великий мудрец Вишвамитра,
Простившись с обоими царями,
Удалился на Северную гору.

2 После ухода Вишвамитры
Царь Дашаратха попрощался

С владыкой Митхилы Джанакой
И тоже ушел в свой город.

3 Владыка Митхилы Джанака
Дал за своих дочерей
Бесценное приданое:
Сотни тысяч коров,

4 Одеяла из шерсти и льна,
Великое множество платья,
Вооруженных воинов

С конями, слонами и колесницами.

5 Сто придворных девушек,
Лучших слуг и служанок.
Золото,серебро, кораллы
И драгоценные камни

6 Дал счастливый царь Джанака
В приданое своим дочерям.
Наделив их щедрым приданым
И простившись с Дашаратхой,

7 Царь Джанака возвратился
К себе во дворец в Митхилу.

А добродетельный царь Дашаратха
С великими духом сынами,

8 Со всеми риши и войском
Направился в Айодхью.
Когда он, тигр среди людей,
Был в пути с сыновьями и риши,

9 Вдруг послышался в небе
Угрожающий клекот птиц,

А по земле слева направо
Кругами забегали звери.
10 Оглядевшись, тигр среди людей
Спросил мудреца Васиштху:
«Что за зловещий клекот птиц
И бег зверей по кругу?

11 От этого трепещет сердце

И приходит в смятение разум».
На это царю Дашаратхе
Великий риши Васиштха

12 Сказал медовое слово:
«Слушай, что это значит:
Зловещие крики птиц в небе
Поистине порождают страх,

13 Но этот бег зверей по кругу
Ободряет. Не нужно бояться!»
И только он это сказал,

Как внезапно задул ветер,

14 Затряслась под ногами земля,
Попадали могучие деревья,
Во мгле исчезли из виду
Солнце и стороны света,

15 Покрытое черной пылью,
Оцепенело могучее войско.
Казалось, все лишились чувств,
И только Васиштха и риши,

16 Царь и его сыновья
Сохраняли присутствие духа.
В этой кромешной тьме
Перед войском, покрытым пылью,

17 Царь увидел потомка Бхригу
Джамадагныо, подобного Бхиме,
С волосами, стянутыми в узел,
Грозного губителя кшатриев.

18 Он высился, будто Кайласа,
И ослеплял своим блеском,
Непереносимым для смертных,
Как огонь в день гибели мира.

19 На плече он держал топор,
А в руках — лук со стрелами,
Похожими на пучок молний,
Словно Шива, губитель Трипуры.

20 Увидев его, подобного Бхиме,
Сверкающего словно огонь,
Брахманы во главе с Васиштхой
Стали читать молитвы.

21 А мудрецы, сбившись в кучу,
Так говорили друг другу:

«Не хочет ли он за смерть отца
Вновь уничтожить варну кшатриев?

22 Однажды он утолил свой гнев,
Убив множество кшатриев.
Не намерен ли он снова
Приняться за их истребление?»

23 Так подумав и восклицая
Медовыми голосами: «О Рама!» —
Риши предложили воды
Потомку Бхригу, подобному Шиве.

24 Приняв эти знаки почета,
Оказанного ему риши,
Рама Джамадагнья сказал
Сыну Дашаратхи Раме:

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Валъмики,
семьдесят четвертая песнь «Книги о детстве».



Семьдесят пятая песнь


1 «О храбрый Рама, сын Дашаратхи!
Удивительна твоя сила.

Я уже слышал рассказ о том,
Как тобою был сломан лук Шивы.

2 Поистине невообразим
И чудесен твой подвиг.
Узнав о нем, я принес с собой
Другой несравненный лук.

3 На этом великом, грозном луке,
Принадлежавшем Джамадагни,
Попробуй натяни тетиву,
Докажи мне свою силу!

4 Если натянешь на нем тетиву,
Я, убедившись в твоей силе,
Вступлю с тобой в поединок,
Который прославит твое мужество».

5 Услышав эти слова,

Царь Дашаратха пришел в ужас
И, сложив в испуге ладони,
Почтительно сказал Джамадагнье:

6 «Ты, брахман, великий подвижник,
Уже утолил свой гнев на кшатриев.
Прошу тебя, не угрожай

Моим сыновьям: они еще дети.

7 Ты ведь рожден в роде Бхригу,
Верном ведийскому обету,

И ты обещал Тысячеглазому
Больше не поднимать оружия.

8 Посвятив себя добродетели,
Передав землю под власть Кашьяпы,
Ты удалился на гору Махендру

И там предался аскезе.
9 Отчего же, великий мудрец,

Ты хочешь нашей гибели?

Ведь, если будет убит Рама,

Мы все расстанемся с жизнью».
10 Однако эти слова Дашаратхи,

Казалось, не тронули слуха

Могущественного Джамадагньи,

И он снова сказал Раме:
11 «Есть два божественных лука,

Изготовленных Вишвакарманом,

Крепких, могучих, необоримых,

Почитаемых всеми мирами.

12 Один из них — Трехглазого Шивы,
Изготовленный для него богами,
Чтобы он уничтожил Трипуру,

Был сломан тобой, потомок Какутстхи.

13 Другой, несравненной мощи,
Верховные боги отдали Вишну.
О Рама, этот лук Вишну,
Губитель вражеских городов,

14 Столь же грозен, потомок Какутстхи.

Как и первый лук — лук Рудры.

Некогда боги спросили

У Великого Отца Брахмы,
15 Какой мощнее из двух луков:

Темношеего Шивы или Вишну?

И тогда по просьбе богов
Великий Отец Брахма,

16 Лучший из знатоков истины,
Вызвал вражду у Шивы с Вишну.
Из-за этой вражды между ними,
Желавшими победить друг друга,

17 Случилась великая битва,
Вздымающая волоски на теле.
Но Вишну презрительно цыкнул,
И на могучем луке Шивы

18 С грохотом лопнула тетива,

А сам Махадева лишился силы.
Тогда собрались все боги
С сонмами риши и чаранами,

19 И по их просьбе примирились
Великие боги Вишну и Шива.
Видя, что из-за мощи Вишну
Без тетивы остался лук Шивы,

20 Боги и сонмы риши признали
Из двух богов Вишну — первым.
Разгневался многославный Рудра
И отдал свой лук со стрелами

21 В руки владыки Видехи
Царственного риши Девараты.
Вишну же свой божественный лук,
Покоряющий вражеские города,

22 Вручил как дар на хранение
Потомку Бхригу — Ричике.

А сиятельный Ричика его отдал
Несравненному в деяниях сыну —

23 Моему отцу Джамадагни,
Герою, великому духом.
Когда мой отец сложил оружие
И вооружился силой аскезы,

24 Его коварно убил Арджуна,
Подвигнутый низкими помыслами.
Узнав о жестоком, предательском
Убийстве отца, я в ярости

Стал истреблять варну кшатриев
Поколение за поколением.

25 И, покорив всю землю,

Я отдал власть над нею, Рама,

Великому духом Кашьяпе
В вознаграждение за жертву,

26 А сам ушел на гору Махендру,
Чтобы предаться там аскезе.
Но, узнав, что сломан лук Шивы,
Я задумал встретиться с тобою.

27 Вот великий лук Вишну,
Доставшийся мне от предков.
По долгу кшатрия, о Рама,
Возьми этот лучший из луков

28 И наложи на него стрелу,
Покоряющую вражеские города.
Сделаешь это, потомок Какутстхи —
И я вступлю с тобой в поединок».

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
семьдесят пятая песнь «Книги о детстве».



Семьдесят шестая песнь


1 Выслушав Раму Джамадагныо,
Рама, сын Дашаратхи,

При отце сдержанный в речи,
Так отвечал потомку Бхригу:

2 «О брахман! Я наслышан
О тебе и твоих деяниях.

Хвала тебе: свой долг ты исполнил,
Отомстив за убийство отца.

3 Но меня ты низко ценишь,
Если почитаешь трусом,
Недостойным имени кшатрия.
Убедись сегодня в моей силе!»

4 Так сказав, разгневанный Рама,
Быстрый в своих решениях,
Взял из рук Джамадагньи
Божественный лук и стрелу.

5 Подняв этот лучший из луков
И возложив на него стрелу,
Разгневанный сын Дашаратхи
Сказал Раме Джамадагнье:

6 «Я чту тебя, ибо ты брахман,
Чту тебя ради Вишвамитры

И не хочу, поразив стрелой,
Лишить тебя жизни, о Рама.
7
Но лишу или способности двигаться,
Или несравненных миров,
Добытых силой твоей аскезы, —
Таково, о Рама, мое решение.

8 Эта божественная стрела Вишну,
Покоряющая вражеские города,
Никогда не разит впустую

И сокрушает гордыню и силу».

9 Узнав, что Рама натянул лук,
Со всех сторон сошлись боги

Во главе с Великим Отцом Брахмой.

А вместе с ними сонмы риши,
10 А также гандхарвы и апсары,

Сиддхи, чараны и киннары,

Якши, наги и ракшасы

Пришли увидеть великое чудо.
11 Когда Рама поднял лук Вишну,

Весь мир замер в страхе,

А Джамадагнья, глядя на Раму,

Утратил всю свою силу.
12 Силой Рамы лишенный силы,

Оцепенев в бессилии, Джамадагнья

Тихо и медленно сказал

Лотосоокому Рагхаве:
13 «Когда я некогда отдал

Землю во власть Кашьяпы,

Кашьяпа мне запретил

Жить в его владениях.
14 С тех пор, повинуясь слову гуру,

Я по ночам покидаю землю,

Ибо во всем, о потомок Какутстхи,

Я покорен воле Кашьяпы.
15 Потому, прошу тебя, не отнимай

У меня способности двигаться,

И я уйду, быстрый как мысль,

На Махендру, лучшую из гор.
16 Этой великой стрелой, о Рама,

Лиши меня несравненных миров,

Добытых силой моей аскезы.

И да не будет здесь промедления!

17 По тому, как согнул ты лук,

Я узнаю в тебе Непреходящего,

Губителя Мадху, Владыку богов!

Благо тебе, Сокрушитель недругов!
18 Смотри, все эти сонмы богов

Сошлись лицезреть тебя, Рама,

Того, чьи деяния непостижимы,

Кого нельзя победить в битве.
19 Я не вижу, потомок Какутстхи,

Ничего постыдного в том,

Что тебе, повелителю трех миров,

Я уступил в поединке.
20 Прошу тебя, Рама: верный долгу,

Пусти несравненную стрелу,

И я уйду, пораженный ею,

На Махендру, лучшую из гор».

21 Так сказал Джамадагнья Раме.
И тогда всемогущий Рама,
Славный сын Дашаратхи,
Спустил с тетивы стрелу,

22 Уничтожив миры, добытые
Джамадагньей силой аскезы.
Джамадагнья вскоре ушел
На Махендру, лучшую из гор.

23 И тогда очистились от тьмы
Все направления света,

А Раму, поднявшего оружие,
Восславили боги и сонмы риши.

24 Рама Джамадагнья почтил
Раму, сына Дашаратхи,
Обошел его слева направо

И направился в свою обитель.

Такова в «Рамаяне», прославленной первой поэме, сочиненной риши Вальмики,
семьдесят шестая песнь «Книги о детстве».



Семьдесят седьмая песнь


1 Рама Джамадагнья ушел,
И Рама, сын Дашаратхи,
С умиротворенным сердцем
Отдал лук безмерному Варуне.

2 Затем Рама выказал почтение
Риши во главе с Васиштхой,
И, видя отца еще в смущении,
Так сказал потомок Рагху:

3 «Рама Джамадагнья ушел.
Пусть под твоим водительством
Четырехчастное войско
Двинется дальше в Айодхью».

4 Услышав слова сына,
Царь Дашаратха ласково
Обнял потомка Рагху

И поцеловал его в голову.

5 Обрадованный известием
Об уходе Рамы Джамадагньи,
Царь подумал, что сын его
Словно бы заново родился.

6 По приказу царя войско
Быстро двинулось в столицу,
Всю в знаменах и флагах,
Оглашаемую пением фанфар.

7 И жители с радостными лицами
На улицах, усыпанных цветами,
Окропленных благовонной водою,
Благословляли царское возвращение.

8 Когда Дашаратха вступил в город,
Заполненный толпами людей,
Уже на окраине его встретили
Брахманы и горожане Айодхьи.

9 Могучий и славный царь
Вместе со славными сыновьями
Вошел в царский дворец,
Прекрасный, как гора в Гималаях.

10 Там счастливого государя
С любовью встретили родичи,
А царицы Каусалья, Сумитра,
И тонкостанная Кайкейи,

11 И все другие царские жены
Ласково приняли невесток.
Ситу, великую своей участью,
Ее прекрасную сестру Урмилу

12 И двух дочерей Кушадхваджи
Они осыпали благословениями,

Гостеприимно почтили дарами

И, одетых в шелковые платья,
13 Украшенных драгоценностями,

Проводили в дворцовое святилище.

Приняв знаки почета, четыре царевны

Сами почтили всех встречавших
14 И, уединившись с супругами,

Предались любовным утехам.

Чтя отца, сыны Дашаратхи,

Искусные, могучие воины,
15 Стали в радости жить в Айодхье

С любимыми женами и друзьями.

Спустя какое-то время царь

Сказал Бхарате, сыну Кайкейи:

16 «О сын мой, потомок Рагху,
Твой дядя по матери Юдхаджит,
Славный сын царя Кекаи,

Все еще здесь — в Айодхье.

17 Он хочет взять тебя, сынок,
Погостить у твоего деда».
Услышав сказанное Дашаратхой,
Бхарата, сын Кайкейи,

18 Изъявил готовность идти в Кекаю

Вместе с братом Шатругхной.

Герой простился с отцом,

С твердым в деяниях Рамой,
19 С матерями-царицами и ушел

В Кекаю вместе с Шатругхной.

Вскоре доблестный Юдхаджит

Вернулся к